истории

«Наш план — путем забастовок добиться отмены ЕГЭ» Школьник из Петербурга — о попытке создать профсоюз учеников

Meduza
Александр Кряжев / Sputnik / Scanpix / LETA

Активист межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Андрей Демидов 3 декабря написал в фейсбуке, что десятиклассник из Санкт-Петербурга попытался создать в своей гимназии профсоюз учеников. Администрация, узнав об этом, стала угрожать ему исключением из школы и расправой со стороны правоохранительных органов. Имя школьника — Леонид Шайдуров. «Медуза» побеседовала с ним и узнала, почему он решил создать профсоюз и чего будет добиваться.

Леонид Шайдуров

Я учусь в десятом классе гимназии № 622. Этой осенью я много читал о том, как устроены студенческие профсоюзы в США, как они борются за свои права. К примеру, они добились того, что студентам позволяют практически бесплатно питаться в столовых, а преподаватели и администрация вузов стала проще относиться к их внешнему виду.

Я очень вдохновился и мне пришла идея создать профсоюз в таком социальном институте как школа. С середины осени я стал агитировать ребят из своей школы объединиться и стать членами нашего профсоюза. Я рассказывал им об американском опыте, что такое структура профсоюза в нашей организации, о методах профсоюзной борьбы и о том, чего можно добиться, и как неправильно заниматься соглашательством в отношении администрации. После месяца неформальных встреч, общения, моих рассказов ребятам, участников профсоюза уже стало не пять, а 170. Мы решили, что нужно бороться радикальными мерами, но с холодной головой.

Мы с соратниками обозначили для себя программу-минимум. В первую очередь мы решили добиться выполнения трех пунктов. Прежде всего, мы хотим избавиться от нарушений регламента проверки знаний: по-нашему, в день может быть до трех контрольных работ, не больше. Во-вторых, мы хотели бы, чтобы учителя проще относились к нашему внешнему виду и не мешали бы самовыражаться через цвет волос или украшения. При этом мы не против школьной формы, которая у нас регламентирована в гимназии, но хотим, чтобы учителя, в свою очередь, не доходили до абсурда и не запрещали нам все на свете, что просто им субъективно кажется некрасивым. В-третьих, мы хотели упразднить совет старост, который есть в нашей и некоторых других школах. Потому что совет старост состоит из тихих, спокойных девочек и мальчиков, которых выбирает администрация школы. Проблем у школьников много, но совет старост их решением не занимается. Как-то я пришел на их собрание, они решали, как мы будем встречать Новый год, а озвученные мной проблемы проигнорировали. Я думаю, совет старост изжил себя и больше не удовлетворяет наши потребности. Нужно отказаться от него и построить эту систему в школе на самоуправлении учеников.

А вообще, наш план-максимум — путем забастовок добиться отмены ЕГЭ. Мы хотим перевести этот вопрос на забастовочный уровень внутри нашей школы.

14 ноября мы решили провести неформальную встречу все вместе с моими соратниками и встретились на футбольном поле около школы. Всего нас было человек 25 — узкий круг лиц, на которых я мог положиться. Директор гимназии увидела нас из окна своего кабинета. На следующий день она вызвала меня, сказала, что уверена, что это был «протестный митинг», стала запугивать психбольницей, прокуратурой, говорила, что я «недолидер». После этого она стала вызывать меня в свой кабинет почти каждый день и запугивала.

При этом она не знала, кто именно в гимназии были моими сторонниками. Поэтому она вызывала наугад старшеклассников нашей школы и говорила им, чтобы они держались от меня подальше, потому что я экстремист. Мне она бесконечно угрожала исключением из школы, прокуратурой, но никаких оснований, почему бы им мной заняться, не называла. Но часто говорила, что боится, что ее уволят.

Мне кажется, важно в наше движение привлекать и учителей, разъяснять им все, потому что они не привыкли или отвыкли бороться. Со стороны кажется, что учителя воспринимают профсоюз просто как организацию, которая выдает их детям бесплатные билеты в цирк и подарки к Новому году.

Не знаю, во что это выльется, но сейчас я уверен, что даже если меня исключат из гимназии, я продолжу свою борьбу за создание школьного профсоюза. В будущем я буду либо учителем истории и обществознания, либо инженером-технологом в пищевой промышленности.

В приемной директора гимназии № 622 сказали, что директор отказывается комментировать ситуацию, но заверили, что исключать Шайдурова не собираются. Пресс-служба администрации Выборгского района в день публикации этого материала оказалась недоступна для комментариев.

С Леонидом Шайдуровым беседовала Ирина Кравцова