истории

Девушку из Владикавказа насиловали четыре месяца. Ее показания признали недостоверными из-за «психического состояния», а дело закрыли

Meduza
Так выглядела квартира семьи Дудуевых, когда мать девушки вернулась из Москвы
Так выглядела квартира семьи Дудуевых, когда мать девушки вернулась из Москвы
Архив Залины Дудуевой

Залина Дудуева воспитывает троих детей с нарушениями в психическом развитии. С двумя из них она уехала на лечение в Москву

У Залины Дудуевой из Владикавказа четверо детей: 19-летние дочери-двойняшки и 15-летние сыновья — тоже двойняшки. У троих детей — разные формы расстройства аутистического спектра. Дудуева воспитывает их одна: муж ушел от нее, когда узнал о болезни сыновей. Одна из дочерей — та, у которой нет расстройства аутистического спектра, — живет вместе с отцом. Вторая дочь окончила школу, училась на парикмахера и окончила поварские курсы.

Залина Дудуева работала учителем математики, потом брокером, но была вынуждена полностью переключиться на уход за детьми. В январе 2017 года Дудуева с двумя сыновьями уехала в Москву: одному из них потребовалась плановая госпитализация, второго она просто взяла с собой. Дочь, которой тогда исполнилось 18 лет, осталась в квартире одна. Залина Дудуева рассказала «Медузе», что это был первый раз, когда она оставила ее на такое длительное время. По словам женщины, она не смогла взять ее с собой, потому что на это не хватало денег. Дудуева планировала пробыть в Москве три недели, но из-за серьезных осложнений здоровья сына была вынуждена задержаться в столице еще на три месяца.

Дочь оставалась дома одна. Она рассказала, что на протяжении четырех месяцев ее насиловали

Залина Дудуева звонила домой каждый день, но дочь ничего ей не рассказывала. Мать говорит, что та просто не умеет жаловаться. 9 июня 2017 года Залина Дудуева вернулась домой во Владикавказ и обнаружила, что многие вещи сломаны, испорчены или пропали. По всей квартире разбросаны использованные презервативы, окурки и бутылки от алкогольных напитков. Дудуева спросила у дочери, что происходило, пока ее не было, — но дочь могла только плакать. Тогда мать дала ей бумагу, ручку и попросила написать, что случилось. В записке девушка сообщила, что все время, когда матери не было дома, ее одноклассники, знакомые и соседи регулярно приходили к ней и пили алкогольные напитки. Молодые люди принуждали девушку заниматься с ними «этим делом», а если она отказывалась, били ее и ломали мебель.

Также девушка рассказала, что позже к ней в квартиру начали приходить другие, вовсе неизвестные ей мужчины — и тоже насиловали ее. По словам Дудуевой, позже дочь сообщила, что мужчины снимали сцены изнасилования на видео, а еще шантажировали — угрожали выложить видео в интернет, если она будет сопротивляться.

Залина Дудуева обратилась в полицию с заявлением о том, что ее дочь насиловали на протяжении четырех месяцев. Когда девушку вызвали на допрос, она перечислила более 20 фамилий. По словам матери, среди них были как 16-летние парни, так и 35-летние мужчины. «Знаю, что среди них были и примерные семьянины, и даже известный наш спортсмен. А вообще у моей дочери феноменальная память, она точно помнит всех их, запоминает всегда все до мелочей, они этого не учли», — сказала Дудуева. Она отмечает: больше всего ее поразило, что многие жители их многоквартирного дома знали о том, что происходило, но никто не защитил девушку и не вызвал полицию. Из-за систематического насилия девушка бросила ходить в училище и не была там три месяца.

По словам Дудуевой, перед отъездом в Москву она подавала заявление в министерство труда и соцзащиты Северной Осетии и просила приносить ее дочери еду, пока она сама будет в Москве. «Сотрудница министерства, которая живет в нашем подъезде, действительно приходила каждый день в нашу квартиру, превращенную в притон, видела все и не сообщила мне ничего», — утверждает Залина Дудуева.

Следственный комитет возбудил уголовное дело. Но пришел к выводу, что не было даже события преступления

7 июля 2017 года управление СК по Северной Осетии — Алании возбудило уголовное дело по факту насильственных действий сексуального характера. Адвокат девушки Ольга Карачева рассказала «Медузе», что во время расследования обвинения не были предъявлены ни одному из тех, на кого указала дочь Дудуевой. Все они допрашивались лишь в качестве свидетелей.

25 мая 2018-го адвокат Карачева получила постановление следователя о прекращении производства по уголовному делу за отсутствием события преступления. По словам Карачевой, следствие пришло к выводу, что «никаких данных» о совершении в отношении девушки сексуального насилия не установлено. По ее словам, следствие пришло к выводу, что «лица, вступавшие с потерпевшей в интимную связь», о наличии «особенностей ее здоровья» якобы не знали. Таким образом, все это было сексом по взаимному согласию. Более того, Карачева говорит «Медузе», что состояние здоровья девушки «фактически использовали против нее»: в постановлении следователь отмечает, что ее показания не могли быть достоверными из-за ее «психического состояния».

Залина Дудуева говорит, что в своих показаниях все допрошенные мужчины указали: ее дочь сама приглашала их домой и предлагала им заняться сексом за 250 рублей.

В СК по Северной Осетии отказались комментировать «Медузе» следствие по этому делу.

Семья Дудуевых жила у знакомых, в монастыре и гостинице. Девушке становится плохо даже при разговоре о возвращении в квартиру

После этих событий Залина Дудуева с детьми переехала к знакомым, а потом в монастырь. Она пыталась продать квартиру, но покупателей не нашлось. 1 марта 2018 года женщина объявила голодовку и весь день простояла возле здания правительства Северной Осетии во Владикавказе, требуя, чтобы ей выделили средства на ремонт жилья. После этого уполномоченный по правам ребенка республики Артур Кокаев пообещал направить ей сто тысяч рублей.

Кокаев рассказал «Медузе», что знаком с семьей Дудуевых, но, несмотря на просьбы матери девушки о содействии в проведении расследования, помочь не может, поскольку на момент совершения преступления дочь Залины Дудуевой «была уже совершеннолетней». Кокаев говорит, что помогает младшим детям этой семьи, но комментировать действия следователей по поводу старшей дочери не берется. «Я не знаю, действительно ли у девушки расстройство аутистического спектра, но у ее братьев действительно стоит этот диагноз, — рассказал Кокаев. — От себя я помог этой семье тем, что помог собрать средства на замену окна в квартире, на новую мебель и косметический ремонт — все-таки девушке должно быть тяжело эмоционально находиться в квартире, где с ней происходило такое».

По словам Дудуевой, сейчас ремонт в квартире почти завершен, но они продолжают жить в гостинице: дочь не может зайти в квартиру, ей становится плохо даже при разговоре о возвращении. Она говорит, что под дверь квартиры до сих пор подбрасывают презервативы, а ее дочери в социальных сетях подростки пишут, что «за такую дуру» им ничего не будет — и запугивают ее тем, что опубликуют видео со сценами изнасилования.

«Не знаю, что делать дальше, опускаются руки и сил больше нет. Можно было бы, наверное, попросить убежище в другой стране. Но о чем речь, если сыновья вот только недавно начали говорить по-русски? Перевезти их резко в другую страну — свести на нет все многолетние усилия», — говорит Дудуева.

Обновление. 31 мая стало известно, что СК возобновил дело и передал его на уровень выше, в управление по Северо-Кавказскому федеральному округу.

Ирина Кравцова