истории

«Другие рэперы говорят, что мы идем к вам на поклон, а для нас это — зашкварно» Жиган и Птаха обсудили в Госдуме, почему в России запрещают концерты. Мы записали, как это было

Meduza

6 декабря в Государственной думе России прошел круглый стол, посвященный отменам концертов рэп-исполнителей в российских городах. Встречу организовал молодежный парламент при Госдуме, из артистов на нее позвали рэперов Романа Чумакова (известного как Жиган) и Давида Нуриева (Птаха), чьи концерты, впрочем, не отменяли. Кроме того, на круглый стол пришли депутаты Госдумы от ЛДПР и «Единой России» и представитель управления наркоконтроля МВД. Меньше чем за час стало очевидно, что диалога не получится. «Медуза» записала, как проходил круглый стол.

В кавычках приведены точные цитаты, остальные фразы являются пересказом того, что было сказано на круглом столе.

В небольшом зале на седьмом этаже здания Госдумы стоит овальный стол, с одной его стороны — места для депутатов и членов молодежного парламента, с другой — для рэперов и видеоблогеров.

Репортер телеканала «Пятница»:

(Громко, на камеру) «Итак, у нас с одной стороны сидят рэперы, с другой — власть; будем батлиться!»

Рэпер Жиган:

«Кто пустил сюда этого веселого парня? Смотри, как бы тебя самого не забатлили! А вообще у нас тут диалог будет».

Репортер «Пятницы»:

«Ну вот, меня задиссили еще до начала».

Председатель молодежного парламента при ГД Мария Воропаева:

Простите, что мероприятие задержалось. Понимаю, что вам, рэперам, было непросто сесть с нами за один стол. Заинтересованные стороны будут присоединяться по ходу разговора (несколько кресел пустуют). Тут нет артистов, чьи концерты отменяют, но у нас есть документы, из-за которых это происходило.

Концерты отменяют по трем причинам. Во-первых, обращения правоохранительных или других органов, например детских омбудсменов. Есть еще родительские сообщества. «Мы проанализировали социальную сеть „ВКонтакте“. В одной из групп, где более 160 тысяч подписчиков, выпущена инструкция, как сорвать концерт популярного рэп-исполнителя». Кстати, мы в соцсетях получили разнос за то, что вообще пригласили вас сюда.

Жиган:

«Мы тоже получили разнос».

Воропаева:

Во-вторых, концерты отменяют из-за отключения света. «Некоторые связывают это с недобросовестной конкуренцией». В-третьих — из-за угроз: например, концерт Элджея отменился, потому что в соцсетях его призывали убить.

Глава организации «Независимая молодежь» Александр Солонкин:

«Птаха и Жиган пришли на свой страх и риск, их уже троллят в интернете. Вам — большое уважение». Проблема с отменами есть. Есть и другая — расслоение молодежи по экономическому признаку. Теперь ликбез. Хип-хоп развивается в России с 1995 года. В 2000-х годах были особенно устойчивы именно представители старой школы хип-хопа.

Рэпер Птаха:

«Это что значит?»

Солонкин:

Птаха и Жиган — матерые артисты из старой школы; там придерживались фундаментальных принципов и говорили про саму рэп-культуру. Так называемые фрешмены, представители новой школы, пропагандируют наркотики, алкоголь и секс. Многие артисты — аполитичны, а Хаски после освобождения в своем интервью поблагодарил «определенные ресурсы, которые у нас являются запрещенными». Все стало очень политизированно.

Заходит депутат Госдумы от фракции ЛДПР, глава думского комитета по физкультуре и делам молодежи Михаил Дегтярев.

Воропаева:

Кстати, мы в молодежном парламенте не занимаем ничью сторону. Как мама скажу, что некоторые песни рэперов — «опасный контент». Но надо искать другие способы оградить детей от него. А Птахе — спасибо, что помог организовать круглый стол.

Птаха:

(Говорит очень сипло, потому что сорвал голос на концерте.) «Мы сюда пришли не послушать и поговорить, нам интересно решение вопроса. Другие рэперы говорят, что мы идем к вам на поклон, а для нас это зашкварно». Мы пришли узнать причины незаконных действий «властей всех мастей», которые отменяют концерты рэперов. Кстати, статья 282 УК РФ — это цензура, я сам по этой статье был осужден. Какие-то эксперты, не занимающиеся музыкой, находят в песнях смыслы, которых там нет. Музыканты занимаются творчеством, если они начнут задумываться, как дети проинтерпретируют их слова, — творчество кончится. Детей нужно воспитывать, а у нас в стране «нет идеологии и морального образования», поэтому молодежь разлагается. Так что это вы виноваты, а не мы. «Почему вы обвиняете нас в том, что сами не смогли сделать?»

Дегтярев:

Мы в ЛДПР тоже считаем, что статья 282 УК РФ неправильная. Ее коммунисты ввели. Я про это говорил, еще когда в мэры Москвы баллотировался. А почему вы спрашиваете у нас про местные власти? Каждый из нас будет отвечать только за себя. «И вы тоже будете отвечать за свои поступки. Перед законом и перед Господом». Еще важно задавать вопросы и себе самому. Я люблю рэп, интересная часть нашей культуры. Вот Высоцкий сделал из субкультуры — культуру, и теперь его именем назовут аэропорт. «Назовут ли вашим именем аэропорт? Покажет время». Моя позиция — надо соблюдать закон. А узнать, почему в регионах отменяют концерты, у вас здесь не получится.

Птаха:

(Обращается к Жигану.) «Зачем мы тогда сюда пришли?»

Дегтярев:

Вопросы задать, про вас же СМИ напишут. Надо соблюдать закон. Процитирую Есенина: «Не тужи, дорогой, и не ахай. Жизнь держи, как коня, за узду. Посылай всех и каждого… запикано. Чтоб тебя не послали… запикано». Дома мы можем такое декламировать, а на концертах — нет. А еще надо заниматься спортом. «А Наричу подарим Конституцию!»

Птаха:

Я Нуриев. А вопросы мы задаем, потому что здесь работают люди, которые должны контролировать местную власть.

Жиган:

Стихотворение Есенина классное. У Лепса тоже есть классные, про рюмку водки на столе. «Но не помню ни одной отмены концерта этого замечательного исполнителя, хотя пропаганда алкоголизма налицо, хотя песня хорошая». Зато когда молодые ребята собирают полные залы, сразу появляются люди, которым не нравится, что они поют про алкоголь. Мне не нравится Хаски, но у него нет пропаганды наркотиков. «Закрывать человека на 12 суток по непонятным причинам — ересь». Будете запрещать рэп — он станет культовым. Лучше идите на компромиссы, поддержите молодых исполнителей. «Лучшая поддержка — не ставить палки в колеса».

Жиган и Птаха в Госдуме
Meduza

Начальник управления межведомственного взаимодействия управления наркоконтроля МВД полковник Виталий Хмельницкий:

Истина — посредине. Все должно быть в рамках. Новые музыкальные течения — это безопасно, «если они не затрагивают пропаганду секса, насилия и наркотиков». Эти темы вызывают беспокойство. Рэп рассчитан на молодежь, и она утрачивает нравственные ценности. Вот Элджей пропагандирует экстази, «Газгольдер» — наркотики. Отмена концертов — «крайняя и оправданная мера». Я сам как-то пытался запретить сайт «Кровостока», но «это не цензура, а охранение нравственных ценностей». И вообще нужно запрещать выступать тем, кто нарушает законы повторно, и проводить побольше лингвистических экспертиз.

Птаха:

(Путано и сбивчиво.) «Я что-то не понял… Стоп-стоп-стоп. Вы реально считаете, что если запрещать сайты артистов, запрещать творчество — вы так сохраните нравственность в стране?!» Вы детьми со школы не занимаетесь, на улицах каждая собака знает, где наркотики достать, а вы собираетесь запретить Элджея!

Хмельницкий:

Я просто сказал свое мнение — как представитель ведомства. Те, кто слушает ваше творчество, должны быть ориентированы на что-то хорошее и прекрасное, а не на наркотики.

Жиган:

Мне самому Элджей не нравится, обложка его последнего альбома — «полная шляпа». Я и своих детей постараюсь оградить от его музыки. Но если вы будете запрещать его концерты — он станет популярнее!

Дегтярев:

(Поднимается, собирается уходить.) Мне пора. Мы с вами идеологические сторонники. Ну а с полиции вы что спрашиваете — у них же функция такая, преступников ловить.

Дегтярев уходит. Почти одновременно с ним уходит депутат из «Единой России», сказавший до этого несколько общих фраз.

Воропаева:

Давайте дадим слово самому молодому депутату — Василию Власову.

Власов:

Да ведь мы уже пришли к консенсусу! Давайте сотрудничать! Если у вас отменяют концерты — просто обращайтесь к нам, депутатам!

Птаха:

Мы не можем к вам обратиться по субкультурным соображениям.

Власов:

Как же так? Но ведь тогда концерты будут дальше отменять!

Птаха:

Мы не хотим бегать к вам по каждому случаю. Мы хотим, чтобы таких случаев не было в будущем. И вообще, если надо, мы начнем бесплатные концерты на улицах давать.

Воропаева:

Многих возмущает, что рэперы выставляют слишком низкий возрастной ценз на концерты — 12+. «Готовы ли рэперы ставить 18+?»

Жиган:

Разговор зашел ни о чем. Посмотрите, народ уходит (в помещении и правда стало гораздо меньше журналистов, чем вначале). Кто-то из участников не пришел, кто-то ушел. «Мне не о чем разговаривать; я пошел». (Птахе.) «Ни о чем разговор, братан. Можно еще 20 лет это все тележить».

Жиган уходит. Половина стульев за столами выступающих пустует. Беседа между оставшимися участниками продолжается еще 50 минут. В конце Воропаева обещает подготовить запрос в Генпрокуратуру по каждому случаю отмены концертов.

Записал Евгений Берг