Перейти к материалам
Андрей Сучилин с женой Лидией
истории

В Португалии умер музыкант Андрей Сучилин. Он заболел в отпуске, его сняли с самолета по жалобам других пассажиров

Источник: Meduza
Андрей Сучилин с женой Лидией
Андрей Сучилин с женой Лидией
Из личного архива Андрея Сучилина

Гитарист Андрей Сучилин в начале 1980-х основал московскую группу «До мажор». Она играла прогрессив-рок и активно сотрудничала с самыми разными музыкантами авангардного толка — от лидера группы «Автоматические удовлетворители» Андрея Панова и саксофониста Сергея Летова до скрипача и композитора Алексея Айги и трубача Андрея Соловьева (он также играл с группой «Вежливый отказ»). Главной записью «До мажор» принято считать вышедшую в 1990 году пластинку «Ноэма»; его называли «главным забытым альбомом отечественного арт-рока». В последние годы Сучилин выступал и записывался с разными музыкантами — например, с тем же Айги и лидером электронной группы «Ночной проспект» Алексеем Борисовым. 28 июля музыканту должно было исполниться 59 лет; по этому поводу он запланировал концерт в клубе «Вермель». Он состоится, но станет концертом памяти Сучилина.

В мае 2018 года Сучилин и его жена Лидия Тихонович поехали в отпуск на испанский остров Гран-Канария. Как рассказала «Медузе» Тихонович, в последние дни отдыха у музыканта ухудшилось самочувствие — появились слабость и температура. 29 мая, в последний день пребывания на Гран-Канарии, у Сучилина начались боли по всему телу; ему вызвали врача, но тот сказал, по словам Тихонович: «ничего страшного, типичная пляжная инфекция», посоветовал некий антибиотик и разрешил спокойно лететь домой на самолете. Через несколько часов супруги вылетели в Амстердам рейсом компании Transavia Holland (это партнер основной авиакомпании Нидерландов KLM); в Голландии они должны были пересесть на самолет в Москву.

Вскоре после взлета состояние Сучилина резко ухудшилось. От тела музыканта стал идти неприятный запах; по словам Тихонович, стюарды попросили его пересесть в хвост самолета. «Помочь стюарды, конечно, никак не могли, Андрею требовалось оперативное вмешательство врачей, — вспоминает Тихонович. — Они отсадили его, чтобы учесть интересы остальных пассажиров. Но могу сказать только, что с Андреем они вели себя, мягко говоря, очень недружелюбно». На запах стали активно жаловаться пассажиры; после этого пилот принял решение посадить самолет в ближайшем аэропорту — в португальском городе Фару. «После высадки из самолета мы с Андреем еще не понимали, что происходит, — говорит Тихонович. — Мы надеялись, что все-таки долетим в тот день до Москвы — и мужу окажут медицинскую помощь».

В Португалии Сучилина госпитализировали и поставили диагноз — некроз и септический шок. «Выяснилось, что это было вызвано очень серьезной инфекцией, и еще в Испании нужно было срочно делать операцию», — рассказывает Тихонович (что это была за инфекция, она уточнить не смогла). Супруги пробыли в Фару 27 дней, все это время Сучилин был в медикаментозной коме. Врачи провели три операции, но 25 июня во время проведения последней сердце музыканта не выдержало. «Я думаю, врачи сделали все, что возможно, — говорит Тихонович. — Просто было уже слишком поздно. Если бы мы начали экстренно лечиться в Испании, и врач не сказал бы, что у Андрея ерундовое заболевание, тогда у него еще был бы шанс».

Тихонович обвиняла компанию «Ингосстрах» в неоказании своевременной помощи. По ее словам, врач в Испании был вызван именно по страховке «Ингосстраха» — и его пришлось ждать около пяти часов. В Фару представитель компании сказал Тихонович, что полис Сучилина является недействительным. «Пришлось с ними ругаться, присылать документы, доказывать, — говорит она. — После этого они сказали, что постараются покрыть расходы на лечение в Португалии».

В «Ингосстрахе» не согласны с претензиями Тихонович. В разговоре с «Медузой» Карен Асоян, директор компании по связям с общественностью, предположил, что заявления жены Сучилина связаны с тем, что она «находилась в шоковом состоянии». «Первое обращение с ее стороны поступило 29 мая из Испании. Там мы оперативно направили доктора в отель, клиенту диагностировали болезнь и выписали антибиотики, — рассказывает Асоян. — Второе обращение к нам поступило 30 мая. Там тоже Сучилину была оказана необходимая помощь. Когда к нам обратились, мы уточняли действие полиса, это заняло примерно час. Нам было важно понять, закончился срок действия полиса или нет, правомерно ли с нашей стороны оказывать помощь. Сейчас мы продолжаем сотрудничество с семьей клиента и планируем организовать репатриацию. Отказов с нашей стороны не было. Мы все будем оплачивать».

С возвращением тела музыканта в Россию обещало помочь консульство России в Португалии. «Мы связали родственников с похоронным бюро, окажем все необходимое содействие в оформлении документов. Семья решит, будут ли транспортировать тело или кремировать здесь», — заявил агентству «РИА Новости» пресс-секретарь консульства Александр Брянцев. Тихонович подтвердила «Медузе», что ей звонили из консульства, но сказали, что человек из похоронного бюро в отпуске, и они «постараются кого-то найти». «Православный священник, который мне здесь помогает, сказал, что услуги агентства, с которым сотрудничает консульство, очень дороги», — добавляет она; по ее словам, священник пообещал связать ее с другим агентством.

Вы читали «Медузу». Вы слушали «Медузу». Вы смотрели «Медузу» Помогите нам спасти «Медузу»

Ирина Кравцова