истории

Издание Republic оказалось в финансовом кризисе. Журналистов переводят на новую «систему эффективности»

Meduza
07:03, 15 августа 2018

Александр Винокуров

Антон Белицкий / Коммерсантъ

Инвестор сайта Republic Александр Винокуров сообщил редакции о «финансовом кризисе». Руководству урежут зарплаты

В распоряжении «Медузы» оказалось письмо Александра Винокурова, инвестора и гендиректора интернет-издания Republic (входит в один холдинг с телеканалом «Дождь») к руководству редакции. Отправлено оно было 27 июля. В письме Винокуров пишет о «финансовом кризисе в издании». «Накопились существенные суммы задолженности по гонорарам авторов и по страховым взносам во внебюджетные фонды, — сообщает Винокуров. — Это грозит нам санкциями, которые, скорее всего, приведут к остановке хозяйственной деятельности нашей компании, чего не хотелось бы допустить».

В письме Винокуров предложил, чтобы руководители компании и редакции (главный редактор, два его заместителя и главный бухгалтер) с 1 августа согласились на сокращение окладов до 60 тысяч рублей в месяц. При этом главному редактору и замам обещана премия «за выполнение ключевых показателей». Как пообещал Винокуров, доход редакторов издания в результате снизится не более чем на 20%.

У пишущих журналистов будут измерять эффективность и выплачивать им «роялти». Два редактора уволились

Republic — одно из трех интернет-СМИ в России, которое продает большую часть своего контента по подписке (кроме него это «Ведомости» и телеканал «Дождь»). На эту модель издание перешло летом 2014 года; сейчас подписка стоит 4800 рублей в год (без учета акций и скидок).

По данным самого издания, ему удалось выйти на уровень 20 тысяч одновременно действующих подписок еще в начале 2016 года, после чего продажи стабилизировались. Подписки позволяли генерировать выручку в 4,5 миллиона рублей ежемесячно.

Как рассказал «Медузе» Иосиф Фурман, работавший в Republic шеф-редактором и занимавшийся, в частности, подписками, в мае 2018 года был небольшой спад продаж, но «потом прошли акции» — и количество подписок вернулось на обычный уровень. Акции обычно подразумевали продажи со скидкой — они могли составлять до половины стоимости подписки.

Сам Фурман в преддверии объявления о кризисе встретился с Винокуровым и предпочел уволиться — ему «предложили другой функционал» работы, с которым он не согласился. По словам Фурмана, к тому времени всем сотрудникам, занимавшимся производством контента, в июне и июле задержали часть зарплаты, которая по договору была оформлена как премия.

«При найме на работу со всеми оговаривалась зарплата, которая оформлялась формально как оклад плюс премия, в пропорции около 60 на 40%. Никто не воспринимал эти 40% как премию, для ее получения не было прописано никаких KPI (ключевых индикаторов эффективности работы — прим. „Медузы“), — рассказывает журналист. — Просто [в отделе кадров] говорили, что нужно так сделать для упрощения работы».

По словам одного из сотрудников Republic, попросившего не называть его имени, «когда Винокурову сказали, что несправедливо менять условия, предложенные работодателем изначально», тот отослал к трудовому договору, где написано, что премия выдается не просто так, а «за высокую квалификацию и достижения в труде, личный вклад в результаты экономической деятельности работодателя». С 1 августа отдел кадров, который, как Винокуров сказал сотрудникам, мог «ввести их в заблуждение», в издании сокращен.

С понижением собственного оклада почти вдвое не согласился заместитель главного редактора Роман Федосеев. Как он сам рассказал «Медузе», после этого Винокуров вынудил его уволиться, — впрочем, говорит журналист, стороны «разошлись без взаимных претензий»: Федосееву выплатили недополученные «премии» и «небольшую компенсацию».

По словам Федосеева, его не устроило не только понижение оклада, но и предложенная редакции схема оценки эффективности сотрудников — по числу подписчиков, дочитавших каждую статью до конца. «То есть успешность текста во внешнем мире — шеры, просмотры, [оформление] подписки [со страницы этого текста] — все это потеряло важность. Система эффективности не понравилась никому в редакции, кроме [главного редактора Republic Максима] Кашулинского», — объясняет Федосеев. Кашулинский в разговоре с «Медузой» сказал, что с системой в результате согласились девять из десяти сотрудников издания, которые занимаются созданием контента.

Винокуров рассказал «Медузе», что скоро он собирается представить внештатным авторам Republic новый тип договора. «Если авторы захотят, смогут воспользоваться предложением: оно будет похоже на тот, что используется в книгоиздании, — [это схема] роялти», — пояснил он. Как они будут высчитываться, инвестор Republic не уточнил.

Главный редактор объясняет кризис тем, что издание пошло «не в ту сторону»

Винокуров и Кашулинский не рассказывают подробности «финансового кризиса» в Republic. Винокуров сказал «Медузе», что теперь финансовое положение издания «нормальное»: долги по гонорарам внештатным авторам выплачены, осталась «небольшая задержка в исполнении обязательств перед арендодателем и по социальным взносам, но до конца месяца мы все это исправим».

Обновление от 15.00 15 августа. Александр Винокуров дополнительно прокомментировал кризис в издании в беседе с «Медузой», сообщив, что он во многом связан с неквалифицированной работой некоторых сотрудников. «Примерно в конце 2017 года мы приняли на работу несколько новых сотрудников с большими зарплатами, — рассказывает владелец издания. — Мы рассчитывали на то, что это поможет произвести больше качественного контента для подписчиков, поможет существенно увеличить выручку от подписок. Результативность и квалификация этих сотрудников оказалась существенно ниже заявленной при приеме на работу. Мы ошиблись. Ошибка повлияла на финансовый результат — расходы увеличились, а отдачи нет. Например, выручка (не прибыль) от продажи подписок в фейсбуке за месяц была в два раза ниже зарплаты специалиста, который этим занимался. Теперь мы исправляем ошибки».

Сокращение расходов затронуло не только зарплаты штатных сотрудников. С 1 августа редакция переехала в другой офис с более низкой арендной платой. Кроме того, по словам Фурмана, с весны 2018 года сокращаются и прочие расходы, — например, на рекламу издания в соцсетях. «Сам Винокуров занимался [продвижением в] Facebook, что меня удивило, — рассказывает Фурман. — Огромные деньги платились за [покупку] трафика в социальных сетях, однако трафик плохо конвертировался в подписки. Мы настроили метрики и увидели, что можно в разы меньше тратить и быть в разы эффективней».

Кашулинский говорит, что с момента перехода на подписную модель внешних инвестиций и кредитов в Republic почти не было — у издания получалось окупать себя (одним из источников дохода была и реклама — но, как говорит Кашулинский, «реклама и подписка не очень хорошо уживаются; рекламодателям нужен охват»). «Republic — это один большой эксперимент, — добавляет главный редактор издания. — Мы получаем деньги от подписок, когда их становится чуть больше, мы расширяемся; иногда идем не в ту сторону — приходится сокращаться».

Кашулинский по-прежнему уверен, что «подписная модель — будущее качественных медиа». Реформы и снижение его собственного оклада его не смущают. «Есть премиальная часть, — говорит он. — Меня условия устраивают».

Илья Жегулев