Перейти к материалам
разбор

ЕСПЧ впервые признал политический мотив в преследовании Навального российскими властями. Это очень редкое решение

Meduza
Patrick Seeger / EPA / Scanpix / LETA

Алексей Навальный выиграл у российских властей очередное дело в Европейском суде по правам человека. Большая палата не только подтвердила решение, принятое судьями ЕСПЧ в феврале 2017 года, но и указала на политические мотивы преследования российского оппозиционера. Суд признал, что Россия нарушила 18 статью Европейской конвенции по правам человека — «пределы использования ограничений в отношении прав». Эта статья используется ЕСПЧ чрезвычайно редко.

У статьи 18 непонятная формулировка. Вот короткое объяснение

«Ограничения, допускаемые в настоящей Конвенции в отношении указанных прав и свобод, не должны применяться для иных целей, нежели те, для которых они были предусмотрены».

Европейская конвенция предусматривает законные ограничения для многих прав и свобод. К примеру, в определенных случаях она признает право государства арестовать или посадить человека в тюрьму по решению суда. Но если представители власти пытаются достигнуть с помощью законного ограничения скрытой цели (например, устранения конкурента), государство нарушает конвенцию.

Государство не может нарушить только 18-ю статью: оно может сделать это только одновременно с нарушением какой-то другой статьи конвенции. Например, как в случае с Навальным, при нарушении права на свободу и личную неприкосновенность (статья 5) и права на свободу собраний и объединений (статья 11).

Эта статья должна была защищать от тоталитаризма

При разработке конвенции в середине XX века эту статью включили для борьбы со злоупотреблением властью, особенно в отношении политических оппонентов. Идея в том, чтобы власти не могли ограничить права оппозиции под предлогом защиты общественных интересов. Авторы 18-й статьи говорили в первую очередь об угрозе тоталитаризма. Один из них так объяснял ее цель: «На мой взгляд, мы должны бояться сегодня не того, что тоталитаризм захватит власть силой, а того, что тоталитаризм попытается закрепиться у власти путем псевдозаконности».

ЕСПЧ очень редко признавал нарушение этой статьи

По подсчетам Российского агентства правовой и судебной информации, к октябрю 2017 года ЕСПЧ удовлетворил лишь пять из двухсот жалоб на нарушение 18-й статьи. Во всех пяти делах заявители выиграли у страны бывшего СССР: России, Молдавии, Украины и Азербайджана.

  • 🇷🇺 Владимир Гусинский (2004)
  • 🇲🇩 Михаил Чеботари (2007)
  • 🇺🇦 Юрий Луценко (2012)
  • 🇺🇦 Юлия Тимошенко (2013)
  • 🇦🇿 Ильгар Мамедов (2014)

Заявители, как правило, жаловались на преследования по политическим мотивам. Но ЕСПЧ многим отказывал, даже если признавал нарушения других прав. Так произошло с фигурантами «Болотного дела» (Андреем Барабановым, Алексеем Полиховичем, Степаном Зиминым, Леонидом Ковязиным и Денисом Луцкевичем), дела «ЮКОСа» (Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым), дела «Кировлеса» (Алексеем Навальным и Петром Офицеровым) и дела «Ив Роше» (Алексеем и Олегом Навальными).

Все дело в презумпции добросовестности государств

Бремя доказывания нарушения 18-й статьи лежит на истце. Он должен представить суду неоспоримые доказательства наличия скрытого мотива в действиях властей. ЕСПЧ по умолчанию считает, что страны добросовестно выполняют конвенцию и не имеют злого умысла. Доказать обратное часто очень трудно, но есть исключения.

Так, в деле Гусинского доказательством скрытых целей стал договор, который подписал министр печати Михаил Лесин. Соглашение предусматривало прекращение уголовного преследования Гусинского в обмен на продажу «Газпрому» акций «Медиа-моста».

Навальному помогло дело бывшего соратника Михаила Саакашвили

Решение по делу бывшего главы МВД и премьер-министра Вано Мерабишвили было принято в ноябре 2017 года Большой палатой с минимальным перевесом — в один голос (9:8). Это постановление стало первым решением, где разъяснялись особенности применения 18-й статьи, потому что именно Большая палата имеет право толковать положения конвенции.

Суд облегчил позицию заявителей. Теперь государство-ответчик должно предоставлять доказательства, находящиеся в его эксклюзивном распоряжении. А суд может трактовать отказ государства предоставить такие доказательства как подтверждение слов заявителя. Кроме того, судьи могут учитывать косвенные доказательства и контекст событий.

В решении по делу Навального Большая палата ссылалась на трактовки из дела Мерабишвили. Хотя пять судей, выступивших с особым мнением (в том числе российский судья Дмитрий Дедов), назвали такие отсылки ошибочными.

Даже когда ЕСПЧ признавал нарушение 18-й статьи, он не находил политических мотивов

Выиграв в 2013 году дело против Украины, Юлия Тимошенко попыталась представить решение ЕСПЧ как признание политического преследования. Арест политика в августе 2011 года якобы должен был помешать ей принять участие в парламентских выборах. Но представитель ЕСПЧ опроверг признание политического мотива. Тимошенко арестовали, чтобы наказать за неуважение к суду — и это было признано нарушением конвенции.

ЕСПЧ не нашел политического мотива и в деле Владимира Гусинского.

В случае Навального признан именно политический мотив нарушения

Большая палата решила, что с каждым разом предлоги для задержаний Навального становились все более неправдоподобными. А в двух случаях у них не было никакой оправданной цели, кроме политического преследования. Это были задержания во время одиночного пикета около здания Следственного комитета России 27 октября 2012 года и около здания Замоскворецкого суда в день оглашение приговора по «Болотному делу» — 24 февраля 2014 года. В обоих случаях Навальный не был лидером протестных акций. Его забирали просто как известного оппозиционного политика.

Кроме того, суд обратил внимание на ужесточение порядка проведения публичных мероприятий и ответственности за его нарушение (вплоть до уголовной), а также попытки властей взять под контроль политическую активность оппозиции.

Денис Дмитриев