истории

В Екатеринбурге снесли заброшенную телебашню, самый высокий объект в городе. Репортаж «Медузы»

Meduza
Александр Мамаев / URA.RU / ТАСС

Утром 24 марта в центре Екатеринбурга взорвали 230-метровую недостроенную телебашню — заброшенное в начале 1990-х годов строение, ставшее для многих местных жителей символом города. Ни митинги с требованием провести референдум, ни обращения к президенту и в прокуратуру не повлияли на планы властей и Уральской горно-металлургической компании (УГМК) расчистить земельный участок для строительства ледовой арены. За сносом по просьбе «Медузы» наблюдала Мария Плюснина.

Полиция начала перекрывать улицы в квартале возле телебашни за два часа до взрыва, намеченного на 9 утра субботы. Было холодно — минус 17, но горожане все равно вышли на улицы посмотреть на снос. Возле синагоги, расположенной всего в 250 метрах от недостроя, уже к 7:30 утра было не меньше 50 человек, к 9 утра — больше 100. Остальные толпились на мостах, площадях и в переулках, откуда, по их мнению, открывался лучший обзор.

Проход к самой телебашне закрыли металлическим забором, возле которого дежурили трое полицейских в касках. Сотрудники полиции и Росгвардии оцепили квартал со всех сторон. Станции метро, расположенные поблизости, были закрыты, людей из ближайших домов и бизнес-центра заранее попросили покинуть здания, в цирке отменили представление.

В одном из автомобилей, припаркованных рядом с синагогой, включили на полную громкость ДДТ. «Путин едет по стране, мы по-прежнему в говне», — дружно подпевали парни из машины. Толпа встретила аплодисментами. «Это не я сказал, это [Юрий] Шевчук», — выкрикнул один из молодых людей из машины.

«Ломать — не строить. Мы видим эту поговорку в действии. Конечно, с одной стороны, сама по себе конструкция [телебашни] бесполезная, но другого-то символа у нас нет», — говорит Андрей, который привел смотреть на снос телебашни двух своих сыновей-школьников.

«У нас даже бабушка „обнимала“ башню. Хотела как-то повлиять, чтобы ее мнение учитывали, вместе с другими хотела добиться референдума по поводу сноса. Сегодня она не пришла. Жалко нашу башню», — рассказывает женщина средних лет, которая пришла к синагоге вместе с дочерью.

«Жалко, но привыкнем, конечно. Думаю, через пару лет, никто и не вспомнит», — считает Александр. По его мнению, это место в центре города не подходит для ледовой арены, которую планирует построить УГМК — в Екатеринбурге и так много пробок. Молодые люди, стоящие неподалеку, в свою очередь признаются, что для них недострой «никакой ценности не представляет», и они «просто пришли посмотреть на красивое зрелище». С ними не согласен 33-летний Константин. «Сегодня произошел беспрецендентный по своему масштабу, циничный и безжалостный акт вандализма. Взрыв уникального стратегического объекта, самого высокого сооружения в Свердловской области. Тысячи рабочих на протяжении нескольких лет трудились над созданием этого гиганта. Сколько сил было вложено в это строительство! Сколько средств, материалов. Сколько душевных сил, сколько надежд», — возмущается он.

В Екатеринбурге взорвали недостроенную телебашню
Meduza

Башня превращается в ледовый дворец

Строительство телебашни в центре Екатеринбурга недалеко от городского цирка началось в 1980-х годах, но спустя несколько лет деньги кончились, и работа так и не была завершена — с 1991 года башня оставалась заброшенной. Согласно проекту, ее высота должна была составить 361 метр; достроили башню лишь до 230 метров.

Для многих жителей Екатеринбурга башня стала неформальным символом города. На нее взбирались или по лестнице снаружи, или по арматуре внутри, про нее снимали фильмы, она мелькала в клипе «Смысловых галлюцинаций» и на открытках с видами Екатеринбурга.

В 2013 году свердловские власти выкупили недостроенную телебашню у ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» (РТРС) за 500 миллионов рублей. После этого по решению губернатора Евгения Куйвашева был объявлен конкурс на лучшую концепцию реконструкции башни. Было предложено около 70 проектов. Специально сформированная комиссия при свердловском министерстве госимущества признала лучшим проект Green hill park, согласно которому в нижней части башни планировалось разместить многофункциональный комплекс с магазинами, офисами и ресторанами, а наверху — организовать дворец бракосочетаний.

Впоследствии в Екатеринбурге обсуждали и другие варианты реконструкции башни. Например, архитектурная мастерская «Птарх и партнеры» предлагала превратить ее в храм святой Екатерины. Менее радикальный вариант предполагал размещение 30-метрового памятника святой Екатерины на вершине. Также обсуждалась концепция «Глобального маяка» с научным центром внутри и «Эко-парка Урала» с озеленением башни снаружи и внутри. Стоимость проектов оценивалась от пяти до 20 миллиардов рублей, но ни для одного из них не удалось найти инвестора.

В конце февраля 2017 года областные власти выставили телебашню на торги. Уже в начале апреля приватизация была отменена: выяснилось, что власти договорились с УГМК построить на месте башни ледовую арену. Для этого они создали компанию «Ледовая арена», в уставный капитал которого передали башню и земельный участок, а УГМК вложила около миллиарда рублей.

После этого губернатор объявил о сносе башни, а осенью определился подрядчик — магнитогорское АО «Работы взрывные специальные» (РВС). Противники сноса башни не раз выражали сомнения по поводу того, сможет ли эта компания обеспечить безопасность, ведь раньше ее специалисты не выполняли подобных заданий. Глава крупной городской девелоперской компании «Атомстройкомплекс» Валерий Ананьев открыто выступал против сноса башни: «Я понимаю, что она сегодня не украшает, но, что называется, не мы ее строили и не нам ее сносить».

По неофициальной информации, башню планировалось взорвать еще в конце февраля, но в итоге снос решили отложить до окончания президентских выборов. В УГМК до последнего официально не подтверждали окончательную дату сноса, и еще 20 марта Андрей Козицын на пресс-конференции заявлял, что концепция ледовой арены, которую хотят построить на месте телебашни, пока не готова.

Лазерное шоу, руферы, флаг России

Активисты пытались не допустить сноса башни разными способами. Горожане писали обращения Владимиру Путину и в прокуратуру, выходили на митинги и устраивали лазерные шоу: запускали на башню проекцию пульса бьющегося сердца и надпись «Я живая». Две разные группы активистов официально обращались в горадминистрацию с предложениями провести референдум по поводу дальнейшей судьбы башни. Одновременно они подали в суд с требованием обеспечительных мер — не сносить недострой до решения референдума.

За два дня до взрыва началась самая массовая акция протеста против сноса: два вечера подряд сотни горожан собирались, чтобы «обнять» башню — обойти ее, взявшись за руки, кругом. В акции, в частности, принимал участие мэр Евгений Ройзман.

Рано утром 23 марта на башню забрались несколько руферов и установили на вершине российский флаг. Так, по их словам, они выразили свой протест против решения о сносе башни, которое было принято без учета мнения горожан. Позже они самостоятельно спустились вниз — один из руферов прыгнул с парашютом, другие слезли по стене.

Ничего из этого не помогло: как и было запланировано, после трех предупредительных сирен, в 9:14 утра, горожане услышали громкий взрыв, в результате которого башня была разделена на две части и буквально за несколько секунд ее верхняя часть упала на земляной вал, подготовленный для этого заранее. «Урааа!» — закричали хором люди в толпе у синагоги, и многие из них тут же начали расходиться. На снегу под ногами остались рассыпанные поп-корн и орешки, валялись окурки. Несколько кварталов вокруг окутало облаком пыли, которая заскрипела на зубах, а когда это облако рассеялось, горожане увидели обрубок телебашни.

Донат Сорокин / ТАСС / Scanpix / LETA

«Произошло два взрыва, второй был произведен сразу же после первого. Генподрядчик компания РВС высоко оценила результаты работы. Основная задача выполнена — произведен демонтаж верхней части башни. Остался еще кусок высотой около 30 метров, его разберут вручную в течение двух недель», — сообщил пресс-секретарь УГМК Алексей Свалов.

«Сейчас, конечно, вся работа по референдуму бессмысленна, — заявил после сноса депутат думы Екатеринбурга Константин Киселев. — Но всему городу стало понятно, что сколько бы всего хорошего УГМК ни построила, [гендиректор УГМК] Андрей Козицын все равно войдет в историю как разрушитель. Это народная память, от которой уже не избавишься. Люди плакали, когда смотрели на снос башни».

В УГМК придерживаются другой позиции. «Протестная деятельность была у определенной группы лиц, заинтересованной в том, чтобы событие не произошло. Вместе с тем, мы уже видим огромное количество комментариев людей, которые приветствовали и снос недостроенной башни, и им очень понравился наш проект ледовой арены. Я сам как житель района рядом с телебашней рад, что в городе появится такое отличное место для отдыха», — ответил на это пресс-секретарь УГМК Алексей Свалов.

Мария Плюснина, Екатеринбург