истории

18-летняя американка попыталась застрелиться, но выжила. Спустя три года ей сделали полную пересадку лица

Meduza
Кэти Стабблфилд после операции по пересадке лица и ее мама
Кэти Стабблфилд после операции по пересадке лица и ее мама
Cleveland Clinic

В 2014 году 18-летняя Кэти Стабблфилд должна была окончить школу. Год оказался для нее тяжелым: она перенесла операцию из-за хронического заболевания кишечника, ее семье пришлось переехать в другой город, а мать, учительницу, уволили из школы, где училась сама Кэти. Вскоре после этого ее бросил парень. «Мне казалось, что мои отношения очень стабильные, я была в них уверена. Когда это случилось, я поняла, что просто не хочу жить дальше», — вспоминает Кэти. 25 марта 2014 года она пришла домой к брату Роберту, нашла его охотничье ружье, ушла в ванную и выстрелила в себя. Ей удалось выжить — но ее лицо было почти полностью уничтожено.

Кэти почти не помнит события ни того дня, ни последовавшего за этим года: как ее, окровавленную, обнаружил брат, как ее отвезли в местную больницу, а затем перевели в две другие. Когда она узнала от родителей, что пыталась покончить с собой, то была в шоке. «Я никогда не планировала такое сделать и не понимала, как с этим справиться. Я ощущала огромную вину перед своей семьей за то, что причинила им такую боль. Я ужасно себя чувствовала», — признается Кэти.

За три года после попытки самоубийства девушка перенесла больше двадцати операций. Выстрел повредил ей нос, рот, кости челюсти и центральной части лица, а также часть лба. Глаза уцелели, но были сильно повреждены; чтобы она могла видеть, врачи установили специальное устройство, которое не давало срастись тканям. Кроме этого, у Кэти были тяжелые травмы мозга. «Ее мозг был практически обнажен, у нее были судорожные приступы и инфекции. Речь шла не о трансплантации лица, а о том, чтобы выжить», — рассказал журналистам врач Кливлендской больницы, который осматривал ее при поступлении.

Впервые о пересадке лица семья Стабблфилд услышала от травматолога второй больницы, где лежала Кэти. Врач сказал ее родителям, что впервые за свою практику столкнулся с настолько тяжелыми повреждениями. По его мнению, единственной возможностью полноценно функционировать для нее может быть полная трансплантация лицевых тканей. Кэти, как и ее семья, не представляла, что это возможно: «Когда родители мне все объяснили, я очень обрадовалась, что смогу снова обрести лицо и нормально жить».

Видео Кливлендской больницы о Кэти, подготовке к операции по пересадке лица и реабилитационном периоде
Cleveland Clinic

Операцию решили делать в Кливлендской клинике — третьей по счету больнице, где лежала Кэти. До этого там провели две подобные операции, а всего в мире к тому моменту было сделано лишь 38 пересадок лица. Первую — частичную — провели во Франции в 2005 году, а полную впервые смогли сделать в Испании, в 2010-м. Кэти нужно было пересадить ткани скальпа, лба, верхних и нижних век, щек, челюстей, верхние и нижние зубы, часть лицевых нервов, мышц и кожу — то есть 100% лицевых тканей. В марте 2016 года ее поставили в лист ожидания. Все это время с Кэти работали не только врачи, но и психологи — помогая ей восстановиться после попытки самоубийства и подготовиться к операции. Спустя 14 месяцев донора нашли: им стала 31-летняя Андреа Шнайдер, умершая от передозировки наркотиков.

Операция длилась 31 час, в ней приняли участие 11 хирургов. Трансплантация прошла успешно; Кэти восстановили череп и части лица, что позволило ей лучше видеть, дышать, есть и говорить. Всю жизнь ей надо будет принимать иммуносупрессивные препараты, чтобы снизить риск отторжения тканей (если это случится, потребуется новая операция). Девушка стала самым молодым пациентом в США, прошедшим через подобную операцию. «Все, что случается в жизни, лишь временно. Неважно, речь о дружбе или романтических отношениях. Всегда есть кто-то, с кем вы можете поговорить», — считает Кэти.

Она говорит, что за последние годы сблизилась с родителями, и советует не закрываться от близких в тяжелые моменты: «Раньше я многое держала в себе, не писала о личном в социальных сетях. Реальность такова, что жизнь других может казаться идеальной. Но она не идеальна». Кэти Стабблфилд планирует поступить в колледж и стать психологом-консультантом, чтобы помогать другим людям — так, как они помогли ей. «Жизнь очень ценна, это потрясающий дар. И я благодарна, что у меня есть второй шанс ее прожить», — говорит она.

Историю Кэти Стабблфилд подробно задокументировал журнал National Geographic. Девушка стала героиней сентябрьского номера, в котором ей посвящена главная фотоистория и серия материалов (на сайте издания также опубликован 22-минутный документальный фильм о Кэти). Над съемкой работали два известных фотографа, часто сотрудничающие с журналом: Мэгги Стебер и Линн Джонсон. Стебер фактически жила с Кэти и ее семьей на протяжении двух с половиной лет — и в больницах, и дома. «Они делились со мной самыми глубокими переживаниями. Это большая ответственность. Иногда фотографу надо отложить камеру и просто выслушать своих героев», — говорит Стебер.

Кэти до и после операции по пересадке лица
Кэти до и после операции по пересадке лица
Cleveland Clinic

Фотограф рассчитывала, что сможет снять и операцию по трансплантации лица, но в назначенный день оказалась в командировке. Тогда в дело вступила ее коллега и подруга Линн Джонсон, известная фотоисториями о жизни в Африке и Азии. «Главная цель [фотографа] — поймать момент, который поможет читателю понять чувства боли и потери, которые мы не в состоянии полностью осознать», — уверена Джонсон.

Главный редактор National Geographic Сьюзан Голдберг считает, что это один из самых важных материалов, которые команде журнала удалось сделать в 2018 году: «На наш взгляд, эта история не просто трогает и вдохновляет, она рассказывает обо всем — и о судьбе человека, и о прорыве в науке и медицине».

Ольга Страховская