истории

«Новое величие»: как полицейский провокатор внедрился в кружок по интересам Теперь участников кружка пытают и обвиняют в попытке переворота

Meduza
Обвиняемые по делу «Нового величия» в суде, 8 мая 2018 года
Обвиняемые по делу «Нового величия» в суде, 8 мая 2018 года
«Радио Свобода»

В марте 2018 года восьмерых мужчин и двух девушек обвинили в создании экстремистского сообщества «Новое величие». Среди них, например, 21-летний студент университета правосудия и 17-летняя сотрудница ветеринарной клиники. Следствие считает, что они хотели свергнуть конституционный строй в России, используя листовки и чат в телеграме. Из материалов дела следует, что одним из лидеров организации был человек, внедрившийся туда для передачи информации полицейским. Адвокаты называют это намеренной провокацией; обвиняемые заявляют об избиениях и издевательствах со стороны полицейских. По просьбе «Медузы» журналист издания «Медиазона» Максим Литаврин рассказывает главное, что нужно знать о деле «Нового величия».

Что такое «Новое величие»?

Оппозиционное движение, практически никому не известное до момента задержания его участников. В «Новом величии» состояло не больше пары десятков человек, которые не успели провести ни одной политической акции.

Большинство фигурантов дела познакомились в телеграм-чате, который появился после несостоявшейся «революции» Вячеслава Мальцева 5 ноября 2017 года. Они не были активистами запрещенной «Артподготовки» Мальцева, но следили за этим движением. С 10 ноября участники чата стали встречаться в московских «Макдоналдсах» — как вспоминают участники тех сходок, на них все просто разговаривали на разные темы, в том числе и о политике.

На одну из таких встреч пришел мужчина лет тридцати, известный в чате как Руслан Д.; в жизни он представился точно так же. Он завоевал доверие новых знакомых, убедив их в том, что разделяет их оппозиционные взгляды. На самом же деле Руслан Д. — либо информатор полиции, либо оперативник под прикрытием; он проходит по делу свидетелем. В своих показаниях он прямо говорит, что целенаправленно следил за группой молодых людей, так как понимал их «возможную противоправную деятельность». Общался он с ними для того, чтобы собрать информацию и передать ее правоохранительным органам.

По словам нескольких обвиняемых по делу «Нового величия», именно Руслан Д. предложил перейти от сходок в кафе к организации политического движения со всеми его признаками — уставом, помещением для сборов и распределением ролей. Другие фигуранты дела говорят, что идея создать организацию пришла в голову Руслану Костыленкову — человеку, которого следствие считает лидером «Нового величия».

Так или иначе, Руслан Д. на допросе не скрывал, что сыграл немалую роль в появлении организации. Именно он подыскал и оплатил небольшое помещение на улице Братиславской, в котором раз в неделю стали собираться ее участники. Решение о создании «Нового величия» было принято на первой такой встрече 9 декабря 2017 года. Несколько обвиняемых в показаниях утверждают, что в тот день Руслан Д. предложил обзавестись политической программой движения и вызвался ее написать. Позже экспертиза обнаружила в ней «признаки пропаганды идеологии насилия».

Участники продолжали переписываться в телеграм-чате — почти вся деятельность «Нового величия» по-прежнему проходила тут. До задержаний, которые прошли 15 марта, обвиняемые успели создать группу «ВКонтакте», напечатать и расклеить пару тиражей листовок о «путинском режиме» и принять участие в марше «За московский троллейбус», марше памяти Бориса Немцова и в митинге Навального. Кроме того, некоторые из них, согласно показаниям Руслана Д., пару раз выезжали в Подмосковье, чтобы пострелять из ружья «Сайга» и потренироваться в изготовлении «коктейлей Молотова». В этих вылазках также участвовал оперативник уголовного розыска Максим Расторгуев, который внедрился в организацию в начале февраля.

Что известно об обвиняемых по делу?

Лидером «Нового величия» следствие считает 25-летнего Руслана Костыленкова. Он жил в подмосковном городе Хотьково и разводил кроликов. По рассказам знакомых, в 2012 году он состоял в движении «Белые совы», активисты которого занимались в Хотьково «охотой на педофилов», вдохновившись методами неонациста Максима «Тесака» Марцинкевича. Как и Тесак, «Белые совы» создавали аккаунты несовершеннолетних на сайтах знакомств, вели переписку со взрослыми и назначали встречу, где поджидали пришедшего.

Кадр из видео с допросом Руслана Костыленкова

28-летний знакомый Костыленкова Рустам Рустамов работал инженером в Центральном научно-исследовательском институте специального машиностроения в Хотьково. Формально он не состоял в «Новом величии» и не участвовал ни в одном из московских собраний. Его задержали, потому что он присутствовал на стрельбах участников в Подмосковье; здесь его увидел Руслан Д. Именно Рустамову принадлежит «Сайга», из которой стреляли активисты.

21-летний Вячеслав Крюков учился на втором курсе Российского государственного университета правосудия (РГУП) и жил в общежитии вуза. Следователю на допросе он говорил, что приходил на собрания «Нового величия», чтобы послушать беседы о политике.

25-летний Сергей Гаврилов работал инженером-программистом в концерне «Моринформсистема — Агат»; по собственным словам, он стал выражать недовольство российской властью после того, как в ноябре 2017 года его оштрафовали, по ошибке приняв за участника митинга.

31-летний Петр Карамзин — юрист по образованию, официально безработный. На допросе он рассказывал, что до «Нового величия» ходил на «Русский марш» и смотрел канал Вячеслава Мальцева на ютьюбе.

Его ровесник Павел Ребровский утверждал, что приходил на собрания «Нового величия» просто так и относился ко всему несерьезно. «Хотел бы уточнить, что это не организация, а какой-то балаган, поскольку единого мышления в группе не было, а было как в басне Крылова „Лебедь, рак и щука“», — говорится в протоколе его допроса.

Дмитрий Полетаев на год младше Карамзина и Ребровского. Он говорил следователю, что был недоволен властью, так как не мог устроиться на работу. Листовки «Нового величия» он нашел в своем почтовом ящике; они его заинтересовали.

Самый старший из обвиняемых — 38-летний житель Химок Максим Рощин — тоже присоединился к движению, обнаружив листовки. Он пояснил, что давно был против «узурпатора власти Путина» и ходил на митинги в Москве и области с 2008 года.

Самые младшие фигуранты дела «Нового величия» — две девушки. 19-летняя Мария Дубовик — студентка ветеринарной академии имени Скрябина. Ее близкий друг описывает ее как «пай-девочку» и отличницу. Арестовали и ее подругу Анну Павликову — ей на момент задержания было 17 лет. Семья Павликовой говорит, что она увлекалась биотехнологиями и работала в ветеринарной клинике.

В чем именно обвиняют участников «Нового величия»?

Следственный комитет, который ведет дело, считает, что участники «Нового величия» хотели насильственно свергнуть конституционный строй в России. Для этого, говорится в постановлении о возбуждении дела, они распространяли свои идеи и собирались принять участие в народных восстаниях и революции, захватить власть, создать временное правительство и принять новую Конституцию. Все эти строчки были почти дословно переписаны следствием из политической программы организации, написанной Русланом Д.

Кроме этого, в постановлении о возбуждении дела указано, что участники «Нового величия» создали отделы — информационный, финансовый, агентурно-вербовочный, юридически-правовой, отдел активных действий. Таким образом следствие пытается доказать, что «Новое величие» — это экстремистское сообщество: Верховный суд разъяснял, что наличие подразделений — один из его признаков. Как говорили на допросе несколько обвиняемых, идея о создании отделов тоже принадлежала Руслану Д.

Наконец, в материалах упоминается, что участники «Нового величия» выезжали в Подмосковье, где «осуществляли обучение навыкам ведения митингов и пикетов, в случае необходимости — с применением огнестрельного и взрывчатого оружия». Речь идет о тех самых собраниях с «коктейлями Молотова» и «Сайгой».

Что не так с этими обвинениями?

Адвокаты (те из них, которые готовы говорить с журналистами) называют дело провокацией со стороны правоохранительных органов. Защитник Марии Дубовик Максим Пашков считает, что без Руслана Д. (по его версии — штатного сотрудника ФСБ) никакого «Нового величия» бы не было. Он также напоминает, что Руслан Д. и оперативник Расторгуев занимали в «сообществе» организаторские посты — первый был главой финансового отдела, а второй — главой отдела прямого действия. Адвокат Павликовой Ольга Карлова на пресс-конференции по делу рассказывала, что ее подзащитная хотела выйти из организации; ее отговаривал Руслан Д., убеждая в том, что без нее — никак.

Закон об оперативно-разыскной деятельности запрещает тем, кто ее проводит, «подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий». То же самое дважды разъяснял Верховный суд. Пока что формально все это Руслана Д. не касается — в деле нет документальных подтверждений того, что он — оперативник. Вероятно, он будет выступать в суде как засекреченный свидетель.

Что происходит с обвиняемыми и с уголовным делом?

Шестеро фигурантов дела — Костыленков, Карамзин, Полетаев, Крюков, Дубовик и Павликова — с 16 марта содержатся в СИЗО. Еще четверо — Рустамов, Рощин, Гаврилов и Ребровский — под домашним арестом. Вероятно, более мягкая мера пресечения связана с тем, что следствие считает их менее активными участниками «Нового величия».

Задержания и обыски проходили довольно жестко. По словам матери Анны Павликовой Юлии, оперативники с оружием и в балаклавах ворвались в их квартиру, ударили ее мужа, испугали старшую дочь и ее пятимесячного сына и угрожали ударить саму Анну. О побоях при задержании рассказывал Костыленков — он пожаловался, что бойцы СОБРа били его руками и ногами и надевали на голову пакет. Позже член ОНК Евгений Еникеев обнаружил, что в медицинской карте Костыленкова, заполненной при поступлении в СИЗО, зафиксированы множественные ушибы, а также гематомы на лице и на конечностях. Правозащитник подал в СК заявление о пытках, пока что ведомство на него не ответило.

Юлия Павликова говорит, что после ареста у ее дочери испортилось здоровье. В марте Анна Павликова простояла в неотапливаемом автозаке несколько часов и у нее началось воспаление, из-за которого она может стать бесплодной. «Ей и гинеколог в „Матросской Тишине“ сказала, что идет хроническое воспаление и она не знает, будут ли у Анечки дети. А другой врач выразилась еще проще: „Тюрьма стерилизует“», — утверждает женщина. 12 июня Павликову направили на обследование из СИЗО в обычную больницу; в тот же день ее отвезли обратно в изолятор. Гражданские врачи подтвердили воспаление, тогда как сотрудник медчасти СИЗО говорил, что с Анной все в порядке. Пострадала от ареста и Дубовик — у нее сильно ухудшилось зрение.

Защитники тех, кто находится под стражей, не раз просили суд смягчить меру пресечения, но им отказывали. Сейчас арест членов «Нового величия» продлен до 13 сентября. Адвокат международной правозащитной группы «Агора» Светлана Сидоркина, которая защищает Костыленкова, считает, что следствие затянется надолго, — например, СК намерен проводить психолого-лингвистическую экспертизу сообщений из чата «Нового величия».

Судя по материалам суда, всех десятерых фигурантов дела обвиняют именно в организации экстремистского сообщества, а не в участии в нем. Если дело дойдет до суда в таком виде, им грозит от шести до десяти лет лишения свободы.

Максим Литаврин, «Медиазона»