Перейти к материалам
Таможенный пост при екатеринбургском аэропорте «Кольцово», 31 мая 2018 года
истории

Художнику дали 11 лет тюрьмы за попытку ввезти в Россию литр перуанской настойки. Таких уголовных дел все больше

Источник: Meduza
Таможенный пост при екатеринбургском аэропорте «Кольцово», 31 мая 2018 года
Таможенный пост при екатеринбургском аэропорте «Кольцово», 31 мая 2018 года
Анна Майорова / URA.RU / ТАСС

Художник пытался ввезти перуанскую настойку в Россию, чтобы лечить боли в спине. Его задержали и приговорили к 11,5 годам колонии строгого режима

Весной 2017 года 34-летний художник и дизайнер Максим Герт возвращался из поездки в Перу. После таможенного контроля в аэропорту «Домодедово» его задержали: в его сумке нашли литр перуанской настойки аяуаска, содержащей запрещенное в России вещество диметилтриптамин (по данным Федерального медико-биологического агентства, это сильный галлюциноген).

Художник позже рассказал суду, что долгое время страдал от болей в спине. Врачи не помогали — и кто-то из знакомых посоветовал посмотреть видеолекции некоего Алексея Парадиза о нетрадиционной медицине южноамериканских индейцев. Герт познакомился с Парадизом, и тот позвал его в лечебно-оздоровительный лагерь в Перу.

После месяца лечения в лагере, включавшего в себя диету, медитации, «единение с природой», гимнастику и употребление народных средств — в частности, настойки аяуаска — Герт почувствовал себя лучше. Как мужчина заявил в суде, никаких наркотиков он не употреблял. Перед отлетом он купил 1,5 литра напитка, который решил взять с собой в Москву, чтобы продолжить лечение.

Воздействие аяуаски на боли в спине не доказано. Настойка широко применяется в ритуальных практиках Амазонии, в Бразилии и Перу считается национальным достоянием, а потому не запрещена, как в большинстве других стран. В России она внесена в перечень I (строго запрещенные вещества) списка наркотических средств.

Аргументы Герта Домодедовский городской суд не убедили. Вынося приговор, судья учел, что мужчина перевозил напиток «скрытно», а также не являлся наркозависимым — то есть мог планировать его перепродажу в России. 26 июня 2018 года Герта приговорили к 11 с половиной годам заключения в колонии строгого режима за незаконный оборот наркотиков и контрабанду. В приговоре указано, что суд учел смягчающие обстоятельства: благодарности и грамоты от администрации родного города Нижнего Тагила и Москвы за продвижение здорового образа жизни, отсутствие судимости и положительные характеристики от участкового и коллег.

Знакомые Герта уверены, что произошла ошибка. Екатеринбургский художник Владимир Селезнев, который учился вместе с Гертом на одном факультете в университете в Нижнем Тагиле, говорит, что тот «фантазер» и «талантливый художник», но «никак не наркобарыга». Герт подал апелляцию на решение суда, ее должны рассмотреть осенью.

Случай Герта — не единственный, когда в России сажают за вещество, легальное в других странах

В 2017 году бразилец Шианка Роша Эдуадро, называющий себя шаманом, планировал лечить россиян по традиционной перуанской методике, для чего привез в страну четыре двухлитровых бутылки «Аяуаски». Его судил тот же Домодедовский городской суд; процесс вел тот же судья. За шамана заступился президент Бразилии Мишел Темер, который просил вмешаться в дело Владимира Путина. В итоге Шианка получил за контрабанду восьми литров напитка три года колонии строгого режима.

Аяуаска — далеко не единственная субстанция, купив которую легально в другой стране, можно попасть за решетку в России. Кроме перечня I существует еще два списка наркотических и психотропных веществ, оборот которых допускается под контролем государства, а также список запрещенных сильнодействующих веществ (СДВ), которые не являются наркотиками вовсе. В случае, если любое вещество из этих списков или его производное находят у человека, пересекающего границу, против него может быть возбуждено уголовное дело.

В 2015 году молодой ученый из Краснодара Дмитрий Лопатин заказал в Китае реактивы, необходимые для производства разработанных им гибких элементов. Как Лопатин рассказывает «Медузе», когда он заполнял на таможне декларацию на ввоз вещества, его задержали. Выяснилось, что в растворителе содержался гамма-бутиролактон — психотропное средство, внесенное в перечь III наркотических средств (их оборот ограничен и контролируется государством).

Расследование и суды длились около года. Реактив Лопатин так и не получил, поэтому следствие пыталось квалифицировать его деяние как «покушение на приобретение без цели сбыта» — и просило для ученого 11 лет тюрьмы. Суд с обвинением не согласился: сначала Лопатина приговорили к трем годам условно, потом — полностью оправдали за отсутствием состава преступления. Впрочем, больше реактивы Лопатин в Китае не заказывает — а промышленное производство своих инновационных фотоэлементов намерен открыть в Индии, где «регулирование токсических веществ, в особенности психотропных, гораздо проще».

То же вещество, в контрабанде которого обвиняли Лопатина, в июле 2017 года обнаружили в чистящем средстве для металла, которое заказал на китайском сайте американец Гейлен Грандстафф, с 1994 года живущий в России. Как рассказывала «Русская служба Би-Би-Си», посылку с товарами домой к Грандстаффу принес оперативник, замаскированный под курьера. Американца, страдающего хронической желудочной болезнью Крона, арестовали; уже год он дожидается приговора в СИЗО.

Сажают не только за наркотики, но и за вредные вещества — и за их производные. Например, за средство для сжигания жира

В последнее время резко выросло количество изъятых на таможне запрещенных сильнодействующих веществ (СДВ): закон определяет их как потенциально опасные для здоровья, и за их распространение и ввоз в страну предусмотрены реальные сроки. По данным Федеральной таможенной службы, в 2016 году их было изъято 23 килограмма, а в 2017 году — 2232 килограмма. (В том же 2017 году, по данным ФТС, в Россию пытались провезти всего 13 килограммов кокаина, 300 килограммов гашиша и 26 килограммов марихуаны).

В Уголовном кодексе есть отдельная статья 234 для нарушающих правила оборота ядовитых и сильнодействующих веществ. В 2017 году по ней осудили 315 человек, годом раньше — меньше трехсот. Адвокат Виталий Мазур из бюро «Мусаев и партнеры» говорит, что в последнее время к нему стали чаще обращаться за консультацией по делам, связанным с СДВ. В 2017 году МВД сообщало, что в списке преступлений с сильнодействующими веществами лидируют запрещенные лекарства — от хлороформа до трамала, — анаболические стероиды и таблетки для похудения на основе вещества сибутрамин (он легален во многих странах — от Китая и Таиланда до Казахстана). Дмитрий Гладышев, судебный эксперт-химик и руководитель бюро независимой экспертизы «Версия», говорит, что «сибутрамином в таблетках для похудения отравиться просто так нельзя — если только выпить сотню этих таблеток разом». Он считает, что уголовные дела за большинство СДВ — «это бред, виртуальные дела, чтобы увеличивать раскрываемость».

Осудить могут не только за препараты из списков наркотических и вредных, но и за их «производные», которых в списках нет, добавляет адвокат Виталий Мазур. «По сложившейся практике, к производным [СДВ и наркотиков] можно отнести практически любое вещество, которое хоть отдаленно напоминает по своему строению запрещенное», — объясняет юрист.

Мастер спорта по классической борьбе Игорь Черкесов попал под уголовное преследование за контрабанду СДВ в 2010 году. При досмотре в аэропорту в его вещах обнаружили препараты из Таиланда. Одно из них, по его словам, содержало средство для сжигания жира синефрин (оно же апельсин померанц, содержится в мандаринах и грейпфрутах). Вещество запрещено для спортсменов как допинг, но разрешено в большинстве стран для всех остальных. В США оно признано безопасным для здоровья и даже рекомендовано как аналог запрещенного эфедрина; в списке запрещенных в России оно не значится. Тем не менее, Черкесова арестовали; правда, в судебных материалах по его делу значится, что эксперты нашли в его багаже вещество, содержащее псевдоэфедрин.

«После задержания я провел в СИЗО около семи месяцев, но потом дело передали [на доследование], меня выпустили [под подписку о невыезде] и я решил покинуть страну, где-то переждать — и поехал получать гражданство в Доминикану», — рассказывает мужчина. В итоге его заочно осудили на пять лет, в 2013 году объявили в розыск по линии Интерпола, а через год экстрадировали в Россию из Таиланда, куда он приехал на встречу со своей семьей. Черкесов обжаловал приговор, и суд выяснил, что пока спортсмен «пережидал» за границей, псевдоэфедрин в 2013 году исключили из списка СДВ. В итоге мужчину приговорили к трем годам условно за контрабанду. Сейчас спортсмен бывает в России редко и рассказывает, что его старший сын постоянно живет в Таиланде, занимается борьбой и выступает за эту страну.

Адвокат Виталий Мазур считает, что подобная история может произойти с каждым — и рекомендует при покупке за границей таблеток, биодобавок или даже технических жидкостей перестраховываться: изучать состав веществ, сверяя его со списком наркотиков, психотропных веществ и СДВ; под запись уточнить у продавца, запрещено ли вещество в его стране и знает ли тот статус этого вещества в России (эту запись потом можно будет использовать как доказательство отсутствия преступного умысла).

На всякий случай, как советует адвокат, нужно поискать в интернете и судебные кейсы, связанные с веществом. В пример Мазур приводит всю ту же аяуаску. «В этом году были дела, из которых следует, что уголовному преследованию подлежит хранение настойки, — рассказывает он. — Однако многие до сих пор продолжают привозить ее в качестве сувенира либо участвовать в нелегальных церемониях [с употреблением напитка] на территории России».

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Екатерина Васюкова

Реклама