истории

«Процесс выздоровления был медленным и очень болезненным» Юлия Скрипаль впервые после отравления пообщалась с журналистами. Полный текст ее заявления

Meduza
Dylan Martinez / PA Wire / Scanpix / LETA

Дочь британского шпиона Сергея Скрипаля Юлия, которая 4 марта в Солсбери были отравлена вместе с отцом в Англии, впервые за прошедшее время пообщалась с журналистами. Находясь в секретном месте в Лондоне, она сделала заявление для агентства Reuters, с которым связалась через полицию. Юлия Скрипаль говорила на камеру по-русски и предоставила журналистам его текст на двух языках; на вопросы она отвечать отказалась. Вот полный текст ее письма, опубликованный Reuters.

Добрый день. Меня зовут Юлия Скрипаль. Я приехала в Великобританию 3 марта навестить своего отца, как я обычно делала ранее. Очнувшись после 20-дневной комы, я узнала, что мы оба были отравлены. Мне до сих пор сложно смириться с мыслью, что на нас было совершено подобное нападение.

Нам очень повезло, что мы выжили после этого покушения на убийство. Процесс выздоровления был медленным и очень болезненным. Шокирует сам факт использования нервно-паралитического вещества в данной ситуации. Я не хочу вдаваться в детали, скажу лишь, что лечение было инвазивным, болезненным и глубоко угнетающим.

Я благодарна замечательным и добрым работникам госпиталя в Солсбери, места, которое стало мне очень близким. Я также очень признательна всем людям, оказавшим нам помощь на улице в день нападения. Я была выписана из больницы 9 апреля, но лечение продолжается по сей день. Моя жизнь была перевернута с ног на голову, и сейчас я пытаюсь свыкнуться с невероятными изменениями в моей жизни, как физическими, так и эмоциональными. Я стараюсь жить сегодняшним днем и намерена помогать моему отцу до его полного восстановления. 

В дальнейшем я надеюсь вернуться домой в мою страну.

Первое видео с Юлией Скрипаль после отравления
Meduza

Я решила прервать свою реабилитацию и сделать это короткое заявление, чтобы прояснить несколько вопросов. Я убедительно прошу всех уважать мою личную жизнь и личную жизнь моего отца. Нам необходимо время для полного выздоровления и принятия всего происшедшего. Я признательна российскому посольству за предложенную помощь, но на данный момент я не готова и не хочу ей воспользоваться. Как я уже говорила в предыдущем заявлении: никто не должен и не может говорить за меня и моего отца, кроме нас самих.

Я еще раз хочу поблагодарить всех людей, оказавших мне поддержку и помощь в этот сложный период моей жизни. Моим приоритетом остается мое выздоровление и здоровье моего отца.

Юлия Скрипаль