истории

В китайской тюрьме для осужденных чиновников отменили свидания. Их негде устраивать — тюрьма переполнена

Meduza
Ворота тюрьмы Циньчэн, 2012 год. На них нет никаких опознавательных знаков
Ворота тюрьмы Циньчэн, 2012 год. На них нет никаких опознавательных знаков
Ng Han Guan / AP / Scanpix / LETA

С приходом к власти Си Цзиньпина в 2012 году в Китае началась масштабная антикоррупционная кампания. С тех пор в стране за коррупцию наказали больше миллиона государственных служащих. Самые высокопоставленные из них отбывают срок в тюрьме Циньчэн на окраине Пекина. Ее называют «клеткой для тигров», поскольку там содержатся чиновники уровня заместителя министра и выше. Для них установлен особый порядок содержания, например, некоторым разрешают встречать китайский Новый год с семьей. Но в этом году традицию нарушили — для встреч заключенных с родственниками не хватает камер.

Китайское правительство с советской помощью построило тюрьму Циньчэн в 1958 году, с самого начала она считалась местом заключения политических преступников. До конца 1960-х там сидели в основном лидеры китайской националистической партии Гоминьдан, проигравшие коммунистам в многолетней гражданской войне, закончившейся в 1949 году. В годы «культурной революции» в Циньчэн попадали люди, которых объявляли контрреволюционерами. После смерти генсека ЦК Компартии Китая Мао Цзэдуна в 1976 году в эту тюрьму посадили обвиненных в попытке узурпировать власть членов «банды четырех», среди которых была и последняя жена председателя Мао Цзян Цин. В результате акций протеста на пекинской площади Тяньаньмэнь в 1989 году в Циньчэне оказались студенты, выступавшие за демократические реформы. Чиновников-коррупционеров начали отправлять в эту тюрьму в 1990-х.

Китайский журналист еврейского происхождения Израэль Эпштейн, арестованный во время «культурной революции» и сидевший в Циньчэне с 1969-го по 1973 год, писал в мемуарах, что все заключенные тюрьмы отбывали наказание в одиночных камерах: стены в них были выкрашены в белый цвет, обстановка — туалет, умывальник и нары. По словам Эпштейна, сразу по прибытии в Циньчэн ему присвоили номер и запретили пользоваться своим именем. Сидни Риттенберг, американский журналист и лингвист, который жил в Китае 30 лет и провел последние девять из них в Циньчэне по обвинению в шпионаже, объяснял запрет на имена так: «Большинство сидящих здесь людей раньше были очень могущественными. В Циньчэне их следовало уничтожить, лишить личности, внушить им, что они никто».

Один из бывших деятелей Компартии Китая Ян Мингфу, отсидевший в Циньчэне семь лет и вышедший на свободу в 1975 году, писал в мемуарах, что заключенным в то время запрещалось общаться друг с другом — охранники строго за этим следили. Кормили узников кукурузной кашей, тофу и хлебом, изредка давали несколько кусочков мяса. Эпштейн называл такую еду простой, а Риттенберг — скудной. Ян Мингфу вспоминал в мемуарах, как голодал в тюрьме, — его лишали пищи или урезали порции в наказание за провинности. Впрочем, по воспоминаниям других бывших заключенных, чаще охранники, если хотели наказать их, просто избивали.

С тех пор порядки в Циньчэне смягчились — по крайней мере, для некоторых. Сейчас в этой тюрьме держат как обычных заключенных, осужденных за политические преступления, так и бывших высокопоставленных чиновников и членов Компартии — для них существует отдельный блок. Вероятно, VIP-заключенные, как и раньше, сидят в одиночных камерах, но условия их содержания лучше, чем у обычных узников. BBC News со ссылкой на китайскую газету пишет, что они могут смотреть телевизор с двух часов дня до девяти часов вечера, выходить на прогулки шесть раз в неделю и надевать обычную одежду вместо тюремной робы. Питание у них тоже улучшенное: им разрешают пить молоко на завтрак и дают яблоко после каждой трапезы. Хи Дианкуи, бывший сотрудник тюрьмы, проработавший там 40 лет, вспоминал, что иногда шеф-повар одного из пекинских отелей даже готовил VIP-заключенным суп из акульих плавников.

Сейчас в Циньчэне содержатся многие в прошлом могущественные чиновники — и бывший министр общественной безопасности Чжоу Юнкан, экс-глава китайского мегаполиса Чунцин Бо Силай, бывший начальник канцелярии ЦК Компартии Лин Цзихуа. Все они приговорены к пожизненному заключению за взятки. «Циньчэн — это самая секретная тюрьма в Китае. Ее напрямую контролирует руководство Компартии», — говорит Ванг Жилянг, профессор Института политических наук и права в Шанхае, специалист по китайской системе уголовного правосудия.

Некоторым из VIP-заключенных Циньчэна старше 60 лет обычно разрешали встречать китайский Новый год с близкими родственниками, но в 2018 году празднование отменили, рассказал источник газеты South China Morning Post. По его словам, в тюрьме так много заключенных, что для организации встреч с семьями не хватает камер. Более того, за две недели до начала китайского Нового года охрана тюрьмы запретила заключенным все свидания. Их возобновят только через две недели после праздника. С чем связан запрет, South China Morning Post не объясняет.

Ольга Корелина