Перейти к материалам
истории

Кабардинцы и балкарцы поссорились из-за битвы 1708 года, которой, возможно, не было. Есть задержанные, омоновцу проломили голову

Источник: Meduza

Группа кабардинских всадников пыталась пройти походом по балкарскому селу. Их не пустили, пришлось вызывать Росгвардию

17 сентября группа из 30 черкесов (они же кабардинцы) отправилась в конный поход на гору Канжаль по случаю годовщины Канжальской битвы — важного события для истории черкесов. Возглавлял группу член Общественного совета Северо-Кавказского федерального округа Ибрагим Яганов.

По пути на Канжаль расположено балкарское село Кенделен — до него группа Яганова добралась 18 сентября. Однако жители деревни отказались пропускать черкесов.

Как сообщило издание «Кавказский узел», всадники вошли в Кенделен днем 18 сентября — однако местные жители отказались выпускать их из села, фактически заблокировав экспедицию. Ранее, по словам источников «Кавказского узла», жители Кенделена предлагали организаторам марша пройти на гору в обход селения — однако те не согласились. Между черкесами и балкарцами начались стычки; на место событий приехали бойцы Росгвардии и представители администрации Кабардино-Балкарии. Участников марша хотели вывезти из села на автобусах, но они отказались. Тогда силовики блокировали Кенделен и не пускали туда людей, приехавших поддержать черкесов. Бойцы Росгвардии открывали огонь в воздух; в результате стычек несколько человек получили травмы. «Коммерсант» указывает, что сотрудники Росгвардии били людей дубинками; в ответ в них летели камни.

В ночь на 19 сентября местные жители организовали в Кенделене дежурство. На следующий день черкесские активисты вновь попытались прорвать оцепление, против них применили слезоточивый газ.

Заведующий сектором средневековой и новой истории Института гуманитарных исследований Кабардино-Балкарской Республики Заурбек Кожев в разговоре с «Медузой» изложил несколько другую версию событий, чем фигурировала в «Кавказском узле». По его словам, всадники все-таки изменили маршрут — что и стало катализатором столкновений. «Власти повели себя неадекватно. Всадники заранее дали знать о планирующемся походе и получили разрешение. Но за несколько дней до даты празднования их стали уговаривать не принимать в этом участие какие-то представители власти, — утверждает Кожев. — Число всадников сократилось, а те, кто все-таки отправился, поехали не напрямую по дороге через Кандален, а в объезд по крутому склону. Когда это стало известно, часть кабардинской молодежи восприняла это как неуважение. Это было подогрето провокациями в интернете. И, к сожалению, привело к тому, к чему привело. Молодежь собралась и продемонстрировала, что может пройти [через балкарское село]».

На следующий день конфликт обострился. В Нальчике прошел митинг, у Кенделена произошли столкновения, есть раненые омоновцы

19 сентября у здания правительства Кабардино-Балкарии в центре Нальчика начался стихийный митинг. Его участники требовали от властей разобраться, что происходит в Кенделене. На площадь стянули несколько десятков полицейских; позже к протестующим вышел республиканский министр по делам национальностей Кабардино-Балкарии Анзор Курашинов — после разговора с ним митингующие разошлись, а двух задержанных активистов отпустили без составления протокола.

В тот же день сторонники балкарского конного похода пытались прийти на подмогу к его участникам в Кенделен. Это привело к столкновениям с полицейскими в районе села Заюково (там было установлено оцепление, которое попытались прорвать протестующие), а также на Баксанском посту ДПС — там, как утверждается в местных СМИ, были задержаны несколько десятков человек. «Кавказский узел» сообщает со ссылкой на МВД, что в Заюково получили травмы два бойца ОМОНа — одному из них камень попал в голову, другой попал под машину.

При этом организатор конного похода Ибрагим Яганов еще днем 19 сентября объявил, что экспедиция закончена. Он опубликовал в своем фейсбуке видео с подписью «Конный переход в честь Канжальской битвы успешно завершен. Лошади в конюшне». На вопросы «Медузы» Яганов не ответил.

Празднование юбилея Канжальской битвы часто приводит к столкновениям. Для кабардинцев это часть идентичности; балкарцы считают, что битвы не было

«У нас с 1990-х годов все время проблемы с этим конным походом», — говорит «Медузе» черкесский этнограф, попросивший не указывать свою фамилию. Как объясняет собеседник, Канжальская битва — значимое событие для черкесского фольклора: «Это не просто часть истории, а для многих — часть памяти, равносильная настоящему». Кабардинцы считают, что в 1708 году их предки отказались платить дань крымскому хану, а когда тот попытался их за это покарать — победили его войско, после чего окончательно перестали платить дань. «Некоторые балкарские исследователи считают, что это фейк, что этой битвы не было. При этом на бытовом уровне у нас с балкарцами все нормально, у меня друзья есть балкарцы, — продолжает собеседник „Медузы“. — Короче, когда интеллигенция друг с другом разговаривает, можно подумать, что у нас завтра будет война. Но если взять бытовые взаимоотношения, то у нас все нормально».

«Балкарцы воспринимают любую попытку кабардинцев возродить свою историческую память как угрозу своим национальным интересам», — добавляет Заурбек Кожев из Института гуманитарных исследований. Он утверждает, что часть балкарской элиты недовольна существованием объединенной кабардино-балкарской республики и считает, что интересы балкарцев могут быть полностью защищены только в отдельном субъекте Федерации.

По словам собеседников «Медузы», дополнительным фактором в столкновениях 18–19 сентября могло стать то, что десять лет назад в Кенделене возникли аналогичные проблемы. Жители села тогда также отказывались пропустить участников конного похода, выйдя им навстречу с плакатами «Канжальской битвы не было» и «Застолбить землю не дадим».

«Происходила эта битва или нет — сейчас не так важно», — говорит Екатерина Капустина, кандидат исторических наук и сотрудник отдела этнографии Кавказа в Музее антропологии и этнографии РАН. По ее словам, главная причина — в напряжении между кабардинцами и балкарцами, которое в данном случае усиливается, поскольку территория, на которой, как принято считать, происходила Канжальская битва, сейчас закреплена за балкарскими селами (балкарцы — родственный крымским татарам народ). «Идея, что сейчас кабардинские всадники пронесутся через нашу территорию праздновать какую-то битву, которой, возможно, не было, многими местными жителями воспринимается как попытка символического захвата территории», — заключает Капустина.

Полина Еременко