новости

В Карелии сгорела церковь XVIII века. Это было одно из самых высоких деревянных зданий в России

Meduza
11:01, 11 августа 2018

Успенская церковь в Кондопоге, 2016 год

Сергей Цепек / Фотобанк Лори

10 августа в карельском городе Кондопога сгорела деревянная церковь Успения Пресвятой Богородицы. Церковь была построена на берегу Онежского озера в 1774 году и трижды реставрировалась в XX веке. Как сообщили в правительстве Карелии, «этот деревянный храм стал четвертым, возведенным на этом месте после сгоревших до него церквей».

По данным республиканского центра по охране объектов культурного значения, Успенская церковь была «выдающимся памятником народного деревянного зодчества конца ХVIII века, исторически завершающим эволюцию шатровых храмов Прионежской школы». Церковь являлась одной из самых высоких деревянных построек в России — ее высота составляла 42 метра. Последнее богослужение здесь провели в августе 2015 года. Последние три года в помещении работал муниципальный краеведческий музей Кондопоги.

Успенская церковь в 1940-е годы

В МЧС заявили, что Успенская церковь «сгорела полностью». В карельском управлении МЧС отчитались, что о пожаре в Кондопоге стало известно в 9 часов 33 минуты 10 августа. Церковь загорелась внутри, огонь быстро распространился на всю площадь помещения. Потушить пожар удалось через три часа; к этому моменту от здания практически ничего не осталось.

В пожаре сгорели иконостас и потолок с композицией XVIII века. В иконостасе Успенской церкви были работы конца XVIII — начала XIX веков. Иконостас был пятиярусным; как сказано в описании храма на сайте краевого музея, 13 икон в разное время было утрачено, часть оставшихся была законсервирована, так как нуждалась в реставрации. Иконостас был выполнен в стиле барокко.

Полностью сгорел расписанный потолок с композицией «Божественная литургия». Потолок был поделен на 16 граней, в каждой из которых был изображен ангел, в центре находился образ Христа перед престолом в облачении священника. По углам располагались святые евангелисты. В 2006 году комплекс «неба» был отреставрирован.

Александр Циликин / Фотобанк Лори
Александр Циликин / Фотобанк Лори

В Московском патриархате считают, что Успенскому храму «не уделяли достаточно внимания» — и именно это привело к пожару. «В действительности храм использовался местным музеем, его посещали почти бесконтрольно туристы. Что может сделать один сторож и пожарная сигнализация, когда идет речь о деревянном строении?» — сказал руководитель пресс-службы патриархата Александр Волков.

Настоятель храма Рождества Богородицы в Кондопоге Лев Большаков убежден, что «меры пожарной безопасности в [Успенской] церкви были достаточные». «Ни малейшего упрека к Кондопожскому музею, к которому относится этот храм, у меня нет, потому что в церкви была круглосуточная охрана, и она отреагировала мгновенно. Сработала и пожарная сигнализация. Богослужения в церкви не проводились уже три года, поэтому ни подсвечников, ни свечей там не было», — сказал он.

Основная версия пожара — «неосторожные действия туристов». Эту версию назвали в управлении по охране объектов культурного наследия Карелии, а позже повторили в региональной епархии и правительстве Карелии со ссылкой на Следственный комитет республики. Вечером 10 августа СК возбудил уголовное дело по статье «уничтожение или повреждение объектов культурного наследия народов РФ» (часть 1 статьи 243 УК РФ). Максимальное наказание по этой статье — лишение свободы сроком до трех лет. Есть ли в деле подозреваемые, не сообщается.

Илья Тимин / Sputnik / Scanpix / LETA
Илья Тимин / Sputnik / Scanpix / LETA
Игорь Подгорный / Sputnik / Scanpix / LETA

Церковь планируют восстановить. Главный специалист управления по охране объектов культурного наследия Карелии Светлана Куспак заявила, что Успенская церковь подлежит восстановлению. «Полностью есть научная документация, замеры, мы все про нее знаем. Другой вопрос, сколько это денег и времени», — сообщила она. В правительстве Карелии уточнили, что на следующей неделе в республику приедут специалисты в области деревянного зодчества.

По словам протоиерея Льва Большакова, нельзя «оживить то, что умерло». «Но мы можем по очень хорошим чертежам воссоздать церковь. Воссоздание будет достойным памятником того, что было, и ответным позитивным действием», — сказал он.

Александра Соколова