Перейти к материалам
истории

«Выбирая Россию/Electing Russia»: документальный фильм Александра Расторгуева о Навальном, Собчак и выборах Премьера трейлера на «Медузе»

Источник: Meduza

13 марта на немецком телеканале ZDF и французском Arte выходит документальный фильм «Выбирая Россию/Electing Russia» совместного немецко-российского производства. Картину одновременно покажут еще в 12 европейских странах и в Израиле. Фильм о российской политической жизни накануне президентских выборов 2018 года снял режиссер Александр Расторгуев, соавтор документального проекта «Срок» о героях российского протеста 2012 года. «Медуза» представляет премьеру трейлера фильма и комментарий режиссера.

«Выбирая Россию/Electing Russia». Трейлер документального фильма
Meduza

Александр Расторгуев

режиссер

Западное телевидение Россией интересуется — ввиду довольно понятной политической ситуации. В этом году огромное количество фильмов про наши, русские политические дела появляется в западных эфирах. Причем часто это оборачивается форменной спекуляцией, появляются фильмы с приставкой «Путин»: «путинские детские дома» или «путинские железные дороги» — все лепится в эфир, и на это есть понятный запрос. Мы еще в марте [2017 года] знали дату премьеры на каналах ZDF и Arte. Хотелось бы, конечно, поснимать в день выборов и закруглить это каким-то таким историческим финалом, но у нас не было такой возможности, поэтому последние съемки у нас прошли в конце января.

Во время работы над фильмом я понял, что за последние несколько лет способ существования российских политиков сильно изменился: все стали одинаково представлять себя в медийном пространстве, одинаково закрыто. Если говорить о возможности попадания в разные документальные пространства, сейчас нет разницы между Путиным, Грудининым или Навальным — они все действуют по единой схеме. Они все применяют одинаковую российскую тактику, которая трансформировала правило «деньги любят тишину» в «политика любит тишину», спрятали под ковер все свои реальные действия и показывают только их результаты. 

При этой атмосфере закрытости — закрытости в плохом смысле, с какой-то хитрецой, — очень сложно делать нормальное документальное кино, которое предполагает, что твой герой доверяет не только тебе, но и зрителю, для которого это все делается. Наши политики не доверяют народу. Они для него готовят специальную котлету, которую выдают ему на митингах и которую этот народ готов употребить, — и я имею в виду весь народ с любыми политическими взглядами. В общем, мое личное впечатление такое: нет подлинной политики в России. Есть люди со здоровыми идеями и свежим отношением к сегодняшнему дню, но их поглощают старые методы политической борьбы.

Но мы сразу внутренне решили, что выбираем спокойный исторический тон, поэтому надо оставить в стороне свои пристрастия и политические убеждения. На стадии создания концепции фильма [сценарист] Кирилл Рогов сформулировал важную и довольно справедливую вещь. Тогда мы еще не знали, кто будет кандидатами в президенты, и он сказал: «Что бы ни происходило и кто бы ни появлялся в нашей политике, единственное реальное противостояние, которое сейчас существует в политическом пространстве России, — это Путин против Навального». Мы можем относиться к Путину как к злу, а к Навальному как к добру, и наоборот, но важно, что это и есть вольтова дуга, в которой производятся смыслы. Все-таки оценок в этом фильме нет, мы показывали факты. Факты выстроились так, что есть две стороны борьбы, есть разные персонажи, участвующие в этой борьбе. Кто из них добро, кто зло — решит зритель. А увидит ли он, что обе стороны в чем-то схожи, не знаю. Я бы увидел. Но я не немецкий зритель.

Мне кажется, что пробраться к Путину и поснимать его день в свете политического противостояния с Навальным — практически нереальная задача для независимого журналиста. Поэтому мы даже не пытались. Но где нам удавалось снимать, мы снимали. Надо, кстати, сказать, что Путин нам сильно помог с материалом: ряд его высказываний, действий, то давление, которое оказывалось на штабы, те несправедливые мероприятия и действия, которые проводили чиновники, МВД, силовики в отношении наших героев, — все это мы в какой-то мере сняли. 

Так получилось, что мы зафиксировали и конфликт Навального с Собчак, но лишь в той мере, в какой нам удалось это снять на камеру. Возможно, между Навальным и Собчак существуют какие-то личные контакты, где этот конфликт более проявлен. Нам этого увидеть не удалось. То, что мы увидели, мы и показали. Возможно, нам удалось что-то увидеть глубже и яснее, чем кому-то еще, но об этом тоже судить зрителям.

В процессе работы мы поняли, что получается фильм, для российского зрителя слишком загруженный дополнительной информацией. Все-таки мы снимали по заказу немецкого телевидения, и там, по законам телеформата, должны были быть эксперты, профайлы, объясняющие, кто все эти люди. И Женя [Гиндилис, продюсер] решил, что мы можем позволить себе сделать еще русскую версию. И русскую версию мы можем снимать еще какое-то время, потому что русская версия может быть не совсем про выборы — она может быть про выбор. Над ней мы сейчас продолжаем работу.

«Медуза» работает для вас Нам нужна ваша поддержка

Записала Александра Зеркалева

Реклама