Перейти к материалам
истории

«Темные времена» Джо Райта. Как неузнаваемый Гари Олдман сыграл Уинстона Черчилля и что из этого получилось?

Источник: Meduza
Universal Pictures

В прокат выходят «Темные времена» Джо Райта — картина, рассказывающая о том, как Уинстон Черчилль во главе британского правительства в 1940 году принимал решение об эвакуации союзных войск из Дюнкерка. По мнению кинокритика «Медузы» Антона Долина, главная удача этого исторически аккуратного и традиционного байопика — работа Гари Олдмана, блестяще перевоплотившегося в британского премьера (актер уже получил за эту роль «Золотой глобус»).

Через полгода после масштабного «Дюнкерка», в котором Кристофер Нолан вспомнил о своих британских корнях, выходят «Темные времена» другого английского режиссера того же поколения, не меньше известного по обе стороны Атлантики, — Джо Райта («Гордость и предубеждение», «Анна Каренина»). Райт в «Искуплении» уже показывал свою визуальную интерпретацию эвакуации из Дюнкерка в 1940 году. А теперь рассказал, как принималось это решение — что творилось в лондонских кабинетах и какое отношение к этому поворотному моменту Второй мировой имели король Великобритании Георг VI (тот самый, из «Король говорит»), Невилл Чемберлен и Уинстон Черчилль, главный герой фильма. Финал «Дюнкерка» и «Темных времен» — одна и та же его речь, знаменитая на весь мир: «Мы будем сражаться на пляжах…» 

Можно гадать или спекулировать на тему «почему сейчас», откуда это совпадение. Предчувствие большой мировой войны? Чувство другой подступающей беды? Нехватка таких политиков, как Черчилль, — презирающих политкорректность, талантливых, сложных, откровенных людей с твердыми принципами? Неизвестно; все вместе или ничего из вышеперечисленного. Ясно одно — из этих двух картин получился бы отличный сдвоенный сеанс. 

Universal Pictures

В отличие от «Дюнкерка», почти бессловесного (недаром кто-то догадался перемонтировать его в немой фильм — вышло очень убедительно) и построенного на имитации непосредственного чувственного опыта, «Темные времена» — очень, даже чересчур традиционный разговорный байопик, сделанный по-ученически тщательно. Прежде всего это касается сценария Энтони Маккартена, в котором есть невыносимо монотонные сцены, нужные только для логической связи исторических событий друг с другом, но не способные тронуть эмоционально, а есть, напротив, откровенно ходульные. Худшая из них — та, в которой перед принятием судьбоносного решения Черчилль спускается в метро и вступает в диалог с «простыми лондонцами» (выглядят они как подсадные утки: впрочем, ими и являются, просто подсадил их не услужливый правительственный агент, а режиссер Райт). На вопрос «Как поступить?» все они, включая женщин, инвалидов и детей, начинают кричать хором «Бить фашистов до победного конца!», а потом принимаются декламировать патриотические стихи. Такого себе не позволяют даже в новых русских блокбастерах. 

С другой стороны, собран и сделан фильм по-английски скрупулезно, невольно восхитишься. Наверняка здесь критически мало исторических ляпов и ошибок; каждый персонаж показан в любовно собранных деталях. Все-таки британцы могут поучить патриотизму любую другую нацию. Самая фантастическая работа, впрочем, пришлась на долю француза, феноменального оператора Брюно Дельбоннеля. Он снимал «Амели» и одного из «Гарри Поттеров», «Фауста» и «Франкофонию» для Сокурова, «Внутри Льюина Дэвиса» для братьев Коэнов; здесь, совсем уже излечившись от романтической туманной сказочности, он виртуозно играет с тончайшими нюансами рембрандтовской полутьмы, в которой, в соответствии с заголовком фильма, блуждает без надежды на просветление главный герой — пока не наступит кульминация, когда он предсказуемо предъявит публике сложенное из пальцев «V». 

Universal Pictures

Понятно, что он, Уинстон Черчилль или же Гари Олдман — как вам больше понравится, — и есть основной аттракцион «Темных времен». Мнения о роли будут диаметрально противоположными. С одной стороны, Олдман проделал что-то немыслимое: портретное сходство кажется абсолютным, при этом нет впечатления комедианта в гриме или маске, перед нами живой человек. С другой же, в этом персонаже с таким трудом можно узнать самого Олдмана, что хочется превозносить уже не артиста (кто спорит, выдающегося), а его гримеров. Кстати, легендарный Кацухиро Цудзи, работавший еще с Акирой Куросавой (но также делавший «Людей в черном» и «Гринча — похитителя Рождества»), специально, по просьбе Олдмана, вернулся с пенсии, чтобы осуществить это невероятное преображение. 

В защиту Олдмана, давно заслужившего свой «Оскар», можно сказать, что актерская профессия — это еще мимика, движения и жестикуляция; и здесь его работа тоже кажется крайне сложной и безупречно исполненной. Говорят, началось все с тренировок интонаций и голоса — эта часть была самой трудной, и только преодолев ее, после нескольких месяцев упражнений, Олдман обратился к Цудзи за помощью. Тут, пожалуй, самое время перестать говорить о шаблонной и качественной исторической картине, а использовать этот факт как весомый довод в пользу выпуска подобных фильмов в прокат с субтитрами, а не в дубляже, — чтобы дать зрителям возможность по достоинству оценить тонкую и кропотливую составляющую актерского труда. 

Вы совершили чудо «Медуза» продолжает работать, потому что есть вы

Антон Долин

Реклама