Перейти к материалам
истории

«Мы шли за снегом, постоянно перемещались, чтобы в кадр не попали наши следы» Актер Мадс Миккельсен и режиссер Джо Пенна — о фильме «Затерянные во льдах» (про то, как выжить в Арктике)

Источник: Meduza
Lionel Hahn / Abaca / Sipa USA / Vida Press

В прокат вышли «Затерянные во льдах» — фильм о попытке выжить в Арктике с Мадсом Миккельсеном в главной роли. Режиссер — бразильский дебютант Джо Пенна, изначально планировавший, что местом действия картины станет Марс. Кинокритик Егор Москвитин встретился в Каннах (где состоялась премьера фильма) с актером и с режиссером, чтобы обсудить, насколько были мучительны съемки, живой ли в кадре медведь и почему в итоге дело происходит не на Марсе.

— Здравствуйте!

Джо (по-русски): Здравствуйте, товарищ!

Мадс (по-русски): Добрый день!

— Ух ты! В следующий раз я выучу португальский…

Мадс: …и датский.

— Джо, это ваш дебют, но в нем уже есть Мадс Миккельсен. Как вы уговорили его сниматься?

Джо: Мадс получил мой сценарий, а потом мы говорили по скайпу — и я понял, что он абсолютно ясно осознает, чего я хочу. Для этой роли мне требовались от актера две вещи. Во-первых, выносливость. И я знал, что у Мадса не будет с этим проблем, ведь он танцор, силач, викинг. В общем, он сильнее, чем я в свои тридцать. Хотя старше в три раза (смеется)!

Мадс: Даже при том, что я курильщик.

Джо: Это самое возмутительное, да (смеется)! Но что важнее, Мадс показал мне, что многие реплики своего героя он может произнести вообще без слов — взглядом, улыбкой, дрогнувшим мускулом, незаметным движением. Это было именно то, что я искал.

— Я читал, что вы тогда проговорили по скайпу два часа. Вы дорабатывали сценарий вместе — можно сказать, что Мадс его соавтор?

Мадс: Нет, я не соавтор. Скорее я солдат этого сценария, который боролся за него вместе с Джо. У меня были идеи и предложения, Джо относился к ним предельно серьезно, но их было немного, потому что мне сразу понравилось то, что я читал. Уже потом, во время съемок, мы могли что-то вместе поменять, в зависимости от условий на площадке. Но вы не найдете меня в структуре этой истории, в ее ядре.

Иногда с актером бывает так: читаешь какой-то сценарий, очаровываешься его идеей, а потом понимаешь, что автор в какой-то момент свернул не туда. С этой историей такого не было. Мне понравился главный конфликт. Если бы рядом с героем не было героини, он бы даже не предпринял попытку спастись. Но именно из-за нее он может умереть.

— Вы с самого начала знали, выживет ваш герой или нет? Иногда режиссеры прячут последнюю страницу от актеров.

Мадс: У меня перед глазами всегда было несколько вариантов финала, которые в итоге слились во что-то неоднозначное. Мы никогда не планировали, чтобы зритель точно знал, чем все закончится.

— В одной сцене Мадс лежит напротив большого камня, который выглядит в точности как лежащий человек. Вы специально подбирали локации и места съемок, или это совпадение?

Джо: Мы это заметили, уже когда смотрели снятый материал! Какие-то места были настолько красивыми, что мы не могли пройти мимо и начинали снимать там. Порой по дороге на площадку мы останавливались, выходили из машины и снимали пейзажи — в итоге этот материал частично попал в фильм. Как-то мы пытались добраться до площадки, Мадс вышел из машины и сказал: «Смотрите, там такая красивая вьюга». Мы остановились и стали снимать. Если бы мы тогда ее проглядели, неизвестно, сколько еще дней нам пришлось бы ждать такой красоты.

Мадс: В этом прелесть работы с современным оборудованием. Джо мог просто сказать: «Отлично, достаем камеру, давайте снимать!» Раньше бы такое не получилось, пришлось бы распутывать кабели, напрягать кучу людей, все дела. А у нас был рок-н-ролл!

Armory Films / Pegasus Pictures / Union Entertainment Group

— Красота истории в том, что мы ничего не знаем о вашем персонаже. А вы придумали себе его предысторию? Как долго он там был? Кто был вторым пилотом? Мужчина или женщина? Как второй пилот умер?

Мадс: Да, мы это обсуждали в переписке по почте. Джо ответил мне на все вопросы: была ли у него семья, насколько большая. Мы говорили об этом, но в итоге поняли, что это не стоит оставлять в фильме. У нас не только открытый финал, но и открытая предыстория: вы сами гадаете, что это за человек, откуда он и что им движет, а я просто даю вам подсказки.

— Джо, у вас как минимум две короткометражных работы о космосе, научной фантастике. В фильме есть сцена в Арктике, в которой Мадс похож на астронавта, готового исследовать другую планету. Вдруг эта история родилась из ваших размышлений о космосе?

Джо: Не поверите, но изначально фильм назывался «На Марсе». Сюжет был такой же — только планета другая. Герой не замерзал, а не мог дышать. Но потом мой агент прочел ее и поинтересовался: «А ты в курсе, что выходит фильм „Марсианин“ с Мэттом Дэймоном?» Тогда я понял, что нужно менять планету.

Мадс: А какая могла быть командировка!

— А потом вышел фильм «Между нами горы» с Кейт Уинслет…

Джо: Да, он вышел как раз, когда мы заканчивали монтаж, мой продюсер отправил мне ссылку на него и сказал: «Кажется, у нас проблемы!» (смеется).

Мадс: И мы такие: «Что, опять? Только не это!»

Джо: Но потом я посмотрел «Между нами горы» и успокоился: это совершенно разные фильмы.

— Мадс, два года назад вы в одном интервью сказали, что все еще ищете свою идентичность на английском языке.

Мадс: Да, было такое.

— Вы нашли ее?

Мадс: Да, нашел, но она продолжает меняться. Смотрите, у меня есть датская идентичность, но в последние годы мне комфортнее играть на английском. При этом я понимаю, что я не часть этой семьи и никогда ей не стану, как бы мы ни сближались. В этом нет ничего плохого, просто актерам вроде меня лучше не забываться.

— Джо, Вернер Херцог по-настоящему мучил Кристиана Бэйла на съемках фильма «Спасительный рассвет». Вы такой же режиссер?

Джо: Специально — нет, мы все были в одинаковых условиях: нас всех мучил ветер, снег и дождь. При этом по сценарию дождя не должно было быть, но он все равно был (смеется). Потом мы превратили дождь в снег. Так что этого было вполне достаточно, чтобы Мадс вжился в шкуру героя. Дополнительно вернерхерцоговить его не пришлось.

Мадс: Вернерхерцоговить, хорошо звучит (смеется)!

— Вы на пресс-конференции сказали, что это был самый трудный опыт в вашей карьере. У вас есть какой-то ритуал, как вернуться после таких съемок к обычной жизни?

Мадс: Процесс восстановления не был долгим. Хотя я думал, что будет хуже, поскольку сильно похудел и плохо себя чувствовал. Но в целом я был в порядке. У меня быстрый обмен веществ и хорошая выносливость. Парочка солнечных деньков, немного хорошей еды — и я вернулся в прежнее состояние. Впрочем, условия на съемках были зверские, так что не буду делать вид, что скучаю по Арктике. Помню, как мы радовались, когда прыгнули в самолет и полетели домой.

— А как все это пережила съемочная группа? Должно быть, в Арктике сложно поменять сотрудников, если кто-то заболеет или решит взять выходной.

Джо: Вся съемочная группа была под стать Мадсу. Нам всем пригодились выносливость и вера в общее дело. Проблема была в том, что нам приходилось очень часто менять локации, чтобы в кадр не попадали наши же следы. Так что мы шли за снегом — постоянно перемещались, но никто не жаловался, все хотели, чтобы фильм получился максимально честным.

«Затерянные во льдах». Трейлер
iVideos

— Во время просмотра фильма у меня возникли ассоциации не с другими картинами, вроде «Выжившего», а с литературой — «Старик и море» Хемингуэя или «Белое безмолвие» Джека Лондона. Мадс, вы, когда готовитесь к роли, как-то защищаетесь от всех этих параллелей?

Мадс: Я сознательно стараюсь избегать похожих историй. Но это не касается тех случаев, когда фильм основан на книге — тогда я, конечно, читаю сначала сценарий, а потом — книгу. Но после этого я всегда немного расстраиваюсь. Бывает, что ты находишь в книге какие-то вещи, которые тебя вдохновляют на создание характера героя, или что-то, что можно добавить в образ персонажа, но обычно сценарий — моя Библия. Потому что в нем есть видение режиссера, а задача актера — воплотить это видение в жизнь.

Если я сам изучу тему, то буду потом лезть к режиссеру с ненужными советами: «А знаешь, в 1942 году было вот так…» Может, и было, но наша история должна остаться нашей! В этом фильме для меня было важно одно — чтобы выживание выглядело правдоподобно. Наша цель — показать, как человек ожил, когда в его жизни появился другой человек. Для меня это было самое главное. Чтобы это сделать, мне не нужно изучать какую-то дополнительную литературу.

— Вы общались с людьми, пережившими подобное?

Джо: Да, я разговаривал со специалистами по выживанию на Северном полярном круге, местными врачами, пилотами, человеком, который провел полгода в Арктике и еще полгода в Антарктике. К моему удивлению, он из Бразилии, как и я. Лично я не понимаю, зачем он это делает (смеется). У тебя должно быть что-то с головой, чтобы творить такие вещи.

Я вот еле выдержал два месяца. Мы хотели, чтобы в фильме все выглядело правдоподобно. Мадс доверился мне — один из нас должен был как следует покопаться в материале, чтобы у другого остался простор для фантазии. И это был я.

— Есть ли что-то особенное в этих людях? Вы сможете узнать такого человека в толпе?

Джо: Есть что-то необычное в нордических викингах. Они суровы. Хотя, если мы изучим Международный индекс счастья, то обнаружим, что жители Исландии и Дании — самые довольные жизнью. Это счастливые люди! И очень общительные, несмотря на расстояния, которые их подчас разделяют. А теперь представьте, как это жестоко: забрать у человека все это и поместить его в полном одиночестве в нечеловеческие условия. «Выживание, но не жизнь» — вот слоган нашего фильма, мы его даже написали на доске перед тем, как начать работать над картиной. Именно это произнес Мадс, когда мы с ним говорили по скайпу. Он сказал: «О, чудесная история о выживании, но не о жизни». В тот момент я понял: Мадс — тот, кто нужен. Наш герой!

— Вопрос не о «Затерянных во льдах». Мадс, знаете, в сети есть фанатский трейлер сериала «Ведьмак» от Netflix, смонтированный из ваших фильмов. Была даже целая петиция, чтобы вы сыграли главного героя… (на главную роль в «Ведьмаке» был назначен Генри Кавилл — прим. ред.)

Мадс: «Ведьмак»?

Джо: Да, там герой — вылитый ты.

Мадс: Это что-то чешское? Я слышал об этом.

— Это польское фэнтези, а сериал, возможно, будет таким же масштабным, как «Игра престолов». Так вы следили за этой историей?

Мадс: Я не особо сижу в социальных сетях, так что нужно, чтобы кто-то отправил мне этот ролик и рассказал обо всем поподробнее. Но если бы я там круто выглядел… (смеется)!

— То есть вы бы могли снова, как в «Ганнибале», посвятить себя долгоиграющему сериалу?

— А это уже другой вопрос. Не знаю. Не представляю, чтобы мог заниматься десять лет подряд одним и тем же. В моей жизни такого никогда не было. Несколько лет — возможно, но если сериал перестанет быть хорошим? Боже, я бы свихнулся (смеется)!

Мне нравится, что я могу сняться в голливудском фильме, потом наткнуться на Джо и уехать с ним в Арктику, а потом вообще какое-то время не работать и просто играть в теннис. Потом придумать что-то еще. Мне кажется, жизнь должна удивлять. Если бы мне пришлось есть одну и ту же еду каждый день, я бы впал в отчаяние очень быстро.

Джо: Даже если это арктический голец?

Мадс: Даже если это он (оба смеются; именно эту рыбу герой «Затерянных во льдах» ест на протяжении всего фильма — прим. ред.).

Michael Buckner / Deadline / REX / Vida Press 

— И к часто задаваемым вопросам: полярный медведь у вас нарисованный или настоящий?

Джо: Все только и спрашивают о нем! Ваша догадка?

— Думаю, что компьютерный.

Джо: Нет, настоящий! Точнее — настоящая: это она.

Мадс: А почему вы вообще так решили? Просто интересно, почему все так считают?

— Я подумал, что в Дании должны быть какие-то законы, запрещающие снимать в одной сцене Мадса Миккельсена и живых медведиц. Или, возможно, этого бы не допустил ваш агент. Вы же там прямо в одном кадре.

Мадс: Присмотритесь внимательнее: меня нет в кадре с ней (смеется)! Я видел самые крутые спецэффекты на свете, но уверяю вас, это не один из них.

Джо: К тому же съемки с настоящим медведем — это гораздо дешевле. Ее непредсказуемость сделала наш фильм еще драматичнее. Она там импровизирует: пытается вскарабкаться на камень, например.

Мадс: Стой, она правда хотела перебраться ко мне?

Джо: А ты и не заметил?

— И как вы с ней управлялись?

Мадс: Она была очень ревнивой.

Джо: О да. Меня сразу предупредили, что я не должен разговаривать с ее дрессировщиком — иначе она разозлится. Поэтому я просил о чем-то жену дрессировщика, она передавала мои слова мужу, а тот уже как-то договаривался со зверем. Такая вот ревнивая дама. Кстати, ей всего 22.

— В этом фильме у вас благородный герой, но чаще вас зовут играть инфернальных негодяев. Как за последние годы изменился диапазон сценариев, из которых вы выбираете?

Мадс: Я и раньше играл хороших парней, но мне все равно постоянно предлагают играть само зло, всех этих убийц, маньяков и людоедов. Не думаю, что что-то изменится, к тому же мне нравится и то, и другое. На самом деле, я только и могу, что надеяться, что кто-то, увидев очередной мой фильм, посмотрит на меня другими глазами. Как это сделал Джо. Я ведь понятия не имел, что он разглядит во мне такого героя. А ведь это мечта любого актера — всегда быть разным.

«Медуза». Работаем 24/7. И только в интересах читателей Нам срочно нужна ваша поддержка

Егор Москвитин