истории

Журналисты получили новые документы по «панамскому архиву». В них — реакции Mossack Fonseca на утечки двухлетней давности

Meduza
06:47, 21 июня 2018

Офис компании Mossack Fonseca в Панаме. 12 апреля 2016 года

Carlos Jasso / Reuters / Scanpix / LETA

Газета Suddeutsche Zeitung и Международный консорциум журналистов-расследователей получили новые документы панамского регистратора офшоров Mossack Fonseca. Основной интерес в этих документах представляет тот факт, что они относятся к периоду после первой публикации «панамского архива» в 2016 году и позволяют судить о реакции заинтересованных лиц на утечку. Как сообщается, в ближайшее время ведущие издания всего мира, журналисты которых изучали документы, будут выпускать подробные публикации на их основе. Пока участвующие в расследовании СМИ опубликовали, в основном, общие данные о действиях Mossack Fonseca после первоначальных утечек.

После первоначальных утечек выяснилось, что в Mossack Fonseca очень мало знают о собственных клиентах. Когда вышло «панамское досье», компания, столкнувшись с пристальным вниманием общественности и регуляторов, попыталась узнать личности клиентов, однако по результатам внутреннего аудита выяснилось, что у Mossack Fonseca не было данных о реальных владельцах 75% компаний в Панаме и 72% на Виргинских островах. В одном из случаев, отмечает The Guardian, Mossack Fonseca оказалась не в состоянии предоставить по запросу властей информацию о владельцах одного из офшоров даже несмотря на то, что его номинальными хозяевами числились сотрудники самой компании.

Помимо давления со стороны властей, Mossack Fonseca столкнулась с претензиями владельцев офшоров. Новые документы включают в себя множество электронных писем в адрес Mossack Fonseca от недовольных клиентов — в них они выражали негодование по поводу утечек данных, в частности, жаловались на блокировки переводов со стороны банков и необходимость платить налоги из-за скандала. При этом, как выяснилось сейчас, Mossack Fonseca продолжала взимать комиссионные со своих клиентов — даже тех, кто фигурировал в журналистских утечках или заявлял о намерении закрыть компании.

Mossack Fonseca начала активно сотрудничать с властями только после выхода «панамского архива». Так, пишет «Новая газета», через несколько дней после утечки в апреле 2016 года компания направила властям Британских Виргинских островов «отчет о подозрительной деятельности» в отношении одной из компаний виолончелиста Сергея Ролдугина на основании данных из публикаций, что музыкант — друг Владимира Путина. Но этот факт был общеизвестным задолго до того, и панамская компания была обязана обратить внимание на эту информацию еще при регистрации офшоров. Аналогичным образом Mossack Fonseca поступила с офшорными компаниями семьи Ротенбергов.

После скандала в 2016 году Mossack Fonseca пыталась скрыть следы своей незаконной деятельности. Среди документов, попавших к журналистам, например, оказалась переписка между сотрудниками Mossack Fonseca, в которой они обсуждают возможность подделки рукописного документа с помощью выставления на нем неправильной даты — чтобы избежать ответственности за то, что в компании не знали о связи одного из офшоров с семьей президента Аргентины Маурисио Макри вопреки требованиям закона. В этом конкретном случае идея была отвергнута как «очень рискованная» — бухгалтер счел, что подлог может быть легко установлен экспертом-каллиграфом. 

Клиенты Mossack Fonseca продолжали управлять офшорами, несмотря на свои публичные заявления. Например, футболист Лионель Месси, чей офшор Mega Star Enterprises фигурировал в первоначальном «панамском досье», в апреле 2016 года утверждал, что компания «абсолютно неактивна». Новые документы, однако показывают, что футболист продолжал использовать офшор в мае, а окончательно Mossack Fonseca перестала взаимодействовать с футболистом только в июле 2016 года.

Григорий Левченко