Перейти к материалам
Изображения мужского и женского тела из труда по анатомии XVI века
истории

Он сказал, что мне нужна нормальная баба Кто такие сексологи — и почему те, кто так себя называют, могут навредить пациентам

Источник: Meduza
Изображения мужского и женского тела из труда по анатомии XVI века
Изображения мужского и женского тела из труда по анатомии XVI века
Gado Images / Alamy 

В отличие от психологов и психотерапевтов, у которых есть различные коллегии по этике, у сексологов такой коллегии или комиссии нет — как и единого свода этических правил сексологического сообщества. Из-за этого клиенты некомпетентных специалистов могут столкнуться с нарушениями и даже насилием на приеме — но жаловаться им, как правило, некуда. «Медуза» поговорила с несколькими людьми, которые обращались к сексологам (не всегда удачно), — и выяснила, каким должен быть профессиональный сексолог и как не нарваться на шарлатанов.

«Чтобы изжить комплексы, нужно сломать психику»

В 2013 году 23-летняя Настя (имя изменено) записалась на семинар «Секс, любовь и деньги», где слушателям обещали помочь «найти свое место в жизни». С сексом и любовью, как Насте казалось, проблем у нее не было. Она хотела сменить работу — мечтала стать фотографом. После тренинга она разговорилась с его ведущим — известным в Настином городе-миллионнике коучем, психологом и сексологом. Он пообещал ей посодействовать.

Они действительно стали общаться. «Коуч-сексолог» давал Насте советы, а затем их отношения стали близкими. «Он вроде бы действительно помогал, — рассказывает Настя, — но не с работой, а с тем, как мне изменить отношение к жизни. По его мнению, у меня было слишком много комплексов из-за других женщин, я была чересчур зажата и ревнива. В полушутку говорил, что мне нужно сломать психику, чтобы изжить эти комплексы».

По словам Насти, мужчина на протяжении нескольких месяцев подводил ее к тому, что ее скованность можно «вылечить» только смелым экспериментом — сексом втроем. «Он был гораздо старше и опытнее меня и убедил — в один из дней я сдалась и уговорила общую знакомую остаться с нами», — говорит Настя. Они занялись сексом вместе, потом партнер заставил ее смотреть, как делает это с ее подругой, а потом — наоборот. Настя вспоминает, что наутро ей было очень плохо: она ощущала внутри пустоту, но ей казалось, что все прошло как положено — ведь позвала эту девушку именно она.

Позже мужчина уговорил Настю «избавиться от зависти» к ее сестре — и тоже с помощью секса втроем. «Сейчас я понимаю, что заниматься сексом с ним и собственной сестрой для меня было просто ужасно, — говорит Настя. — Но тогда он объяснил мне, что это правильно: мне нужно нанести травму, чтобы я излечилась от ревности».

Так Настя «лечилась» год — говорит, что попала под влияние коуча. За это время она потеряла друзей, так и не устроилась на работу, не выезжала из города, потому что мужчина был против. Разорвать отношения Настя смогла только с помощью другого специалиста — психолога, после чего переехала в другую страну. Сейчас Настя старается не вспоминать о том периоде. «Я не считала, что в тех отношениях было насилие, пока не прочитала в фейсбуке историю Ольги Цветковой, студентки Московского института психоанализа (МИП). Со мной случилась истерика, видимо, вытеснение перестало работать», — рассказывает Настя. Тогда она осознала, что решения, казавшиеся ей собственными, на самом деле принимались под давлением.

Популярный эксперт по сексологии

В декабре 2017 года студентка программы МИП «Психологическое консультирование» Ольга Цветкова написала в фейсбуке о лекции по сексологии, которую студентам института читал его профессор, кандидат медицинских наук и практикующий врач-сексолог Александр Полеев. На ней профессор рассказывал про строение женских половых органов и «медицинскую сторону секса» — но не только. Многие его утверждения показались студентке спорными. По ее словам, профессор заявлял, что «вагины очень полезны для мужчин, но не от проституток, конечно, потому что они не очень чистые, а от более чистых женщин»; что «женская функция — оздоравливать мужчину», а мужчине «нужно менять разные вагины, так как для него это полезно».

Цветкова писала, что Полеев рассказывал и о своих методах лечения пациенток, в частности болеющих вагинизмом. «Подложка была очень логичной — он описывал дисфункциональные семьи, которые становятся причиной сжатого тела ребенка», — пишет Цветкова. Сексолог объяснял, что для решения этой проблемы вкалывал пациентке препарат для расслабления мышц, а затем клал в ванну и вводил вибратор — после чего оставлял одну. Как вспоминает Цветкова, лектор добавил, что «если мужчина не может удовлетворить женщину через секс, то он должен делать это вибратором».

Рассказ Цветковой вызвал бурную реакцию и привел к дискуссии о профессиональной этике. В комментариях к публикации и ее перепостам пользователи соцсети вспомнили случаи, когда Полеев публично заявлял, что заниматься сексом с клиентками на сеансе — нормально. Еще одна пользовательница фейсбука рассказала, как ходила к сексологу на прием в 23 года, когда у нее возникли проблемы эмоционального характера с мужем. «Он мне предложил вколоть укол и поставить вибратор. А также просил показать соски, чтобы, конечно, выбрать правильную дозировку», — вспоминает женщина.

69-летний Полеев, автор 12 книг о сексе и сексуальности, часто выступает экспертом по сексологии в различных СМИ. Он ведет и собственный ютьюб-канал (около трех тысяч подписчиков), где выкладывает лекции и интервью на темы от анального секса до причины измен. Его высказывания не раз становились предметом критики. Например, в одном интервью Полеев заявил, что история о домогательствах в 57-й московской школе похожа «на разговоры обиженных, которым не оказали должного внимания». В эфире телеканала «Россия 1» сексолог заметил, что сексуальная эксплуатация привлекательных женщин, которые хотят подняться по карьерной лестнице, будет существовать еще как минимум несколько веков, так как «большинство мужчин так устроено».

«Мы хотим, чтобы за нашу помощь нам платили сексуальным наслаждением. Большинство из тех, кто стремится к профессиональному росту, это изначально понимают и принимают. В профессиональный рост идут, слава богу, девушки умные, которые чаще всего соблюдают правила игры. Другим приходится труднее», — объяснил свою позицию Полеев в фейсбуке.

После поста Ольги Цветковой этическая комиссия Московского института психоанализа начала разбирательство; Полеева временно отстранили от проведения занятий. Администрация института заявила «Медузе», что за весь срок его преподавания «не было выявлено никаких нарушений». Представители института добавили, что высказывания профессора в СМИ находятся вне сферы интересов учебного заведения, так как «институт не несет ответственность и не может контролировать деятельность А. М. Полеева вне учебного процесса». В Рособрнадзоре, выдавшем Московскому институту психоанализа бессрочную лицензию на осуществление образовательной деятельности, заявили, что рассмотрение вопросов о моральных качествах профессорско-преподавательского состава не относится к компетенции ведомства.

Сам сексолог утверждает, что его не отстраняли от преподавания. «У меня просто следующий курс начинается нескоро, через некоторое время, — сказал Полеев „Медузе“. — И я думаю, что он будет. Сейчас я работаю над книгой и не преподаю каждый день, но по-прежнему являюсь профессором Московского института психоанализа».

Кадры из лекций и выступлений врача-сексолога Александра Полеева
YouTube

Точка G и удобный диван

Психолог Марина Силина тоже попала на семинар Александра Полеева в Московском институте психоанализа. Она ожидала, что на лекции будут объяснять, как работать с людьми с сексуальными проблемами, научат понимать, какие задачи может решить психолог, а какие — только врач. Но вместо этого слушателям семинара рассказывали, как помогать женщинам получать сексуальное удовлетворение. Полеев рекомендовал студентам для этого научиться находить у клиенток точку G (факт ее существования не доказан) и приобретать для приема удобные диваны. «Для меня это был шок!» — говорит Силина. По ее словам, на семинаре присутствовали только психологи — то есть люди, которые не вправе дотрагиваться до своих клиентов руками, даже обнимать. «Но некоторые присутствующие коллеги уточняли во время семинара, как именно им искать эту точку», — недоумевает Силина.

Ее слова подтверждает врач-сексолог, клинический психолог и соосновательница частной психотерапевтической клиники Mental Health Center Амина Назаралиева. Она говорит, что сексолог не должен «заходить за границы»: принимать пациентов у себя дома, допускать нежелательные прикосновения, намеки, сальные шутки, любые неоднозначные отношения. По ее словам, единственный случай, когда врач может прикоснуться к пациентке, — это вагинизм, причем желательно, чтобы терапевтом была женщина. Если врач — мужчина, то при этом обязательно должен присутствовать кто-то еще: медсестра женского пола или партнер пациентки.

Назаралиева утверждает, что для таких случаев есть четкий протокол: как нужно разговаривать с пациенткой, сколько это должно длиться, на какой сессии к ней прикасаться (например, при диагностике может возникнуть необходимость осмотреть половые органы). Она добавляет, что при лечении вагинизма врач действительно может использовать расширители или фаллоимитаторы — постепенно увеличивая их размер и строго держась в рамках профессиональной этики. «Злоупотребление врача своим положением может вызвать у пациентки травму: страх преследования, чувство вины и стыд за то, что сама пришла, разделась», — говорит Назаралиева.

Сам Александр Полеев в интервью «Медузе» заявил, что в общении с пациентками всегда действовал в рамках инструкций Минздрава, даже принимая их дома: «Вы себе можете представить врача-сексолога, который принимал бы в поликлинике? Когда женщина боится, что войдут, что услышат шум и так далее. Так что принимаю я в частном кабинете. У меня есть лицензия, естественно. И вибратор они вводят себе сами — для расслабления».

Деятельность сексологов в России отдельно никак не регламентирована. В приказе Министерства здравоохранения и социального развития России от 2012 года описан порядок оказания медицинской помощи при психических расстройствах и расстройствах поведения, но о сексологической помощи в нем речи нет. В 2016 году был разработан проект поправок к приказу с правилами деятельности сексологического кабинета, но его до сих пор не приняли. 

Врачи — но не только

Изучать сексуальные проблемы в России начали еще до революции, а в 1920-х годах в Государственном институте усовершенствования врачей сексологию даже преподавали как отдельный предмет. В 1960-х и 1970-х годах в СССР возникла медицинская сексология, получившая название «сексопатология». Как пишет в своей книге о сексуальной культуре в России историк, социолог, сексолог и академик РАО Игорь Кон, само это название было симптоматичным: считалось, что есть «нормальная» сексуальность — а проблемы должны решать врачи. До этого, по мнению Кона, развитию дисциплины мешала «общая сексофобия», а также «враждебность со стороны представителей старых медицинских дисциплин, особенно урологов».

В 1973 году отделение сексопатологии при МНИИ психиатрии РСФСР превратилось во Всесоюзный научно-методический центр медицинской сексологии и сексопатологии. Возглавивший его невролог и один из основоположников советской сексопатологии Георгий Васильченко добился того, что она стала считаться самостоятельной междисциплинарной клинической дисциплиной — а не бригадной помощью уролога, психиатра и эндокринолога, при которых сексопатолог был кем-то вроде «диспетчера».

Согласно приказу Минздрава РФ от 2015 года, сексологом можно стать только при наличии высшего медицинского образования — пройдя общий курс «Лечебное дело» или «Педиатрия», а затем отучившись в ординатуре по специальности «Сексология». Возможна и профессиональная переподготовка по «Сексологии» — но лишь после ординатуры или интернатуры по психиатрии. Кроме этого, врач-сексолог обязан регулярно проходить курсы повышения квалификации — каждые пять лет на протяжении всей своей трудовой деятельности.

На деле сексологами называют себя не только врачи, но и люди, далекие от науки. По запросу «сексолог» «Яндекс» находит больше 60 миллионов результатов. Некоторые из них предлагают «глубокий массаж всего тела (за исключением лица) вместе с энергетическим компонентом», «работу с наследственными проблемами и семейными проклятиями: устранение венца безбрачия», утверждают, что в «избавлении от мастурбации» может потребоваться помощь психотерапевта, и дают советы «как не кастрировать своих мужчин».

Эффективной системы контроля за такими «сексологами» в России нет. «Человек может отучиться две недели на курсах, например НЛП, и назвать себя „психологом“ или „сексологом“, а через запятую — ведьмой в пятом поколении, и вести группы, — говорит Марина Травкова, системный семейный психотерапевт и преподаватель курса „Сексуальные проблемы в парах“ магистратуры НИУ ВШЭ. — Пять лет назад, когда я регистрировалась в качестве индивидуального предпринимателя, код у психологов был тот же, что у астрологов и эзотериков».

По словам Травковой, в США или Германии врач-сексолог нередко может и выписать лекарство, и оказать психологическую поддержку. В России же такого образования не дают. «Ко мне часто обращаются пары, вместе с которыми мы разбираем какой-то физиологический симптом, например слабую эрекцию, — говорит психотерапевт. — Пара уже была у врача-сексолога, который показал жене, как именно делать мужу определенный массаж, она начала его делать дома, мужчине стало некомфортно, они стали ссориться из-за этого, рассказали врачу, а врач отправил их к психологу, то есть ко мне. Таким образом, для пациентов в России все нередко превращается в консилиум, и консилиум дорогостоящий».

Врач-сексолог Амина Назаралиева говорит, что людям в принципе сложно обратиться к подобному специалисту. «Сексология как наука в СССР была выделена отдельно и усиленно развивалась, — говорит Назаралиева. — Но популяризации в этой области до сих пор нет, поэтому складывается впечатление, что направление к такому врачу — это нечто новое». По ее словам, от момента осознания проблемы до записи к сексологу может пройти от нескольких месяцев до нескольких лет.

По запросу «сексолог» «Яндекс» находит больше 60 миллионов результатов

Массаж для «разрядки»

Москвич Райан — 26-летний небинарный трансгендер. В подростковом возрасте он идентифицировал себя как женщину (именно такой биологический пол был у него с рождения) и с нетерпением ждал совершеннолетия, чтобы поговорить с сексологом. «Я думал, что не испытываю оргазма, и у меня была бессонница на фоне гиперсексуальности. Раньше я пойти к врачу не решался: было неловко и страшно столкнуться с эйджизмом». Рассказать об этом родителям он не мог; говорит, маме было бы сложно объяснить — зачем ему идти к врачу.

Контакты сексолога он нашел в интернете, прочел несколько его статей и записался на консультацию. То, что прием был назначен у специалиста дома, его не смутило — не с чем было сравнивать. «Мы сели друг напротив друга, я представился и сказал, что идентифицирую себя как бисексуальную женщину — тогда ощущал себя именно так».

Он вспоминает, что сексолог сразу в этом усомнился. Врач заявил, что бисексуальные женщины непременно хотят заниматься с партнершами проникающим сексом — с помощью рук. Такого желания у Райана не было. Он вспоминает, что специалист называл его уменьшительной формой его женского имени, а в качестве решения проблемы «с разрядкой в сексе» предложил сделать массаж.

«Мне показалось неприятным и аморальным, что за мои же деньги какой-то человек будет засовывать в меня пальцы, и я не решился на это. Следующий прием я отменил и к сексологам больше не обращался», — говорит Райан. Спустя годы проблемы со сном удалось почти полностью решить с помощью антидепрессантов; оказалось, что аноргазмии у него тоже нет. Но, как говорит Райан, и врачам, и психотерапевтам после того случая он стал доверять намного меньше.

Психолог Марина Травкова считает, что одна из причин «профессиональной слепоты», которая ведет к нарушениям, — непонимание врачами-сексологами и психотерапевтами разницы между сексом и насилием. В первом случае это всегда равноправные отношения, которые априори невозможны между врачом и пациентом. Она говорит, что недавно услышала о коллеге, к которому пришла женщина с жалобой на отсутствие оргазма при вагинальном сексе. Сексолог начал с массажа, а закончил сексом с клиенткой. «Она была ошарашена настолько, что уточнила у другого специалиста: это все-таки было нехорошо или я не понимаю, что доктор мне помогал? — рассказывает Травкова. — Конечно, это нехорошо! Это злостное нарушение. Но в таких случаях не идут заявление подавать или жаловаться, потому что чувствуют себя виновато: вроде как даже не сопротивлялась, а наше общество еще десять раз скажет „сама дура“».

Амина Назаралиева убеждена, что проблема этики в отношениях между врачом и пациентом стоит остро в целом, а не только в таких крайних случаях. «У нас не учат коммуницировать с пациентами нигде: ни в ординатуре психологической или сексологической, ни в мединститутах, — говорит Назаралиева. — Часто врачи, даже блестящие, — плохие коммуникаторы, просто потому, что их не учили, например, как разговаривать с человеком при первой встрече, объяснять ход лечения, чтобы ему захотелось лечиться так, как предлагает доктор». Она вспоминает, что во времена ее учебы в Московской медицинской академии имени Сеченова этика считалась проходной дисциплиной: «Зачем учиться правильно здороваться с пациентами, если умеешь хорошо оперировать?»

Этическая комиссия

Как именно специалист будет строить лечение, способен ли он помочь клиенту или, наоборот, навредит на приеме, в России не всегда можно выяснить заранее. Во французской школе Indigo Formations, где психолог Мария Эриль проходила переподготовку по специальности «сексотерапевт», есть целый свод этических правил. Например, сексотерапевт «устанавливает абсолютное правило ненасилия в отношении людей», обязуется лечить людей вне зависимости от их вероисповедания и происхождения, регулярно проходить личную психотерапию, а также находиться под профессиональным контролем.

В США сексологи проходят обязательную сертификацию в Американской ассоциации сексуального просвещения, консультирования и терапии. На сайте ассоциации говорится, что сексолог может встретиться с пациентом только в офисе, поставить диагноз и определить план терапии. Он может дать клиентам «домашнее задание» — упражнения, связанные с решением их проблемы, но ни в коем случае не может ни наблюдать за их сексуальными действиями, ни заниматься с ними сексом, так как «это является нарушением профессиональной этики, а в некоторых штатах — преступлением».

Ассоциации сексологов есть и в России: в условиях вступления в Профессиональное объединение врачей-сексологов говорится, что «критериями сексуальной нормы являются парность и гетеросексуальность», а объединение выступает за «традиционные семейные ценности». Ассоциация сексологов приглашает на обучение сексологии «педагогов, психологов, врачей и других специалистов», предлагая им «узнать о сексуальности человека то, о чем вы даже не предполагали, и немного окунуться в профессию психолога-сексолога».

По мнению доктора социологических наук и заместителя председателя российского научного сексологического общества Евгения Кащенко, медицинское сексологическое сообщество — замкнутое и достаточно консервативное. «Психологи-сексологи только начинают свою работу и лишь задумываются о создании собственной комиссии по этике», — говорит он. Кащенко считает, что такие комиссии должны появляться в отдельных сообществах, — и приводит в пример «Профессиональную психотерапевтическую лигу», где она уже сформирована. «Но единой [комиссии по этике] на всю страну? Не дай бог. Если это будет — это будет страшно. Потому что тогда под ее Молох попадут любые специалисты, которых можно будет просто подставить. А подставить можно элементарно — особенно в области сексологии», — считает Кащенко.

Марина Травкова говорит, что степень профессионализма специалиста можно отчасти определить по прозрачности его деятельности и интегрированности в сексологическое или психологическое сообщество — а диплом сам по себе не всегда может гарантировать безопасность клиенту. Она рекомендует перед приемом узнавать, что оканчивал специалист, находится ли под супервизией, а также подписывать соглашение об информированном согласии. В нем, как правило, прописано и как будет проходить лечение, и куда клиент может пожаловаться.

«Даже если на приеме у вас только смутные ощущения, что что-то идет не так, постарайтесь рассказать об этом врачу. Если проблема не разъяснится и лучше не станет — нужно говорить „стоп“ и уходить к другому специалисту», — говорит Травкова.

Old Paper Studios / Alamy / Vida Press; VintageMedStock / Getty Images

Супружеские обязанности

Именно так поступил 43-летний Николай (имя изменено). Он приехал в Москву уже после того, как побывал у сексолога в своем родном городе. «Я жаловался ему, что жена меня не хочет, — говорит Николай. — Я все время инициирую секс, но потом у меня пропадает эрекция. Врач сказал, что мне нужна нормальная баба, тогда и все стоять будет бодрячком. Посоветовал завести любовницу». По словам Николая, после приема он почувствовал себя заложником ситуации: как будто для того, чтобы «починить» свое тело, ему нужно было пойти на этическое преступление. Он объясняет, что был верным мужем 18 лет и заводить отношения с другой женщиной не хотел.

В Москве мужчина записался к психологу-сексотерапевту Марии Эриль. «Мы провели несколько сессий, сначала — только с ним, а затем они приезжали с супругой Алиной (ее имя также изменено)», — говорит Эриль. Комментарий «Медузе» она дала с согласия обоих пациентов и на условии их анонимности. По ее словам, во время лечения удалось найти причину разлада в семье — и она лежала не в области сексуальности. Оказалось, муж не давал жене свободно выражать свои желания и потребности, и она от него закрылась. В том числе в сексе: стала относиться к нему как к супружеской обязанности, что было очень болезненным для обоих.

Николай и Алина провели с сексотерапевтом четыре совместные сессии. На них оба поняли, что за почти 20 лет брака оказались настолько зациклены друг на друге, что просто устали от близости. «В таком эмоциональном удушье живут многие, даже очень крепкие пары, — говорит Эриль. — Они разучаются слышать собственные желания, замыкаются на партнере». Алина осознала, что давно перестала задавать себе вопрос: чего хочет она сама? За время семейной жизни ее желаниями, даже такими простыми, как выбор нового телефона, руководил Николай.

Пара решила на время разъехаться: Николай уехал в Азию, чтобы «отдохнуть от семейной жизни», Алина же решила пожить «будто этого человека никогда в ее жизни не было». Через месяц Николай понял, что скучает по жене, а Алина вернулась из «отпуска» уверенной, что муж — мужчина всей ее жизни.

После этого они прошли еще две консультации у сексотерапевта, уже по скайпу. Рассказали, что по-прежнему вместе, секс вернулся, а вместе с ним — новый смысл в отношениях: оба научились бережнее относиться к желаниям партнера. Алина записалась на танцы, как давно хотела сама. Николай был только рад за жену.

«Медуза» работает для вас Нам нужна ваша поддержка

Анна Родина

Реклама