истории

США и Саудовская Аравия сблизились при Трампе и принце Мухаммаде. Убийство журналиста в консульстве в Стамбуле может все изменить

Meduza
Сотрудники турецких правоохранительных органов у консульства Саудовской Аравии в Стамбуле. 15 октября 2018 года
Сотрудники турецких правоохранительных органов у консульства Саудовской Аравии в Стамбуле. 15 октября 2018 года
Bulent Kilic / AFP / Scanpix / LE

2 октября после визита в консульство Саудовской Аравии в Стамбуле пропал журналист Джамаль Хашогджи, сотрудничавший с The Washington Post и открыто критиковавший политику наследного принца Мухаммада бин Салмана. Турецкие и американские СМИ утверждают, что Хашогджи убили на территории консульства, а от его тела избавились; из-за этих подозрений от сотрудничества с Эр-Риядом уже отказываются крупнейшие западные компании. Арабист Марианна Беленькая в статье для сайта Московского центра Карнеги пишет о том, кто может стоять за убийством журналиста и как «дело Хашогджи» может отразиться на отношениях США и Саудовской Аравии, сблизившихся при Дональде Трампе и принце Мухаммаде.

Непростым испытанием для американо-саудовских отношений стало дело об исчезновении и вероятном убийстве в Турции саудовского журналиста Джамаля Хашогджи, известного своей критикой наследного принца Саудовской Аравии Мухаммада бин Салмана. Вызов брошен и самому саудовскому принцу, старательно выстраивающему образ реформатора, который выводит королевство из Средневековья в XXI век. Этот образ никак не сочетается с новостями о жестоком убийстве журналиста и расчленении его тела на территории чужого государства.

Если до сих пор в США и многих других странах закрывали глаза на сообщения об арестах саудовских правозащитников, делая ставку на глобальные изменения в королевстве — реформы в экономике и общественной жизни, то историю колумниста The Washington Post высокопоставленным политикам и бизнесменам, тесно сотрудничающим с Эр-Риядом, проигнорировать слишком трудно.

Западные компании и медиакорпорации одна за другой отказываются от участия в крупном саудовском инвестиционном форуме Future Investment Initiative, известном как «Давос в пустыне». Мероприятие должно состояться 23–25 октября. Американские сенаторы требуют от президента США Дональда Трампа рассмотреть в течение 120 дней возможность введения санкций против Саудовской Аравии в соответствии с «Глобальным актом Магнитского». К санкциям может присоединиться и Великобритания. На фоне угрозы санкций цены на нефть растут, а акции компаний, связанных с Саудовской Аравией, падают.

Свой среди своих

Дело об исчезновении Джамаля Хашогджи оказалось слишком громким. Он не один из десятков арестованных в Саудовской Аравии правозащитников, чьи имена мало кто знает, а известный журналист с мировым именем. Последний год после добровольно-вынужденного отъезда из Саудовской Аравии он писал для The Washington Post, у него влиятельные друзья и покровители — медиамагнаты, политики, сотрудники спецслужб.

Сам Хашогджи не считал себя оппозиционным журналистом, вся его карьера связана с королевской семьей Саудовской Аравии. Славу журналисту принесли его интервью с Осамой бин Ладеном. В начале карьеры он освещал конфликты в Афганистане, Судане, Алжире. Его контакты с «Аль-Каедой» и талибами были бы невозможны без одобрения и опеки саудовской разведки, которой руководил принц Турки ибн Фейсал.

В 2005–2007 годах, десятилетия спустя, когда принц стал послом Саудовской Аравии в Вашингтоне, Хашогджи назначили его медиасоветником. Журналист также занимал пост заместителя главного редактора англоязычной саудовской газеты Arab News, дважды возглавлял газету «Аль-Ватан», при этом дважды его отправляли в отставку за либеральные взгляды. Впрочем, как пишет главный редактор издания The Middle East Eye Дэвид Херст, много лет друживший с Хашогджи, его критика властей королевства всегда была «нюансирована».

По сути Хашогджи был рупором саудовских элит, которые сами хотели перемен. И во многом эти перемены начались с назначением наследником престола принца Мухаммада бин Салмана. Но Хашогджи не нравился авторитарный стиль наследника, он считал молодого принца авантюристом, который приведет страну к хаосу и разорению. В итоге Хашогджи отстранили от всех медиаресурсов и запретили комментировать политику королевства в СМИ.

Джамаль Хашогджи, декабрь 2014 года
Джамаль Хашогджи, декабрь 2014 года
Mohammed Al-Shaikh / AFP / Scanpix / LETA

Все это совпало с избранием Дональда Трампа на пост президента США и резким сближением между Эр-Риядом и Вашингтоном. Хашогджи открыто критиковал политику Трампа. Кроме того, он был близок к министру внутренних дел Мухаммеду бен Наифу Аль Сауду, который до июня 2017 года был наследным принцем Саудовской Аравии, а после того, как король Салман решил сделать наследником своего сына, был вынужден уйти в отставку.

Тогда Хашогджи покинул страну. И, как утверждают его друзья, отказывался возвращаться, несмотря на все посулы саудовских властей предоставить ему хорошую должность. Для молодого принца возвращение Хашогджи, пользующегося огромным влиянием среди западных СМИ и элиты, могло бы стать серьезным имиджевым подспорьем. Но вышло наоборот.

Трамп угрожает, но сомневается

Дональд Трамп хоть и пригрозил наказать Эр-Рияд, если будет доказана причастность саудовских властей к исчезновению журналиста, но не торопится с выводами. Он не теряет надежды, что санкции вводить не придется. За прошедшие дни несколько представителей американской администрации обсуждали ситуацию с наследным принцем. Для поиска приемлемого решения в Эр-Рияд направился госсекретарь США Майк Помпео.

Особенно Трампа беспокоит перспектива разрыва военных контрактов, на чем настаивают некоторые американские политики. Такое развитие событий Трамп считает катастрофой.

По словам президента, оборонный контракт между двумя странами, заключенный во время его визита в Эр-Рияд в мае прошлого года на рекордные 109,7 миллиардов долларов, дал возможность создать в США 450 тысяч рабочих мест. «Если они не купят его у нас, они купят его у России, у Китая или у других стран, а Россия и Китай очень бы этого хотели», — сказал Трамп журналистам, комментируя возможность прекращения поставок американского оружия в Саудовскую Аравию.

Мало было Вашингтону беспокойства из-за переговоров Эр-Рияда и Москвы по С-400, так теперь можно потерять все. Тем более ни Россия, ни Китай точно не будут рвать отношения с Саудовской Аравией из-за пропавшего журналиста. Напротив, воспользуются ситуацией, чтобы укрепить сотрудничество.

Эр-Рияд важен для Дональда Трампа не только с точки зрения контрактов. Вся ближневосточная политика его администрации была построена именно на близких связях с Саудовским королевством. В первую очередь это был союз, направленный на изоляцию Тегерана, что является одним из приоритетов для обеих стран. Взамен на политическую и военную поддержку Эр-Рияда США также получили саудовское одобрение для американской инициативы по примирению Израиля и Палестины. Разлад с Вашингтоном может примирить Эр-Рияд с Тегераном, который всегда готов к такому сценарию.

Помимо прочего, Дональду Трампу нравилось демонстрировать успехи своей внешней политики, хвастаясь контрактами с Эр-Риядом и своим влиянием на власти этой страны. Действуя из прагматических интересов, он закрывал глаза на нарушение прав человека в Саудовской Аравии, никогда не осуждал ни внутреннюю, ни внешнюю политику Эр-Рияда. Трамп поддержал наследного принца, когда тот год назад санкционировал арест 11 членов королевской семьи и около 30 министров и бизнесменов по обвинению в коррупции. Уже тогда многие западные инвесторы засомневались — можно ли иметь дело с молодым наследником, но настрой американской администрации заставил скептиков замолчать.

Принц Мухаммад бин Салман продолжал очаровывать Запад, продвигая свой план реформ Vision 2030, цель которого — избавить страну от нефтяной зависимости, полностью трансформировав экономику и общественную жизнь королевства. Масштабные стройки, локализация производства, создание рабочих мест для молодежи и повышение роли женщин в экономике, что привело в том числе к предоставлению им права водить машину, развитие индустрии развлечений.

Все это сулило огромные возможности для многих зарубежных компаний. И большинство предпочитало не обращать внимания на борьбу принца с инакомыслием. В конце концов, реформы легко не даются. Те же, кто все же решался осудить политику молодого наследника, лишались возможности сотрудничать с Эр-Риядом. Так под давлением немецкого бизнеса, который потерял часть контрактов с саудовскими фирмами, Берлин был вынужден извиниться за то, что обвинил Эр-Рияд в авантюризме. 

Сейчас саудовские власти тоже пригрозили серьезными мерами против тех, кто решится ввести санкции против королевства или будет распространять «фальшивую информацию», к которой в Эр-Рияде относят обвинения в убийстве Джамаля Хашогджи. Впрочем, вслед за угрозами, озвученными неназванным официальным источником через агентство новостей SPA, последовало разъяснение от имени саудовского посольства в Вашингтоне в виде благодарности тем, кто не спешит делать выводы до окончания расследования. Особо была отмечена американская администрация.

Таинственное убийство

Впрочем, не одни только США не спешат с обвинениями в адрес Эр-Рияда, но и Турция, на чьей территории исчез саудовский журналист. Официальной версии случившегося за две недели так и не появилось. Зато СМИ полны деталей, которые могут посоперничать с голливудским сценарием.

Из публикаций известно, что 2 октября Джамаль Хашогджи пришел в генконсульство Саудовской Аравии в Стамбуле, чтобы оформить документы, необходимые для свадьбы с гражданкой Турции. Невеста осталась ждать его снаружи. Больше журналиста никто не видел. Эр-Рияд утверждает, что Хашогджи пропал уже после того, как покинул генконсульство. Но подтверждений этому нет. Зато публикации в турецких и американских СМИ со ссылкой на данные полиции и спецслужб свидетельствуют, что журналиста пытали и убили в здании генконсульства.

Также из СМИ известно, что в тот же день в Стамбул на двух бизнес-джетах и нескольких регулярных рейсах прилетели 15 граждан Саудовской Аравии. Они пробыли в городе меньше суток, но успели посетить генконсульство. Опубликовано видео, где к зданию подъезжают машины, в которых могли быть приезжие. Известны и их имена. Среди них журналисты обнаружили имя сотрудника отдела судмедэкспертизы Департамента общей безопасности МВД Саудовской Аравии. 

Турецкие СМИ не сомневаются, что 15 саудовцев причастны к убийству журналиста. Сообщается, что Хашогджи пытали, а после убийства его тело разрезали на куски медицинской пилой, чтобы без подозрений вынести из здания и спрятать. Версия о пытках подкреплена информацией о наличии записи убийства, полученной якобы благодаря часам Apple Watch.

Турецкая газета Sabah утверждает, что при входе в генконсульство Хашогджи включил микрофон на умных часах и они синхронизировались с его iPhone, который журналист оставил невесте, ожидавшей снаружи. Правдивость этой публикации вызывает сомнения, так как синхронизация часов с iPhone происходит через Bluetooth. Это возможно сделать только на близком расстоянии и уж никак не через стены дипмиссии. Впрочем, турецкие спецслужбы могли прослушивать посольство или получить информацию из других источников, которые решили скрыть, придумав версию про Apple Watch. То, что записи реально существуют и их продемонстрировали в Вашингтоне, пишут уже американские СМИ. 

Согласно последней версии телеканала CNN, Эр-Рияд готов признать смерть журналиста в ходе допроса, который пошел не так, как планировалось.

Слишком много вопросов

Помимо происхождения записи пыток, в истории исчезновения Хашогджи есть немало других вопросов. Зачем журналист, проживавший в Вашингтоне, направился оформлять документы для свадьбы в генконсульство в Стамбуле? Версии варьируются от заговора спецслужб до бытовых причин. По одной из них, похищение журналиста планировалось заранее, об этом знали американские спецслужбы, и они не хотели, чтобы инцидент произошел на их территории. Предупреждать журналиста не стали: не думали, что попытка похищения приведет к убийству, что в целом подтверждает версию CNN.

Так или иначе, журналиста могли намеренно направить в Стамбул. По другой версии, он сам не хотел посещать дипмиссию в Вашингтоне, так как посол Саудовской Аравии в США — родной брат наследника престола принц Халед бен Салман. Есть и банальный вариант — журналист после свадьбы планировал жить в Стамбуле.

Еще один вопрос: если Эр-Рияд планировал похищение или убийство журналиста, почему это надо было делать на территории Турции, которую с Саудовской Аравией связывают очень непростые отношения? Две страны постоянно соперничают за влияние в исламском мире, а также право называться главным союзником США на Ближнем Востоке. И в последнее время саудовцы преуспели в этом гораздо больше.

При этом на публике Турция и Саудовская Аравия сохраняют видимость ровных, даже близких отношений, растут саудовские инвестиции в турецкую экономику и это перевешивает дипломатическое соперничество. Возможно, все просто: других шансов у саудовских властей могло и не быть, да и Турция не та страна, которая будет сильно переживать из-за нарушения прав журналиста, каким бы известным он ни был. Но в результате, если убийство действительно было, саудовские спецслужбы дали турецким коллегам серьезный козырь для шантажа и внесения разлада в союз Эр-Рияда и Вашингтона. Демонстрация братских отношений между лидерами двух стран при этом продолжается.

Наследный принц Мухаммад бин Салман и президент США Дональд Трамп в Белом доме, 20 марта 2018 года
Наследный принц Мухаммад бин Салман и президент США Дональд Трамп в Белом доме, 20 марта 2018 года
Kevin Dietsch / Sipa USA / Vida Press

Зато американо-турецкие отношения резко улучшились. Спустя два года после ареста в Турции внезапно был освобожден пастор Эндрю Брансон. Дональд Трамп добивался этого от Анкары с начала своего президентства. И это наконец произошло в тот момент, когда турецким властям понадобилась поддержка Вашингтона в расследовании «дела Хашогджи». То есть в Анкаре, видимо, не исключают, что им, возможно, придется идти на конфронтацию с Эр-Риядом.

Сам президент США назвал факт освобождения пастора в разгар расследования событий в Стамбуле «совпадением». Но мало кто поверил. Впрочем, уступка Анкары может быть связана не только с «делом Хашогджи», а и с торгом вокруг судьбы сирийских курдов на восточном берегу Евфрата, который контролируют американские военные. Козыри лишними не бывают. 

Важен и еще один вопрос. Даже если Эр-Рияд решился разобраться с Хашогджи в Стамбуле, зачем подставляться с фактически демонстративным прибытием в город 15 саудовцев? Потому что убийство изначально не планировалось и события просто вышли из-под контроля? Или это вера в свою безнаказанность и акт устрашения, как полагает, например, The New York Times?

А если убийство и даже похищение не планировалось и события просто вышли из-под контроля, то зачем такой внушительный десант в Стамбул? И что это в принципе за допрос в присутствии 15 человек свидетелей? И еще один вопрос — что хотели узнать у Хашогджи? На кого искали компромат? Не исключено, что история могла быть продолжением внутренних чисток в Саудовской Аравии и интриг внутри королевского клана.

Есть и другая версия, которая обсуждается в арабских экспертных кругах. Хашогджи убили, чтобы подставить саудовскую королевскую семью. Слишком очевидным был конфликт между журналистом и молодым наследником престола. Желающих удалить от престола Мухаммада бин Салмана целая очередь. Это могут быть обиженные арестами и потерей влияния кланы внутри королевской семьи и саудовской элиты.

В ослаблении Мухаммада бин Салмана может быть заинтересован и Вашингтон, который понял, что молодого наследника сложно контролировать — слишком он амбициозен и непредсказуем. Свидетельством этому стала заочная полемика между Трампом и принцем, разгоревшаяся на фоне новостей о пропаже Хашогджи. Президент США намекнул, что Эр-Рияд должен платить за свою безопасность Вашингтону, иначе нынешний король не продержится у власти и двух недель. Эти слова прозвучали буквально через несколько часов после того, как саудовский журналист бесследно исчез, но новость об этом еще не облетела мировые СМИ.

Ответ принца прозвучал спустя несколько дней, в разгар скандала. В интервью Bloomberg он обратил внимание на то, что Саудовская Аравия существует дольше США, а за полученное оружие платит немалые деньги, так необходимые Вашингтону. При этом принц сгладил ответ, сказав, что между друзьями может быть разное и слова Трампа не испортили отношения между странами, но очевидно он был задет.

Тем временем слова Трампа оказались практически пророческими. Положение наследного принца может пошатнуться, если будут появляться все новые доказательства причастности саудовских властей к исчезновению и убийству журналиста. Тогда будет расти международное давление на Эр-Рияд, а американский Конгресс будет все активнее требовать от президента США переступить через дружбу и сделки. Ведь «дело Хашогджи» — это прекрасный шанс продемонстрировать неэффективность внешней политики президентской администрации и лично Дональда Трампа. 

Поэтому не исключено, что Вашингтон рассматривал возможность сменить курс и сделать ставку на другого наследника. Впрочем, для такого сценария должны сойтись сразу несколько факторов. Но может быть и так, что Анкара, Эр-Рияд и Вашингтон найдут удобный для всех вариант и «дело Хашогджи» постепенно стихнет. В поиске таких вариантов, среди которых добровольное признание Эр-Рияда в непреднамеренном убийстве, по всей видимости, и отправился в Саудовскую Аравию госсекретарь США Майк Помпео. Если найти компромисс получится, то Эр-Рияд попадет в еще большую зависимость от Вашингтона.

Другие материалы Carnegie.ru:

Марианна Беленькая