истории

Главный советник гендиректора омского радиозавода и другие Основные участники противостояния Ельцина с Верховным Советом. Где они сейчас?

Коммерсант
Белый дом во время штурма, 4 октября 1993 года
Белый дом во время штурма, 4 октября 1993 года
Олег Власов / ТАСС

3 и 4 октября 1993 года политическое противостояние президента Бориса Ельцина с вице-президентом Александром Руцким и председателем Верховного совета Русланом Хасбулатовым закончилось вооруженными столкновениями в Москве. Конфликт начался в декабре 1992 года — Съезд народных депутатов во главе с Хасбулатовым пытался поправками в конституцию РСФСР уменьшить полномочия президента, а Ельцин отвечал указами, укрепляющими его власть. 21 сентября 1993-го Ельцин подписал указ № 1400 о роспуске Верховного совета. Большинство депутатов во главе с Хасбулатовым отказались подчиняться и забаррикадировались в Доме советов, в здании, где сейчас находится правительство РФ. 3 октября начались столкновения, сторонники ВС прорвали осаду Белого дома и пытались захватить телецентр в Останкино. 4 октября верные Ельцину войска взяли Дом советов штурмом. В эти два дня в столице погибло 124 человека, 348 получили ранения. После победы Ельцина была принята современная Конституция с очень большими полномочиями у президента и с урезанными — у парламента. Спустя 25 лет после этих событий «Медуза» вспоминает некоторых главных их участников с обеих сторон.

За Ельцина

Павел Грачев

Бывший министр обороны РФ Павел Грачев дает показания по делу об убийстве журналиста Дмитрия Холодова, 24 марта 2004 года
Бывший министр обороны РФ Павел Грачев дает показания по делу об убийстве журналиста Дмитрия Холодова, 24 марта 2004 года
PhotoXPress

В 1980-е он воевал в Афганистане, в 1990-м возглавил ВДВ Советского Союза. Во время путча в августе 1991 года поддержал Бориса Ельцина. К началу политического кризиса 1993 года уже был министром обороны России. В подготовленном в 1994 году заключении спецкомиссии Госдумы по расследованию тех событий говорится, что Грачев еще в конце сентября приказал ввести в Москву танки, несмотря на то, что командиры танковых дивизий были против этого. 3 октября Грачев позвонил командиру Таманской дивизии Валерию Евневичу и сказал ему, что милиция не справляется с беспорядками.

В ноябре 2012-го журнал Forbes опубликовал интервью, которое предприниматели Петр Авен и Альфред Кох взяли у Павла Грачева незадолго до его смерти в сентябре того же года. «В 1993 году только решительные действия Вооруженных сил в плане удара из танка шестью инертными снарядами по Белому дому и пленение всех этих ребят — и Руцкого, и Хасбулатова, и других <…> предотвратили начало всероссийской гражданской войны. Почему? Потому что руководители на местах, да и некоторые военные были в то время в режиме ожидания. Кто победит? И если бы другая сторона победила, началась бы сразу драка», — настаивал Грачев. Он говорил, что требовал от Ельцина издать письменный приказ, который бы легитимизировал штурм Дома Советов, но так и не получил его.

Министром обороны Грачев проработал еще три года. С подачи газеты «Московский комсомолец» в 1994 году его стали называть «Паша-Мерседес» — изданию стало известно о том, что военное ведомство купило по «серой» схеме два автомобиля Mercedes-500. Осенью 1994-го прямо в редакции был убит военный корреспондент газеты Дмитрий Холодов. Позже Грачев давал показания в суде в качестве свидетеля по делу Холодова.

С декабря 1994 года Грачев сначала участвовал в переговорах с Джохаром Дудаевым, а потом руководил боевыми действиями в Чечне. В декабре он обещал взять Грозный за два часа силами одного десантного полка, но бои за город с участием десятков тысяч военнослужащих шли более трех месяцев. Летом 1996-го победивший на выборах Борис Ельцин отправил Грачева в отставку. В большую политику бывший министр не пошел, а в последние годы жизни работал главным советником гендиректора омского радиозавода.

Виктор Ерин

Николай Малышев / ТАСС

Министр МВД Виктор Ерин стоял рядом с Борисом Ельциным на многих фотографиях, сделанных накануне и во время событий 3 и 4 октября. В молодости Ерин работал в криминальной милиции в Казани; уже в должности первого заместителя министра СССР в августе 1991 года арестовывал участников путча. После распада СССР стал министром внутренних дел РСФСР.

Руцкой и Хасбулатов требовали отставки Ерина еще летом 1993 года, но Ельцин поддержал министра: 1 октября 1993-го Ерин получил звание генерала, 3 октября по его приказу в столицу вошли подразделения внутренних войск, которые вновь блокировали Белый дом. На многих сайтах, созданных сторонниками Хасбулатова и Руцкого, Ерина называют одним из главных виновников гибели людей в эти дни. 7 октября Ельцин присвоил Ерину звание Героя России.

Ненавидевшие Ерина коммунисты весной 1995 года инициировали в Госдуме вотум недоверия министру. За отставку проголосовало большинство депутатов, но Ельцин вновь сохранил его на посту. В июне 1995-го после захвата заложников в Буденновске Шамилем Басаевым и гибели 129 человек Ерин ушел в отставку. Следующие пять лет он работал в Службе внешней разведки, оттуда вышел на пенсию. Умер в марте 2018 года в Москве.

«Жизнь Виктора Федоровича Ерина — достойный пример служения закону и народу. Большой опыт руководителя и организатора, широкий кругозор, высокая внутренняя культура, душевная щедрость и внимание к людям, готовность прийти на помощь в любой ситуации снискали этому человеку авторитет и уважение коллег и друзей», — говорится в официальном некрологе МВД РФ.

Валерий Кадацкий

Одним из полков мотострелковой Таманской дивизии, принимавшего участие в штурме Белого дома, командовал подполковник Валерий Кадацкий, кадровый военный, выпускник московского высшего военного училища и академии имени Фрунзе.

Затем Кадацкий воевал в Чечне, дослужился до звания генерал-майора, был начальником спецфакультета Военной академии Генштаба.

В 2008 году Кадацкого пригласили на работу в мэрию Москвы — начальником управления координации деятельности по обеспечению безопасности города. Это ведомство занималось согласованием уличных акций, и именно во время работы Кадацкого возникли писаные и неписаные правила проведения уличных акций протеста — многие из них действуют до сих пор. Несанкционированные митинги — «Марши несогласных» или акции в рамках «Стратегии-31» стали жестко разгонять, задерживая десятки и сотни их участников. При согласовании митинги стали убирать из центра города на окраины. В январе 2011 года Кадацкий получил повышение — стал начальником департамента региональной безопасности в правительстве Москвы.

5 декабря 2011 года на Чистых прудах прошел первый митинг против фальсификаций на выборах, после которого были задержаны сотни людей, затем еще несколько уже санкционированных митингов, собиравших порядка 100 тысяч человек — и тогда Кадацкий был одним из главных переговорщиков о месте и порядке их проведения. В январе 2012-го он ушел в отставку — официально, по собственному желанию. Последние упоминания в СМИ о нем относятся к 2013-2014 годах, когда он работал заместителем директора по безопасности МОЭСК — московской электросетевой компании.

Анатолий Романов

Сергей Мамонтов / ТАСС

В октябре 1993 года Анатолий Романов был начальником управления боевой подготовки внутренних войск МВД. 4 октября он командовал штурмом Дома Советов, находясь на месте событий. Все на тех же сайтах, посвященных тем событиям его называют «ельцинским палачом» и «мучителем» задержанных сторонников Хасбулатова и Руцкого — их в ходе штурма держали на стадионе «Красная Пресня» рядом с Белым домом.

В июле 1995 года Романов, тогда командовавший внутренними войсками, был назначен командующим Объединенной группировки федеральных войск в Чечне. Отношение к нему чеченцев было неоднозначным. Многие сепаратисты обвиняли его в «геноциде в Самашках» — в апреле 1995 года при зачистке этого села силами МВД погибли более 100 мирных жителей. Но позже генерал получил репутацию миротворца. «Нередко Романов без охраны бесстрашно заходил в села, где еще укрывались боевики. Разговаривал с представителями сельской власти и духовенства, с жителями, для которых будущий мир был не отвлеченным понятием, а означал возвращение привычной жизни», — рассказывало о нем издание «Военное обозрение».

После нападения Шамиля Басаева на Буденновск в июне 1995 года лидеры чеченских сепаратистов и российское руководство объявили перемирие и пытались договориться об условиях прекращения войны. Посредником на переговорах вызвался выступить вышедший из тюрьмы по амнистии и и объявивший себя миротворцем Руслан Хасбулатов. 6 октября Романов поехал в аэропорт Грозного для встречи с Хасбулатовым. Когда он проезжал туннель на проспекте Ленина, там сработал радиоуправляемый фугас.

Романов выжил, но 18 дней пребывал в коме. С тех пор он парализован; к нему не вернулась речь. Уже более 20 лет генерал остается в военных больницах и санаториях Москвы и Подмосковья. 30 сентября 2018 года в Чечне прошел молебен о его здоровье.

Сергей Шахрай

Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

Все лето и осень 1993 года 37-летний вице-премьер правительства РФ Сергей Шахрай был одним из главных спикеров, транслировавших в СМИ точку зрения Бориса Ельцина и его сторонников на конфликт с Хасбулатовым и его Руцким.

Шахрай, считавшийся одним из самых влиятельных юристов в окружении Бориса Ельцина, был автором текста указа 1400 о роспуске Верховного совета и съезда народных депутатов. Противоборствующая сторона тут же обжаловала указ в Конституционном суде, добилась признания его неконституционным, но по факту указ продолжал действовать, что дало формальное основание для осады Белого дома.

«Мы, молодые члены команды [Ельцина], мучили президента: ну почему он не приструнит оппозицию, почему бездействует, шесть месяцев, восемь! Я в отставку два раза уходил, потому что он бездействовал», — вспоминал то противостояние Шахрай в 2016 году.

Шахрай стал соавтором принятой в декабре 1993-го Конституции России. По воспоминаниям еще одного автора Виктора Шейниса, Шахрай был одним из тех, кто предложил формулировку: президент России не может занимать свой пост «более двух сроков подряд», а не просто «более двух сроков» — в таком виде это положение позволило Владимиру Путину вновь стать президентом в 2012 году.

В 1994 году Шахрай — вице-премьер и глава комитета по делам национальностей — пытался вернуть в российское правовое поле Чечню — сначала мирно при помощи переговоров с Джохаром Дудаевым, а потом — вооружив местную оппозицию. В 1996 году Шахрай ушел из правительства, после того, как его партия ПРЕС проиграла выборы в Госдуму. В 2000-х работал в Счетной палате РФ. Сейчас возглавляет федерацию бадминтона России.

За Руцкого и Хасбулатова

Владислав Ачалов

PhotoXPress

Занимавшие оборону в Белом доме Хасбулатов и Руцкой, полностью перестав подчиняться Ельцину, в сентябре 1993-го назначили министром обороны Владислава Ачалова.

Он больше 25 лет прослужил в десантных войсках, в 1989-м он возглавил их, а в январе 1990-го был руководителем операции по подавлению массовых антиармянских, а затем — после массового бегства армян — и антисоветских выступлений в Баку; тогда погибло более ста человек. В конце 1990-го Ачалов стал депутатом Верховного совета РСФСР, поддержал попытку свержения Михаила Горбачева в 1991-м — и вообще всегда придерживался довольно радикальных левых убеждений.

Все, что он смог сделать 3 и 4 октября — это призвать военных встать на сторону Верховного совета. Призыв услышан не был, и 4 октября Ачалова арестовали. На свободу, как и все участники тех событий, он вышел в феврале 1994 года.

Писатель Игорь Бунич в книге «Меч президента» о тех событиях написал: «У Ачалова был собственный план, который он даже в принципе не желал согласовывать с „президентом“ Руцким, которого презирал не меньше, чем Хасбулатова. План заключался в быстром захвате Кремля, Генштаба, ГРУ и государственного телевидения. Далее должен был последовать арест Руцкого и Хасбулатова, проведение через остатки Верховного Совета (или без него) закона о чрезвычайном положении с „временной“ передачей ему, Ачалову, диктаторских полномочий. А далее, как ему казалось, все уже было бы делом техники. Все, вплоть до воссоздания Варшавского пакта и Берлинской стены». Ачалов в 2010 году назвал эти слова «бредом». В том же интервью «Фонтанке» он сказал, что, получается, он до сих пор остается назначенным Руцким и Хасбулатовым министром обороны России и что он даже писал бывшему тогда президентом Дмитрию Медведеву письмо — с просьбой освободить его от должности. Других государственных должностей у него не было, до смерти в 2011 году он возглавлял «Союз десантников России».

Альберт Макашов

Илья Питалев / Коммерсантъ

Макашов в сентябре 1993 года был назначен Руцким и Хасбулатовым заместителем министра обороны. Он, как и Ачалов, избрался в Верховный совет РСФСР — и еще с конца 1980-х считался одним из самых одиозных людей в российской политике из-за антисемитских высказываний. В ответ Макашов объяснял, что под «жидами» он имеет в виду «плохих людей» всех национальностей.

3 октября он и его соратники — они назывались «отряд Север» — сначала прорвали оцепление и штурмовали здание мэрии Москвы, а сам Макашов, по воспоминаниям участников, кричал, что теперь не будет «ни мэров, ни пэров, ни херов». Затем он получил от Ачалова приказ штурмовать телецентр «Останкино». Военный грузовик «Урал» тогда пробил ограждение, по входу в одно из зданий телецентра выстрелили из гранатомета, началась стрельба как со стороны нападавших, так и со стороны защищавшего телецентр отряда спецназа «Витязь». Здесь тоже были погибшие, их точное количество не установлено. Атака была отбита, и Макашов вернулся в Белый дом. На следующий день он был задержан.

Освободившись в феврале 1994-го, Макашов вернулся в большую политику. Он дважды, в 1995-м и 2003-м избирался в Госдуму по одномандатному округу в Самарской области и входил в комитет по обороне. Пытался баллотироваться в губернаторы региона, но с выборов его сняли. В течение 1990-х против него несколько раз хотели возбудить уголовные дела за разжигание межнациональной розни, но до суда ни одно из них не дошло. После ухода из Госдумы в 2007 году завершил активную политическую деятельность.

Александр Баркашов

Дмитрий Костюков / Коммерсантъ

Александр Баркашов два десятилетия считался главным российским националистом. У него нет высшего образования, он работал слесарем, в 1985 году вступил в общество «Память» — самую известную ультраправую и антисемитскую организацию времен перестройки. В 1986-м Баркашов уже был одним из ее руководителей; в 1990-м он создал свое собственное движение «Русское национальное единство». В движение входили, в том числе, бывшие сотрудники милиции, военные, сотрудники КГБ. Они занимались в подмосковных лесах боевой и рукопашной подготовкой. Таким образом, к октябрю 1993 года у Баркашова был свой отряд, подготовленный не хуже военного или милицейского подразделения.

Журналист и ультралевый политик, а в 1993 году — депутат Моссовета Виктор Анпилов 3 и 4 октября был среди защитников Дома Советов. В своей книге «Наша борьба», изданной в 2002 году, он писал: «Руцкой, назначенный Верховным Советов исполняющим обязанности президента России, симпатизировал баркашовцам. И должен сказать, они выгодно отличались от всей массы защитников Дома Советов, своей камуфляжной формой, дисциплиной строя и приветствием „Слава России!“ с выбрасыванием вперед вытянутой ладони правой руки».

В отчете специальной комиссии Госдумы о событиях октября 1993 года говорилось, что у Баркашова была группа численностью около ста человек, некоторые были вооружены автоматами. Формально группа подчинялась Владиславу Ачалову, но по факту те люди слушали только Баркашова. 3 октября эта группа принимала участие в захвате мэрии, позже обороняла Дом Советов. После поражения Руцкого и Хасбулатова Баркашов был объявлен в розыск, задержан 31-го декабря 1993-го и через два месяца амнистирован вместе с остальными участниками событий.

В последние годы Баркашов не занимается политикой. Он поддержал присоединение Крыма к России. В феврале 2018-го про него вспомнили украинские СМИ: Баркашов сказал, что его единомышленники воевали в Донбассе.

«Я считаю, что большая политическая ошибка Хасбулатова и Руцкого заключается в том, что они приняли эту поддержку от Баркашова. С точки зрения вооруженного сопротивления, эта поддержка имела нулевое значение, абсолютно. А с точки зрения имиджа участие [Баркашова] позволило показать все выступление как выступление фашистов», — говорил в сентябре 2018 года защищавший Дом советов депутат Госдумы от «Справедливой России» Олег Шеин.

Илья Константинов

Зураб Джамакхадзе / ТАСС / Vida Press

Илья Константинов — ленинградский экономист, в 1980-е начал заниматься политикой — сначала в демократических движениях. В 1990-м избрался в Верховный совет, а уже в 1992 году вошел в депутатскую организацию «Фронт национального спасения» — он объединял националистов и левых.

В октябре 1993 Константинов стал одним из «защитников Белого дома». «В те дни практически каждый (из тех, кто хотя бы вяло интересовался происходящим в стране) знал и понимал, что указ 1400 незаконен. Это понимала и законодательная, и исполнительная, и судебная власть. Алгоритм действий на такой случай был заранее прописан в Конституции: президент отстранялся от власти и его полномочия передавались вице-президенту», — объяснял он свою позицию в 2013 году.

По воспоминаниям Константинова, в час дня 3 октября он приехал на Октябрьскую площадь, где должен был пройти санкционированный митинг сторонников Верховного совета. Однако в последний момент акцию запретили, на площади начались столкновения с милицией, и Константинов как человек, которого «многие манифестанты знали в лицо», взял мегафон, попытался построить людей в колонну и увести их. Но в этот момент на площадь пришла еще одна колонна — эти люди прорвали оцепление и пошли по Крымскому мосту в сторону Белого дома. Тогда же зазвучали первые выстрелы. «Я до сих пор не знаю точно, что это было: стихийный взрыв народного возмущения, провокация или ошибка кого-то из руководителей обороны Верховного Совета. Скорее всего — и то, и другое, третье одновременно», — писал Илья Константинов.

3 октября Константинова видели среди штурмующих Останкино. 4 октября он провел в Белом доме, там его арестовали. Он провел в СИЗО «Лефортово» около пяти месяцев.

В дальнейшем Константинов продолжил сотрудничать как с левыми, так и с националистическими объединениями — он одновременно состоял в «Справедливой России» и выступал на «Русском марше».

В последние годы Константинов занимался защитой своего сына — Даниила. Тот был одним из лидеров российских националистов 2000-х и 2010-х; в 2012 году его обвиняли в убийстве, но за следующие три года не смогли доказать его причастность к делу. Константинов-младший жаловался на пытки, общество «Мемориал» признавало его политическим заключенным. Сейчас он с семьей живет в Литве, а Илья Константинов ведет блог, где комментирует политические события.

Михаил Челноков

PhotoXPress

К октябрю 1993 года кандидат технических наук и депутат Верховного Совета Михаил Челноков был уже довольно известен своими экстравагантными поступками. В частности, он бросал в лицо Анатолию Чубайсу стопку бумаги — в знак протеста против ваучерной приватизации, вызывал на дуэль исполнявшего обязанности премьер-министра Егора Гайдара, в 1990-м требовал отставки президента СССР Михаила Горбачева, в 1991-м был среди защитников Белого дома и даже был награжден медалью. Уже в 1992 году Челноков с трибуны Верховного совета требовал отставки президента России Бориса Ельцина.

«[Вечером 3 октября] на балкон Белого дома вышел депутат Михаил Челноков и запел песню Яна Френкеля на стихи Расула Гамзатова „Журавли“: Мне кажется порою, что солдаты/С кровавых не пришедшие полей/Не в нашу землю полегли когда-то/А превратились в белых журавлей», — писал в своей книге о расстреле Белого дома публицист Александр Островский. Депутаты и пробравшиеся в Белый дом журналисты говорили, что по вечерам во время осады Челноков в зале заседаний часто пел романсы при свечах (электричество было отключено осаждавшими).

Вечером 4 октября Челноков был задержан в парке у Белого дома, но арестовывать его не стали.

Из политики он после этого ушел, вернувшись к научной деятельности — работал доцентом на кафедре физики в МГТУ имени Баумана, опубликовал пять книг и более 40 научных работ. В сообществе студентов МГТУ «Вконтакте» про него в 2013 писали: «Очень строгий, но не вредный. Принимает [лабораторные работы] лабы довольно сложно, ревниво относится к погрешностям и прочему. Может докопаться до почерка <…> Лабы норм принимает, а может и нах послать, как повезет».

Андрей Козенко