Перейти к материалам
истории

«В Москве над нами смеются до усрачки!» Дональд Трамп три дня твитил о российском вмешательстве в выборы

Meduza
Saul Loeb / AFP / Scanpix / LETA

16 февраля министерство юстиции США предъявило обвинение 13 гражданам России, связанным с петербургской «фабрикой троллей». Теперь говорить о том, что российского вмешательства не было, не получится — обвинения стали самым весомым доказательством того, что «фабрика троллей» миллиардера Евгения Пригожина (он тоже есть в списке обвиняемых) действительно пыталась усилить раскол в американском обществе перед выборами. Дональд Трамп все выходные писал в твиттер о расследовании — и если сначала радовался, что его лично ни в чем не упрекают, то затем стал обвинять во всем демократов и ФБР.

16 февраля. Первая реакция Трампа

Президент США не сразу отреагировал на обвинения в адрес 13 россиян, причастных к манипуляции общественным мнением в США перед президентскими выборами. 16 февраля, когда министерство юстиции предъявило обвинения, Трамп вместе с супругой Меланией отправился во Флориду, чтобы встретиться с пострадавшими и семьями жертв массового убийства в школе города Паркленд. Только поздно вечером, около полуночи, Трамп написал в твиттере, что его предвыборный штаб не нарушал никаких законов.

Как пишет The New York Times, это заявление можно трактовать как вздох облегчения. Одним твитом в этот день Трамп и ограничился.

17 февраля. Никакого влияния на выборы не было!

Узнав, как телеканалы и пресса обсуждают обвинения в адрес россиян, Трамп помрачнел, пишет The New York Times со ссылкой на источники в окружении президента. Особенно его расстроили подозрения, что он победил лишь с помощью «фабрики троллей», а не сам за счет собственных достижений.

Весь день президент США цитировал в твиттере заявления в свою поддержку, в том числе слова вице-президента Facebook по рекламе Роба Голдмана, который говорил, что значительная часть рекламных объявлений, оплаченных «фабрикой троллей», была показана уже после выборов.

Голдман прав, но вмешательство, в котором министерство юстиции обвиняет бизнесмена Евгения Пригожина и его «Агентство интернет-исследований» (так официально называется петербургская «фабрика троллей»), касалось не только рекламы — в обвинительном заключении и многочисленных расследованиях говорилось и о создании фальшивых групп в фейсбуке. В одном из твитов Голдман даже написал, что российская кампания однозначно была направлена на поддержку Трампа, но президент США не стал об этом упоминать.

По словам Трампа, «Фейк Ньюс Медиа» проигнорировали тот факт, что вмешательство началось в 2014 году, а не перед выборами. Это неправда: о том, когда началась кампания «фабрики троллей», подробно писали все крупнейшие американские издания, в том числе активно критикующие Трампа. Более того, The New York Times выпустила материал, в котором называла российское влияние «каплей в море» — в том, что касается раскола, наметившегося в американском обществе.

18 февраля. «Я никогда не говорил, что Россия не вмешивалась»

На третий день после публикации обвинений в адрес Пригожина и сотрудников «Агентства интернет-расследований» Трамп в твиттере от отрицания перешел к гневу. Сначала он обвинил ФБР в том, что спецслужба тратит время на расследование «российского вмешательства», но не обратила должного внимания на сообщения о радикальных взглядах убийцы 17 человек во флоридской школе. Затем Трамп обвинил Конгресс, ФБР и министерство юстиции в том, что они не расследовали выделение Ирану 1,7 миллиарда долларов в качестве компенсации за сделку 40-летней давности, а также заявил, что с Россией в сговоре состояла только «коррумпированная Хиллари».

В конце концов, Трамп написал, что никогда не говорил, будто никакого российского вмешательства не было. «Я говорил: „Может, это Россия, может, Китай или другая страна или организация, или 200-килограммовый гений, который сидел на кровати и играл на компьютере“». Это неправда: Трамп неоднократно утверждал, что Россия не имеет никакого отношения к вмешательству в американские выборы. Об этом он говорил в речах, писал в твиттере и рассказывал журналистам.

Павел Борисов