истории

Художнику дали 11 лет тюрьмы за попытку ввезти в Россию литр перуанской настойки. Таких уголовных дел все больше

Meduza
Таможенный пост при екатеринбургском аэропорте «Кольцово», 31 мая 2018 года
Таможенный пост при екатеринбургском аэропорте «Кольцово», 31 мая 2018 года
Анна Майорова / URA.RU / ТАСС

Художник пытался ввезти перуанскую настойку в Россию, чтобы лечить боли в спине. Его задержали и приговорили к 11,5 годам колонии строгого режима

Весной 2017 года 34-летний художник и дизайнер Максим Герт возвращался из поездки в Перу. После таможенного контроля в аэропорту «Домодедово» его задержали: в его сумке нашли литр перуанской настойки аяуаска, содержащей запрещенное в России вещество диметилтриптамин (по данным Федерального медико-биологического агентства, это сильный галлюциноген).

Художник позже рассказал суду, что долгое время страдал от болей в спине. Врачи не помогали — и кто-то из знакомых посоветовал посмотреть видеолекции некоего Алексея Парадиза о нетрадиционной медицине южноамериканских индейцев. Герт познакомился с Парадизом, и тот позвал его в лечебно-оздоровительный лагерь в Перу.

После месяца лечения в лагере, включавшего в себя диету, медитации, «единение с природой», гимнастику и употребление народных средств — в частности, настойки аяуаска — Герт почувствовал себя лучше. Как мужчина заявил в суде, никаких наркотиков он не употреблял. Перед отлетом он купил 1,5 литра напитка, который решил взять с собой в Москву, чтобы продолжить лечение.

Воздействие аяуаски на боли в спине не доказано. Настойка широко применяется в ритуальных практиках Амазонии, в Бразилии и Перу считается национальным достоянием, а потому не запрещена, как в большинстве других стран. В России она внесена в перечень I (строго запрещенные вещества) списка наркотических средств.

Аргументы Герта Домодедовский городской суд не убедили. Вынося приговор, судья учел, что мужчина перевозил напиток «скрытно», а также не являлся наркозависимым — то есть мог планировать его перепродажу в России. 26 июня 2018 года Герта приговорили к 11 с половиной годам заключения в колонии строгого режима за незаконный оборот наркотиков и контрабанду. В приговоре указано, что суд учел смягчающие обстоятельства: благодарности и грамоты от администрации родного города Нижнего Тагила и Москвы за продвижение здорового образа жизни, отсутствие судимости и положительные характеристики от участкового и коллег.

Знакомые Герта уверены, что произошла ошибка. Екатеринбургский художник Владимир Селезнев, который учился вместе с Гертом на одном факультете в университете в Нижнем Тагиле, говорит, что тот «фантазер» и «талантливый художник», но «никак не наркобарыга». Герт подал апелляцию на решение суда, ее должны рассмотреть осенью.

Случай Герта — не единственный, когда в России сажают за вещество, легальное в других странах

В 2017 году бразилец Шианка Роша Эдуадро, называющий себя шаманом, планировал лечить россиян по традиционной перуанской методике, для чего привез в страну четыре двухлитровых бутылки «Аяуаски». Его судил тот же Домодедовский городской суд; процесс вел тот же судья. За шамана заступился президент Бразилии Мишел Темер, который просил вмешаться в дело Владимира Путина. В итоге Шианка получил за контрабанду восьми литров напитка три года колонии строгого режима.

Аяуаска — далеко не единственная субстанция, купив которую легально в другой стране, можно попасть за решетку в России. Кроме перечня I существует еще два списка наркотических и психотропных веществ, оборот которых допускается под контролем государства, а также список запрещенных сильнодействующих веществ (СДВ), которые не являются наркотиками вовсе. В случае, если любое вещество из этих списков или его производное находят у человека, пересекающего границу, против него может быть возбуждено уголовное дело.

В 2015 году молодой ученый из Краснодара Дмитрий Лопатин заказал в Китае реактивы, необходимые для производства разработанных им гибких элементов. Как Лопатин рассказывает «Медузе», когда он заполнял на таможне декларацию на ввоз вещества, его задержали. Выяснилось, что в растворителе содержался гамма-бутиролактон — психотропное средство, внесенное в перечь III наркотических средств (их оборот ограничен и контролируется государством).

Расследование и суды длились около года. Реактив Лопатин так и не получил, поэтому следствие пыталось квалифицировать его деяние как «покушение на приобретение без цели сбыта» — и просило для ученого 11 лет тюрьмы. Суд с обвинением не согласился: сначала Лопатина приговорили к трем годам условно, потом — полностью оправдали за отсутствием состава преступления. Впрочем, больше реактивы Лопатин в Китае не заказывает — а промышленное производство своих инновационных фотоэлементов намерен открыть в Индии, где «регулирование токсических веществ, в особенности психотропных, гораздо проще».

То же вещество, в контрабанде которого обвиняли Лопатина, в июле 2017 года обнаружили в чистящем средстве для металла, которое заказал на китайском сайте американец Гейлен Грандстафф, с 1994 года живущий в России. Как рассказывала «Русская служба Би-Би-Си», посылку с товарами домой к Грандстаффу принес оперативник, замаскированный под курьера. Американца, страдающего хронической желудочной болезнью Крона, арестовали; уже год он дожидается приговора в СИЗО.

Сажают не только за наркотики, но и за вредные вещества — и за их производные. Например, за средство для сжигания жира

В последнее время резко выросло количество изъятых на таможне запрещенных сильнодействующих веществ (СДВ): закон определяет их как потенциально опасные для здоровья, и за их распространение и ввоз в страну предусмотрены реальные сроки. По данным Федеральной таможенной службы, в 2016 году их было изъято 23 килограмма, а в 2017 году — 2232 килограмма. (В том же 2017 году, по данным ФТС, в Россию пытались провезти всего 13 килограммов кокаина, 300 килограммов гашиша и 26 килограммов марихуаны).

В Уголовном кодексе есть отдельная статья 234 для нарушающих правила оборота ядовитых и сильнодействующих веществ. В 2017 году по ней осудили 315 человек, годом раньше — меньше трехсот. Адвокат Виталий Мазур из бюро «Мусаев и партнеры» говорит, что в последнее время к нему стали чаще обращаться за консультацией по делам, связанным с СДВ. В 2017 году МВД сообщало, что в списке преступлений с сильнодействующими веществами лидируют запрещенные лекарства — от хлороформа до трамала, — анаболические стероиды и таблетки для похудения на основе вещества сибутрамин (он легален во многих странах — от Китая и Таиланда до Казахстана). Дмитрий Гладышев, судебный эксперт-химик и руководитель бюро независимой экспертизы «Версия», говорит, что «сибутрамином в таблетках для похудения отравиться просто так нельзя — если только выпить сотню этих таблеток разом». Он считает, что уголовные дела за большинство СДВ — «это бред, виртуальные дела, чтобы увеличивать раскрываемость».

Осудить могут не только за препараты из списков наркотических и вредных, но и за их «производные», которых в списках нет, добавляет адвокат Виталий Мазур. «По сложившейся практике, к производным [СДВ и наркотиков] можно отнести практически любое вещество, которое хоть отдаленно напоминает по своему строению запрещенное», — объясняет юрист.

Мастер спорта по классической борьбе Игорь Черкесов попал под уголовное преследование за контрабанду СДВ в 2010 году. При досмотре в аэропорту в его вещах обнаружили препараты из Таиланда. Одно из них, по его словам, содержало средство для сжигания жира синефрин (оно же апельсин померанц, содержится в мандаринах и грейпфрутах). Вещество запрещено для спортсменов как допинг, но разрешено в большинстве стран для всех остальных. В США оно признано безопасным для здоровья и даже рекомендовано как аналог запрещенного эфедрина; в списке запрещенных в России оно не значится. Тем не менее, Черкесова арестовали; правда, в судебных материалах по его делу значится, что эксперты нашли в его багаже вещество, содержащее псевдоэфедрин.

«После задержания я провел в СИЗО около семи месяцев, но потом дело передали [на доследование], меня выпустили [под подписку о невыезде] и я решил покинуть страну, где-то переждать — и поехал получать гражданство в Доминикану», — рассказывает мужчина. В итоге его заочно осудили на пять лет, в 2013 году объявили в розыск по линии Интерпола, а через год экстрадировали в Россию из Таиланда, куда он приехал на встречу со своей семьей. Черкесов обжаловал приговор, и суд выяснил, что пока спортсмен «пережидал» за границей, псевдоэфедрин в 2013 году исключили из списка СДВ. В итоге мужчину приговорили к трем годам условно за контрабанду. Сейчас спортсмен бывает в России редко и рассказывает, что его старший сын постоянно живет в Таиланде, занимается борьбой и выступает за эту страну.

Адвокат Виталий Мазур считает, что подобная история может произойти с каждым — и рекомендует при покупке за границей таблеток, биодобавок или даже технических жидкостей перестраховываться: изучать состав веществ, сверяя его со списком наркотиков, психотропных веществ и СДВ; под запись уточнить у продавца, запрещено ли вещество в его стране и знает ли тот статус этого вещества в России (эту запись потом можно будет использовать как доказательство отсутствия преступного умысла).

На всякий случай, как советует адвокат, нужно поискать в интернете и судебные кейсы, связанные с веществом. В пример Мазур приводит всю ту же аяуаску. «В этом году были дела, из которых следует, что уголовному преследованию подлежит хранение настойки, — рассказывает он. — Однако многие до сих пор продолжают привозить ее в качестве сувенира либо участвовать в нелегальных церемониях [с употреблением напитка] на территории России».

Екатерина Васюкова