Перейти к материалам
истории

Кремль второй день подряд отказывается отвечать на вопросы о Леониде Слуцком

Meduza
Рамиль Ситдиков / Sputnik / Scanpix / LETA

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков второй день подряд отказался отвечать на многочисленные вопросы журналистов по поводу конфликта между СМИ и Государственной думой из-за обвинений в домогательствах в адрес депутата Леонида Слуцкого. Вот что Песков сказал журналистам на брифинге 23 марта.

Вопрос (журналист не представился): По теме Госдумы и Слуцкого есть что-нибудь добавить сегодня по сравнению со вчерашним днем? Ничего нового?

Дмитрий Песков: Нет, нет.

«Медуза»: Развивается конфликт между Госдумой и СМИ. СМИ заявляют о бойкоте, Госдума в ответ отзывает аккредитации. Налицо получается ситуация, когда два важнейших института не находят общий язык и не идут на уступки. Возможно ли, что президент как гарант Конституции как-то вмешается в эту ситуацию, чтобы урегулировать конфликт, чтобы выступить посредником? Если да, то когда и в какой форме?

Дмитрий Песков: Вряд ли здесь есть поле для посредничества президента. Я думаю, что, естественно, наши законодатели в данном случае абсолютно сами могут выстроить отношения со средствами массовой информации. В настоящее время этот вопрос никак не является относящимся к компетенции администрации президента.

«Ведомости»: В связи с этой ситуацией с депутатом Слуцким и с Госдумой. Не считают ли в Кремле, действительно, законодательным пробелом отсутствие понятия домогательства? Поддержат ли [в Кремле] инициативу ввести такое понятие, чтобы люди обоих полов могли защищать свои права без публичных вот таких акций? А в правовом поле.

Дмитрий Песков: Мне неизвестно о существовании таких законодательных инициатив.

«Медуза»: Владимир Путин обсуждал эту тему со [спикером Госдумы] Вячеславом Володиным или [лидером ЛДПР] Владимиром Жириновским?

Дмитрий Песков: Не знаю. Не знаю. Мне тоже об этом неизвестно.

«Дождь»: Президент в курсе вообще этого конфликта? Или ему пока не докладывали?

Дмитрий Песков: К сказанному мне нечего добавить.