истории

19-летняя Майлен Диас Алмагер — единственная, кто выжил в авиакатастрофе на Кубе. Вот ее история

Meduza
14:45, 20 августа 2018

Одного из уцелевших в авиакатастрофе под Гаваной перевозят в больницу. 18 мая 2018 года

Marcelino Vazquez Hernandez / ACN / Reuters / Scanpix / LETA

18 мая на Кубе разбился пассажирский Boeing 737 — почти сразу после вылета из аэропорта Гаваны. Он совершал внутренний рейс в город Ольгин, расположенный в 670 километрах от столицы. Самолет успел отлететь от аэропорта на 20 километров, после чего пилоты начали совершать разворот, вероятно намереваясь вернуться в аэропорт, — но не успели: лайнер упал на засеянное поле.

На его борту находились 110 человек, включая шесть членов экипажа. Почти все погибли, но спасателям удалось обнаружить на месте крушения четверых выживших — они находились в критическом состоянии. Один из пострадавших умер в тот же день, еще две женщины — 23-летняя Греттель Ландров и 40-летняя Эмили Санчес — 22 и 25 мая. Единственной, кого удалось спасти врачам, была 19-летняя жительница Ольгина Майлен Диас Алмагер.

Опубликовано Mailen Diaz Almaguer Суббота, 12 августа 2017 г.
Майлен Диас Алмагер

18 августа кубинская газета Juventud Rebelde сообщила, что состояние Алмагер стабилизировалось — и ее перевели из палаты интенсивной терапии гаванской больницы Calixto Garcia в другую клинику, где она будет проходить реабилитацию. Журналисты издания поговорили с врачами о случае Майлен Диас Алмагер.

По их словам, состояние девушки было очень тяжелым. У нее были ожоги, повреждения позвоночника, грудной клетки и конечностей. Из-за травм у Алмагер возникли инфекционные заболевания; ей пришлось ампутировать левую ногу ниже колена. Девушке не сразу сказали об этом — и даже установили занавеску посередине тела, чтобы она не видела, как медсестры обрабатывают швы. Как пишет газета, Алмагер все равно начала что-то подозревать — и в итоге ей аккуратно и аргументированно рассказали об операции.

С Алмагер постоянно работала команда психологов. Первое время она страдала расстройством памяти и была уверена, что попала в автокатастрофу. Когда ей объяснили, что произошло, она была потрясена и не могла в это поверить. По словам врачей, ей потребуется еще много времени, чтобы воссоздать в памяти обстоятельства случившегося.

Один из психологов больницы рассказал изданию, что, несмотря на столь тяжелые повреждения и крайне нестабильное состояние, Майлен оставалась счастливой и жизнерадостной. «Я работал со многими людьми, пережившими ампутацию. Я был уверен, что у нее будет срыв. У большинства людей в такой ситуации начинается депрессия, но она справилась», — говорит психолог.

Все это время рядом с девушкой была ее семья. Врачи говорят, что самым важным в общении с родственниками Алмагер было постоянно давать им корректную информацию и выдерживать баланс между реальным прогнозом и надеждами близких. Особой опорой, по их словам, оказалась бабушка Алмагер, которую они назвали «женщиной большой внутренней силы и чувствительности». Она была уверена, что ее внучку спасут, и призывала девушку не сдаваться даже в самые сложные моменты.

Персонал клиники вспоминает, что Алмагер постоянно посылала воздушные поцелуи врачам и медсестрам, говорила, что любит их, — и они отвечали ей взаимностью. В день, когда девушку перевозили в другую больницу, все плакали — и она сама, и лечившая ее команда. «В этот день мы были не врачами и пациенткой, а семьей, — сказал главврач больницы Ифран Мартинес Гальвес. — Я был бы рад, если бы [Майлен] осталась с нами до полного выздоровления. Но я понимаю, что мы выполнили свою задачу — сохранить ее жизнь. Многие из нас хотели бы снова с ней увидеться».

Ольга Страховская