истории

Сотрудники таганрогского авиазавода отравились таллием. Руководство завода три месяца молчало, потом обвинило в отравлении пострадавших

Meduza
PhotoXPress

В конце 2017 года сотрудники Таганрогского авиазавода отравились таллием — тяжелым металлом, который смертельно опасен для человека

1 марта ростовское издание «Блокнот» рассказало о массовом отравлении таллием сотрудников таганрогского авиационного научно-технического комплекса имени Бериева. Речь идет, в основном, о сотрудниках юридического и контрактно-договорного отделов, которые одновременно почувствовали недомогания в декабре 2017 года. Кроме них отравился ведущий инженер Константин Колесников.

Как пишет «Коммерсант», в начале ноября 2017 года Колесников пожаловался на острые боли в животе; в таганрогской городской больнице инженеру диагностировали гастрит. Через несколько дней у Колесникова выпали волосы. В декабре он потерял возможность передвигаться. И только в январе врачи обнаружили в крови мужчины превышение содержания таллия в 150 раз. Колесникова госпитализировали в НИИ имени Склифосовского в Москву. Известно, что у него была остановка сердца, и врачам пришлось проводить реанимацию. С Колесниковым «Медузе» связаться не удалось.

«У Кости все грустно — он в [инвалидном] кресле, у него очень большие проблемы со зрением, непонятно, что его ждет, и сколько лет займет реабилитация», — рассказала «Медузе» сотрудница контрактно-договорного отдела завода Ксения Сергус. Она тоже отравилась таллием, но находится после госпитализации дома в Таганроге и отмечает, что по сравнению с Колесниковым, ее состояние «еще ничего».

«Первые симптомы появились 9 декабря — боль в груди на глубоком вдохе, как при бронхите. Коллеги сказали, что у них то же самое, но мы подумали, что зацепили [респираторное заболевание]. Со временем стали другие симптомы — болела поясница, мышечная боль в ягодицах бедрах, у кого-то болели икры и даже пятки», — рассказала Сергус. После обращения в заводскую медсанчасть ее отправили на гастроскопию и тоже диагностировали гастрит.

В конце декабря количество заболевших выросло, и сотрудники решили массово обратиться к главврачу медсанчасти. Тот организовал забор крови на биохимический анализ, который не показал нарушений (это обычный анализ крови, он не может показать наличие таллия в крови). Во время новогодних каникул коллеги Сергус звонили ей и рассказывали, что у них начали выпадать волосы. У нее самой начался тремор рук.

После каникул Сергус госпитализировали сначала в больницу Таганрога, потом — в клинику в Ростове-на-Дону. Сергус говорит, что в больницах ни ей, ни ее коллегам не диагностировали отравление таллием. В начале февраля женщину выписали, но лучше она себя не чувствовала. Сергус сделала в частной клинике анализ волос (услуга, по ее словам, стоила более пяти тысяч рублей), он показали существенное превышение содержания таллия. Сергус отправилась в Москву — на консультацию к токсикологу Института имени Склифосовского, ее тут же госпитализировали на две недели. Сергус говорит, что в Москву по собственной инициативе и за свои деньги поехали и почти все ее коллеги. Реабилитация, по ее словам, может занять годы — таллий не всегда полностью выводится из организма.

По данным «Блокнота», к врачам из-за отравления таллием обратились 23 человека, по данным «Коммерсанта» — 25 человек.

Руководство завода несколько месяцев скрывало факт отравления; жертвы рассказали о «настоятельных просьбах» не поднимать шум

Как рассказала «Медузе» автор публикации в «Блокноте» Елена Романова, первый раз она узнала об отравлении еще в январе. «Я мониторила соцсети и наткнулась на такую информацию, — говорит Романова. — Стала искать пострадавших самостоятельно, с помощью местных блогеров. Контакты добыть не удалось. Потом мне объяснили, что пострадавшие и не будут говорить, потому что на них якобы выходили какие-то люди и просили не распространяться. Анонимно я общалась с одной барышней, она рассказала, что в январе, когда люди уже были в панике, потому что волосы выпадают, к ним стали приходить, звонить родственникам, родителям и [требовать]: «Не поднимайте шум! Да это дело государственной важности, работу потеряете!» Прессинг был серьезный, сами видите — 22 человека с отравлением, но два месяца невозможно было достать никакой информации».

Константин Колесников заявил «Блокноту»: «Я знаю, что таллий не используется в нашем производстве, и понимал, что речь не идет о какой-то неконтролируемой утечке. Я потребовал от руководства разобраться, как яд попал в офисные помещения. Мне было отказано. А пока я лежал в больнице, «доброжелатели» попросили моих родителей убедить меня «не поднимать шум»».

Сотрудник завода, с которым общалась «Медуза» (он просил не называть своего имени), сообщил, что на его коллег «оказывалось давление», их «настоятельно просили» не распространять информацию об инциденте.

Романова говорит, что в январе она звонила на таганрогский авиазавод за комментарием, там ей сказали, что речь идет о «небольшом бытовом инциденте», с которым «уже разбираются». Только 2 марта, после публикаций журналистов, в пресс-службе предприятия пояснили «Интерфаксу»: «Факт отравления [таллием] подтверждаем. Никаких комментариев не будет, пока ведется расследование». 2 марта завод опубликовал пресс-релиз, в котором сообщил, что «со стороны руководства предприятия пострадавшим работникам оказывается материальная помощь на первичное лечение», а «здоровью сотрудников ничего не угрожает».

Один из работников завода рассказал «Медузе», что на самом деле «расходы возместили только юридическому отделу», потому что они «пришли, напомнили, что все еще живы, и потребовали [компенсации]».

Уголовное дело по факту отравления не заведено; руководство предприятия считает виновными в отравлении самих пострадавших

В следственном управлении Следственного комитета по Ростовской области «Медузе» заявили, что не будут проводить проверку по факту массового отравления, поскольку «территория подведомственна Южному следственному управлению на транспорте СК РФ». О какой территории идет речь, в следственном управлении не пояснили.

Пресс-секретарь Южного следственного управления на транспорте СК РФ Анна Терземан сказала «Медузе», что «комментария пока нет», потому что «дело к нам еще не заходило» и посоветовала обратиться в таганрогскую прокуратуру.

По телефонному номеру заместителя прокурора города Таганрог «Медузе» ответил мужчина, который отказался представляться или комментировать ситуацию. Он пригласил прийти и задать все вопросы лично.

До Роспотребнадзора по Ростовской области «Медузе» дозвониться не удалось. Пресс-секретарь центрального аппарата ведомства Анна Брычева прислала корреспонденту «Медузы» пресс-релиз: «По результатам лабораторных исследований прямая связь заболеваемости сотрудников и производственной деятельности предприятия не установлена, в настоящее время угроза жизни и здоровью сотрудникам предприятия отсутствует». Дополнительно комментировать ситуацию она отказалась.

По информации «Блокнота», 1 марта на заводе состоялось собрание, «на котором руководство впервые решило обсудить с сотрудниками сложившуюся ситуацию». Руководство уверено, что «яд был умышленно занесен в административное здание, а отравитель находится среди самих отравившихся.

Евгений Берг