истории

В Перми закончился Дягилевский фестиваль. Что важного на нем показали и почему за его участниками стоит поехать даже в другие страны

Meduza
Сцена из спектакля «Жанна на костре»
Сцена из спектакля «Жанна на костре»
Антон Завьялов / Дягилевский фестиваль

С 14 по 24 июня в Перми прошел международный Дягилевский фестиваль — крупнейший региональный смотр музыкальных спектаклей и концертов академической музыки, который организует Пермский театр оперы и балета. Среди хедлайнеров Дягилевского — звезды не только российской, но и мировой сцены; некоторые спектакли или концерты создавались специально для фестиваля — впоследствии их можно будет увидеть только в Перми. По просьбе «Медузы» музыкальный критик Дмитрий Ренанский подводит итоги Дягилевского фестиваля-2018 и рассказывает, за какими его участниками стоит поехать в другие города и даже страны.

Почему мне вообще нужно что-то знать про Дягилевский фестиваль?

Потому что это один из важнейших художественных форумов России. Культурная жизнь в регионах, обескровленная в советские времена, когда центр вымывал из провинции лучшие кадры, и в 1990-е, когда властям и обществу было не до культуры, сегодня берет реванш. Говорить о том, что эпицентр российской театральной жизни постепенно смещается за пределы МКАДа, пока рано, но оперировать традиционными категориями «столичности» и «провинциальности» с каждым годом становится все труднее.

Подтверждение этому — Дягилевский фестиваль. Он проводился в Перми и до того, как в 2011 году Теодор Курентзис возглавил местный оперный театр, но именно благодаря греческому дирижеру перерос сначала региональный, а затем и федеральный уровень, встроившись в общеевропейский культурный контекст.

Новая музыка, театр и визуальные искусства сосуществуют в афише уральского форума так же органично, как и в биографии Сергея Дягилева, легендарного антрепренера, который провел детство в Перми и дал фестивалю имя. Но междисциплинарностью сегодня никого не удивишь ни в России, ни за рубежом — это общемировой тренд. Уникальность Дягилевского в том, что это один из немногих фестивалей на постсоветском пространстве, где каждая программа выглядит законченным кураторским высказыванием с упором на синтетические, поисковые виды театра и музыки, с акцентом на все, что не вписывается в традицию и расширяет представления публики о форме и содержании исполнительских искусств. Если в Перми выпускают хрестоматийную «Травиату» Джузеппе Верди, то приглашают на постановку американского режиссера-абстракциониста Роберта Уилсона. Если заказывают новую оперу современному российскому композитору Дмитрию Курляндскому, то дизайн для нее будет сочинять классик арте повера Яннис Кунеллис.

И чем необычна программа в 2018 году?

Программа нынешнего фестиваля — едва ли не самая радикальная за последние годы, сработанная в совсем уж непривычной для отечественного зрителя системе координат. Для российской сцены нормативной по-прежнему остается модель театра интерпретации, под знаком которой режиссерское искусство развивалось в ХХ веке, — когда спектакль опирался на литературу, а смыслы возникали от того, как режиссер и актеры с ней взаимодействуют: вчитываясь, помещая подлинник в более или менее ему чуждый временной или исторический контекст. Между тем, еще на рубеже столетий западный театр если не осознал ограниченность такой стратегии, то, по крайней мере, решил надолго от нее отдохнуть.

Тогда на авансцену вышли визионеры, часто совмещающие в одном лице функции режиссера, драматурга и художника — творцы авторского, предельно индивидуализированного театра, доказавшие, что реализовать на сцене миры, существующие в сознании режиссера, можно и без фундамента в виде литературного первоисточника. Именно таким визионерским театром занимаются главные герои пермского фестиваля — Ромео Кастеллуччи, Ален Платель и Робер Лепаж.

Что (главное) показали на Дягилевском в 2018 году?

1. «Жанна на костре» Ромео Кастеллуччи

Сцена из спектакля «Жанна на костре»
Сцена из спектакля «Жанна на костре»
Антон Завьялов / Дягилевский фестиваль

Основатель независимой театральной компании «Общество Рафаэля Санти» итальянец Ромео Кастеллуччи не раз гастролировал в России, но оперу в его постановке российским зрителям показали впервые. Выпущенный в копродукции оперных театров Перми, Лиона, Базеля и Брюсселя, спектакль на музыку оратории Артюра Онеггера на первый взгляд как будто не имеет ни малейшего отношения ни к написанному поэтом Полем Клоделем тексту либретто, ни к реальной биографии национальной героини Франции. Но главная его мысль оказывается парадоксально близкой истории Орлеанской девы: обрести себя, говорит Кастеллуччи, можно только отказавшись от привычного уклада, сломав существующий порядок вещей — и в реальной жизни, и на театральной сцене.

2. «Не спать» Алена Плателя

Сцена из спектакля «Не спать»
Сцена из спектакля «Не спать»
Марина Дмитриева / Дягилевский фестиваль

Занятия театром Платель долгое время совмещал с работой врача-дефектолога: нужно ли удивляться, что бельгийскому хореографу нет равных в умении ставить точные диагнозы современному европейскому обществу. Исполняемый восемью танцовщиками бельгийской танцевальной компании les ballets C de la B под аккомпанемент симфонической музыки Густава Малера, «Не спать» — эссе о том, что человек человеку волк, а еще о том, что общего у Европы 2010-х с Европой накануне Первой мировой войны.

3. «Иглы и опиум» Робера Лепажа

Сцена из спектакля «Иглы и опиум»
Сцена из спектакля «Иглы и опиум»
Никита Чунтомов / Дягилевский фестиваль

Внешне не связанные между собой факты из жизни культового джазового музыканта Майлза Дэвиса, классика французской литературы Жана Кокто и самого Лепажа складываются в эпическое театральное полотно об одиночестве художника. Привоз этого спектакля-блокбастера отчетливо обозначил уровень амбиций Дягилевского: до сих пор технологически изощренные шоу режиссера из канадского Квебека в России показывали только в одном городе — в Москве, а обеспечить их гастроли могли лишь тяжеловесы вроде Чеховского фестиваля.

4. «Буковинские песни» Леонида Десятникова

Пианист Алексей Гориболь на Дягилевском фестивале, 2018 год
Пианист Алексей Гориболь на Дягилевском фестивале, 2018 год
Никита Чунтомов / Дягилевский фестиваль

Мировая премьера нового сочинения ключевого русского композитора наших дней в исполнении лучшего камерного пианиста страны Алексея Гориболя. Автор нашумевшей оперы «Дети Розенталя» на тексты Владимира Сорокина написал (впервые за пять лет) 24 прелюдии для фортепиано на материале украинского фольклора — так что в современной России «Буковинские песни» выглядят не только художественным, но и политическим жестом. До сих пор отдельные прелюдии исполнялись в Нью-Йорке (прошлой осенью хореограф Алексей Ратманский поставил в Американском театре балета «Songs of Bukovina»), Лондоне и Воронеже — в Перми цикл Десятникова впервые прозвучал целиком.

5. Четвертая симфония Густава Малера

Дирижер Теодор Курентзис на Дягилевском фестивале, 2016 год
Дирижер Теодор Курентзис на Дягилевском фестивале, 2016 год
Антон Завьялов / Дягилевский фестиваль

Девять симфоний главного филармонического композитора ХХ века — та карьерная вершина, без покорения которой о вхождении в клуб ведущих дирижеров мира не может быть и речи. На каждом Дягилевском фестивале пермский оркестр musicAeterna под управлением Курентзиса исполняет по одной симфонии Малера, параллельно записывая их для лейбла Sony Classical (первый альбом цикла выйдет этой осенью). Ставший брендом уральского форума, малеровский «сериал» — лишнее доказательство того, что сегодня Пермская опера — такое же «место силы», каким в 1990-е и 2000-е был Мариинский театр: Малер — любимый автор руководителя Мариинки Валерия Гергиева, с трактовками которого Курентзис уже много лет ведет заочный спор.

А можно все это еще где-нибудь посмотреть и услышать?

По сложившейся в последние годы традиции, через день после завершения Дягилевского фестиваля очередной эпизод малеровского «сериала» покажут в Москве: 26 июня musicAeterna под управлением Курентзиса выступит в Зале имени Чайковского. 28 июня эту же программу повторят в венском Концертхаусе.

А вот собственные постановки Дягилевского фестиваля и Пермской оперы слишком сложны для адаптации на новых площадках и требуют от организаторов гастролей огромных административных и финансовых затрат — это делает их выездные показы невозможными. Так, самый резонансный оперный спектакль 2010-х, «Травиату» Роберта Уилсона, не показывали в столице даже в рамках национальной театральной премии «Золотая маска». Похожая участь наверняка ждет и «Жанну на костре» — ее придется смотреть в Перми, куда спектакль Ромео Кастеллуччи вернется уже в 2019 году.

Постановщики и артисты — о «Жанне на костре»
Perm Opera Ballet Theatre

Ситуация с другими спектаклями-хедлайнерами обстоит не лучше: срок жизни даже самой успешной постановки на мировом фестивальном рынке ограничен несколькими годами — после показов на Дягилевском «Иглы и опиум» и «Не спать» сошли с репертуара. Новые проекты их создателей можно увидеть на Осеннем фестивале в Париже («Каната» Робера Лепажа, с 15 декабря) и на Рурской триеннале («Кирина» Алена Плателя, 18-22 сентября).

«Буковинские песни» Леонида Десятникова исполнят в начале следующего сезона в Петербурге — 25 сентября Алексей Гориболь сыграет их в Малом зале филармонии.

В российских регионах есть еще хорошие фестивали искусств?

Единственный по-настоящему серьезный конкурент Дягилевского — Платоновский фестиваль искусств, проходящий каждое лето в Воронеже. В 2018 году его программа выглядела как парад-алле важнейших режиссеров европейской сцены: от итальянца Пиппо Дельбоно до живущего во Франции россиянина Анатолия Васильева. Правда, вскоре после завершения нынешнего, восьмого по счету фестиваля, художественный руководитель режиссер Михаил Бычков выступил с заявлением о том, что существование Платоновского поставлено под серьезную угрозу: по его словам, фестиваль готовился в атмосфере сильнейшего давления со стороны департамента культуры Воронежской области, а чиновники пытались вмешиваться в формирование программы.

Что покажут на Дягилевском фестивале-2019?

Программа следующего фестиваля только формируется и будет объявлена ближайшей зимой, но ключевые ее события уже известны. Спектаклем-хедлайнером станет «Лулу» Альбана Берга. Одну из главных опер ХХ века, до сих пор ставившуюся в России единственный раз (в 2002 году, в столичной «Геликон-опере»), Теодор Курентзис выпустит вместе с Максимом Диденко — едва ли не самым востребованным молодым российским режиссером, который дебютирует на оперной сцене.

На закрытии фестиваля Курентзис также продирижирует «Немецким реквиемом» Иоганнеса Брамса. Дирекция Дягилевского не исключает, что продолжит сотрудничество и с Ромео Кастеллуччи: в свой последний визит в Пермь он заинтересовался пространствами местного паровозоремонтного завода имени Шпагина, или «Ремпутьмаша», который не так давно выкупила краевая администрация, чтобы переделать его в культурный кластер. В 2018 году фестиваль уже высадился в одном из цехов «Ремпутьмаша» — вполне вероятно, что будущим летом итальянский режиссер покажет новую работу именно там.

Дмитрий Ренанский