Перейти к материалам
партнерский материал

Это как обычная травля, только в интернете? Такое бывает только среди подростков? Важные вопросы про кибербуллинг

Meduza
Proshkin Aleksandr / Shutterstock.com

Россия пока не отличается высоким уровнем цифровой культуры: в прошлогоднем рейтинге Microsoft наша страна заняла 12-е место из 14. Это значит, что россияне плохо справляются с защитой персональных данных, а еще подвержены онлайн-рискам, в том числе кибербуллингу. Вместе с Тюменским государственным университетом разбираемся, что это такое: чем онлайн-травля отличается от обычной, кто находится в зоне риска и как можно себя защитить.

Что это вообще такое — кибербуллинг?

Кибербуллинг — общее название для разных способов психологического давления, агрессии или издевательств в интернете. Он может происходить на сайтах, в социальных сетях, чатах и форумах, в мессенджерах, по почте и даже СМС. Конечно, буллинг (или травля) существовал всегда, но с появлением соцсетей возможностей для общения — а значит, и для травли — стало больше. Раньше агрессия, как правило, не выходила за пределы коллектива, например школьного класса. Но в онлайн-травле может участвовать неограниченное число людей — интернет в той или иной степени доступен в большинстве стран мира.

То есть кибербуллинг — это когда кто-то оскорбляет тебя в интернете?

Не совсем. Если вас один раз оскорбили в комментариях в Facebook, это еще не кибербуллинг. Оскорбления можно считать травлей, когда они происходят систематически. Кибербуллинг бывает публичным (на сайтах, в соцсетях и общих чатах) и личным (в сообщениях, почте и мессенджерах). А еще он может принимать разные формы — к буллингу относят не только оскорбления, но и онлайн-сталкинг (то есть слежку в интернете), порноместь (это когда кто-то публично размещает ваши интимные фотографии без вашего согласия), распространение ложных слухов, создание фальшивых аккаунтов, постов и личных сообщений от имени другого человека. Угрозы и шантаж, аутинг (разглашение личной информации), сексуальные домогательства и вторжение в личное пространство через интернет — это тоже кибербуллинг. К последней категории относятся, например, фотографии гениталий, которые человек получает от малознакомых или вовсе незнакомых людей.

С кибербуллингом сталкиваются только подростки?

Не только. Во взрослом возрасте стать жертвой травли тоже можно. Например, согласно исследованию 2014 года, 40% взрослых пользователей интернета подвергались той или иной форме интернет-травли. Но подростки действительно находятся в зоне риска. У них не так много жизненного опыта, чтобы справиться с ситуацией агрессии (это бывает тяжело даже для взрослых), а еще они проводят больше времени в социальных сетях. Чаще других жертвами травли становятся подростки из уязвимых групп: представители этнических меньшинств и ЛГБТ, дети с инвалидностью и другими особенностями. Кстати, по данным Всемирной организации здравоохранения, Россия — лидер по кибербуллингу среди школьников: 8% одиннадцатилетних мальчиков и 11% их сверстниц на момент опроса сталкивались с травлей в интернете в последние пару месяцев.

Троллинг — это тоже буллинг? А как же свобода слова?

Да, систематический троллинг — одна из форм травли. Ведь тролли используют манипуляции, чтобы вызвать у жертвы негативную эмоциональную реакцию. Автор книги-исследования об интернет-троллях Уитни Филлипс утверждает, что для провокации тролли выбирают наиболее уязвимых людей: тех, кто эмоционально вовлечен в беседу и испытывает стресс. А в отчете «Репортеров без границ» троллинг называют новым способом цензуры: эксперты организации считают, что тролли не реализуют свою свободу слова и самовыражения, а ограничивают чужую. Впрочем, есть исследователи, которые однозначно считают троллинг негативным явлением, но при этом указывают на то, что он может быть социальным маркером. Например, по мнению культуролога Оксаны Мороз, тролли приходят только в злободневные дискуссии и таким образом обращают внимание интернет-сообщества на важные темы. Кроме того, считает Мороз, своим негативным примером тролли могут помочь участникам обсуждений вырабатывать нормы корректного общения.

Чем кибербуллинг отличается от обычной травли? Разве это не то же самое, только в интернете?

Не совсем, ведь кибербуллинг не ограничен во времени и пространстве. В жизни травля прекращается, когда человек уходит из школы или увольняется с работы, переезжает в другой город или просто оказывается у себя дома. А кибербуллинг может продолжаться в любом месте и в любое время суток — пока у жертвы есть подключенный к интернету смартфон или компьютер. Круг потенциальных агрессоров в онлайне тоже гораздо шире: атаковать могут абсолютно незнакомые люди, находящиеся за сотни километров от жертвы и не имеющие с ней никаких личных связей. Агрессор при этом может оставаться анонимным и ощущать полную безнаказанность. Например, в 2016 году пользователи анонимного сайта «Двач» с помощью программы FindFace нашли во «ВКонтакте» аккаунты российских девушек, снимавшихся в порно, и рассказали об этом их родственникам и друзьям. Причем технологии помогают не только искать, но и создавать «компромат»: агрессоры могут взламывать аккаунты жертв и воровать оттуда личную информацию (как, например, в случае со знаменитым сливом интимных фото знаменитостей c аккаунтов iCloud) или использовать программы для монтажа фейковых изображений.

Gorodenkoff / Shutterstock.com

Как кибербуллинг может повлиять на человека?

Последствия онлайн-травли не менее разрушительны, чем от преследования в реальности. Жертвы чувствуют беспомощность, отчаяние и постоянную тревогу, сталкиваются с депрессией и другими симптомами, которые могут проявляться всю жизнь. Организация «ООН-женщины» приравнивает влияние онлайн-буллинга к последствиям физического насилия и харассмента. Недавнее исследование показало, что у детей и молодых людей до 25 лет, столкнувшихся с кибербуллингом, в два раза чаще появляются суицидальные мысли и склонность к нанесению себе физических повреждений (то есть к селфхарму). Известны случаи, когда жертва кибербуллинга совершила суицид: так было с 15-летней канадкой Амандой Тодд в 2012 году. А UNICEF предупреждает, что психическим здоровьем рискуют не только жертвы, но и участники травли, а также те, кто просто наблюдает со стороны. Кибербуллинг может нанести не только психологические травмы, но и материальный ущерб. Например, публикация порочащей человека информации может привести к увольнению, а распространение ложных слухов о бизнесе — отпугнуть потенциальных клиентов.

Непубличный человек тоже может стать жертвой кибербуллинга?

Конечно. Хотя знаменитости, активисты, политики, журналисты и другие публичные люди чаще получают оскорбительные комментарии и угрозы. Основательница проекта поддержки ЛГБТ-подростков «Дети 404» Елена Климова даже превратила это в арт-проект: активистка завела во «ВКонтакте» альбом «Красивые люди и то, что они говорят». В нем она публикует оскорбительные цитаты людей на фоне жизнерадостных фотографий из их профилей. Однако жертвой кибербуллинга может стать любой — более того, совсем непубличный человек таким образом может «прославиться». Как британец Шон ОʼБрайен — он стал известен, когда пользователи сайта 4Chan высмеяли его танец, записанный на видео, и начали распространять оскорбительные мемы. Правда, потом в защиту «Танцующего человека» выступили знаменитости — они устроили для ОʼБрайена вечеринку и заодно собрали деньги на борьбу с травлей. 

Как защитить себя от кибертравли?

Это сложно. В России нет законов о кибербуллинге и полноценной статистики по разным его видам. Некоторые формы онлайн-травли подпадают под действие других законов: например, о клевете, оскорблении личности или доведении до самоубийства (эту статью ужесточили после дел о «группах смерти» в 2017 году) и под печально знаменитую 282-ю статью о «возбуждении ненависти либо вражды». Если действия агрессоров подпадают под КоАП или УК, можно пойти в полицию. Но шансы невелики: юристы «Команды 29» отмечают, что правоохранительные органы, как правило, не хотят заниматься расследованием случаев кибербуллинга. Теоретически добиться компенсации морального ущерба возможно, но для этого жертве нужно провести большую работу самостоятельно.

Есть универсальный совет в борьбе с цифровым насилием — «не кормить троллей», то есть игнорировать их сообщения. Еще можно сообщить об оскорбительном контенте или угрозах администраторам сайта, заблокировать тролля или закрыть свой аккаунт от посторонних людей. Специалисты также советуют сохранять доказательства — делать скриншоты сообщений и фейковых страниц: при необходимости их можно предъявить администрации платформы или в суде, даже если агрессор удалит оригинальные посты.

Взрослому человеку справиться с травлей проще. Но как защитить ребенка?

Полностью защититься от кибертравли невозможно — разве что вообще перестать пользоваться интернетом. Но предотвратить многие неприятные последствия поможет базовая цифровая грамотность. Стоит объяснить детям, что в интернете нужно общаться так же уважительно, как и офлайн, показать, как работают настройки конфиденциальности в соцсетях, и рассказать, что не стоит публиковать личные данные (например, номер телефона или домашний адрес) в открытом доступе. С подростками можно отдельно поговорить о секстинге и порномести: объяснить, что интимная переписка — это рискованно.

В России есть горячая линия «Дети онлайн» для детей и взрослых — туда можно сообщать о любых случаях цифрового насилия. Кроме того, в Facebook существует Центр предотвращения травли — там можно найти советы для учителей и родителей, которые беспокоятся за цифровую безопасность своих детей или подозревают, что их дети — инициаторы травли. По мнению специалистов платформы, главное, что могут сделать родители, — поддерживать с детьми доверительные отношения, чтобы ребенок мог обратиться к ним с любой своей проблемой. Также важно не обвинять ребенка в том, что он «спровоцировал» травлю. Следует объяснить ему, что жертвой буллинга может стать любой и это не делает человека плохим.

Изучением кибербуллинга занимаются во всем мире, в том числе и в России. Например, в начале октября Социально-гуманитарный институт при Тюменском государственном университете организовал конференцию «Насилие в цифровую эпоху». На ней онлайн-травлю и все, что с ней связано, обсудили исследователи и философы со всего мира. Материалы конференции можно посмотреть здесь. В 2018 году ТюмГУ впервые вошел в рейтинг лучших университетов стран БРИКС, который ежегодно составляет британская компания Quacquarelli Symonds. Сейчас университет активно выступает за создание межрегионального научно-образовательного центра, одним из направлений которого будут взаимоотношения человека, природы и технологий.