Перейти к материалам
истории

Милиционеры и фельдшер валят на пол, полотенце, смоченное в нашатырном спирте, накладывают на лицо Дневниковые записи о советских вытрезвителях

Meduza
Задержанные в палате вытрезвителя в Москве, 1 января 1999 года
Задержанные в палате вытрезвителя в Москве, 1 января 1999 года
Владимир Веленгурин / ТАСС

В Совете Федерации предложили открыть в России вытрезвители и наделить полицию правом принудительно доставлять туда людей в состоянии алкогольного опьянения. Предполагается, что пребывание в них будут оплачивать сами граждане, но конкретный механизм взимания платы пока неизвестен. Первый «приют для опьяневших» был открыт в России еще в 1902 году, но широкое распространение вытрезвители получили в советское время. Стандартная процедура включала в себя медицинский осмотр, холодный душ и несколько часов сна на койках в общей комнате; за пребывание взималась плата. Нередко сотрудники милиции допускали насилие, а в годы застоя в вытрезвители иногда доставляли участников антиправительственных акций. «Медуза» собрала дневниковые записи о вытрезвителях, опубликованные проектом «Прожито».

Александр Дрейцер, медицинский работник, 51 год

13 августа 1941 года

В Орликовом переулке, в маленьком домике, помещается вытрезвитель. На улице темно, но шофер знает точно место, останавливает машину у дверей. С трудом ведем больного, он упирается, ругается, вступает в драку. Дежурные милиционеры и фельдшер, люди опытные, быстро его укрощают: валят на пол, полотенце, смоченное в нашатырном спирте, вкладывается в его шапку и накладывается на лицо. Дикий крик, но он уже наполовину укрощен. Передают его двум здоровенным женщинам-раздевальщицам. Те валят его на диван и раздевают догола в одну минуту. Сзади через голову сразу снимается одежда, причем в сторону откатывается несколько пуговиц. Потом втаскивают в прохладную ванну, моют мылом и мочалкой, вытирают и, покорного, ведут в спальню. Голый мужчина всегда смирнее одетого, чего нельзя сказать про женщин. В спальне я его осматриваю − повреждений нет, и через несколько минут он спит сном праведника рядом с товарищами по таким же подвигам. В первой комнате все его вещи и деньги переписывают и тщательно укладывают в мешок с номером, утром ему возвращают все вещи и деньги за вычетом 25-40 рублей − в зависимости от степени его буйства. В обмен взысканных денег ему выдается квитанция: за «медицинское обслуживание».

Исаак Минц, историк, 68 лет

26 октября 1964 года

У меня с английским языком не очень приятельские отношения <…> Я часто останавливаюсь перед предлогом, освежаю в голове свои знания предлогов и затем… делаю ошибку.

Не так давно я забежал в магазин, на витрине которого стояли бутылки, мне показалось, с водой, и спросил продавца, перепутав предлоги, нельзя ли тут выпить. Но у меня получилось: нельзя ли мне напиться до чертиков? Продавец сделал круглые глаза, но ответил: «Пожалуйста, сэр, но у нас нет вытрезвителя».

Юлия Нельская-Сидур, преподаватель, литератор, 32 года

27 сентября 1972 года

Эдик рассказал Диме, что Боря Хазанов участвовал в демонстрации у ливанского посольства, его загребли вместе со всеми в вытрезвитель. Там он познакомился с Андреем Дмитриевичем Сахаровым. Ни у кого не спросили даже документы, просто подержали и отпустили. Небывалый либерализм. Тем не менее, Боря качал права, требовал, чтобы ему объяснили, за что их взяли и почему. Сахаров его специально подождал, когда выходили, и похвалил. 

Георгий Елин, журналист, 25 лет

30 августа 1976 года

Ночное дежурство с реаниматологом Юрием Селеновым в оперативной хирургии 36-й больницы <…> Эта ночь оказалась спокойной. Под утро, проигрывая очередную партию, Селенов крикнул: «Я агонирую!» и предложил, если очень хочется «фактуры», спуститься в «Освенцим», то бишь приемник для травмированных алкашей (забавно, что в Склифе такое же помещение называется «Бухенвальд»). Однако отделу очерка «Молодой гвардии» чернуха не нужна. 

Марк Харитонов, писатель, поэт, переводчик, 43 года

26 марта 1981 года

Козельск. Рассказ, как в ресторан «Огонек» пришли газовщики отметить окончание работы. Они здесь прокладывали трассу и получили в расчет больше 1000. У ресторана их уже ждал «воронок». Всех отвезли в вытрезвитель, очнулись они без копейки. И милиция пригрозила, что, если будут жаловаться, они из Козельска не выберутся.

Анатолий Черняев, помощник Михаила Горбачева по международным делам, 63 года

18 мая 1985 года

В четверг Лигачев собирал всех заведующих и замов аппарата. Предупредил, что завтра будут опубликованы постановления и указы об алкоголизме и пьянстве (кажется, скоро будем отмечать 400-летие борьбы в России против пьянства: начал Борис Годунов) <…> Привел цифры: в год 107 000 коммунистов попадают в вытрезвители, комсомольцев — 370 000.