истории

«Легенда о Коловрате» Джаника Файзиева. Бессмысленное патриотическое фэнтези о воеводе XIII века и его борьбе с монгольскими нехристями

Meduza
12:49, 28 ноября 2017

«Централ Партнершип»

В прокате с 30 ноября фильм «Легенда о Коловрате» Джаника Файзиева и Ивана Шурховецкого. В картине рассказывается история рязанского богатыря Евпатия Коловрата, которая позаимствована из древнерусской «Повести о разорении Рязани Батыем». В фильме с бюджетом в 360 миллионов рублей (для сравнения: у «Викинга» 1,250 миллиарда; у «Экипажа» — 650 миллионов) снялся Алексей Серебряков — но блокбастеру это, кажется, не помогло. Кинокритик «Медузы» Антон Долин объясняет, какие есть проблемы с «Легендой о Коловрате».

То, что русские продюсеры крадут сюжеты и жанры у Голливуда, еще полбеды. Хуже этого — привычка заимствовать их друг у друга: и первоисточник-то бывает небезупречен, а каждая следующая копия с него неизбежно бледнее. 

Допустим, вышла и завоевала неслыханные деньги бойкая «Ирония судьбы. Продолжение» Тимура Бекмамбетова, и посыпались, как из рога изобилия, ремейки советской классики, один другого ужаснее. Снял Федор Бондарчук «Сталинград» — и пошли косяками военно-патриотические блокбастеры про ВОВ. Выступил Жора Крыжовников с «Горько!» — и тут же выходят «Выпускной» и «Корпоратив», а еще надвигается «Днюха».

Отечественный блокбастер — зверь странный, в одиночку на охоту не выходит: где «Большой» (премьера в Большом), там и «Матильда» (премьера в Мариинке), где «Время первых» (поддержано Первым каналом), там и «Салют 7» (поддержан ВГТРК). Так что не стоит удивляться выходу — менее, чем через год после нашумевшего «Викинга» — нынешней «Легенды о Коловрате». Студия Джаника Файзиева успела раньше конкурентов, собиравшихся снять о былинном рязанском герое сразу два полнометражных фильма (интересно, снимут или все-таки заморозят?). А зимой нас ждет «Скиф» (хоть этот фильм не про Коловрата; он про Лютобора).

На успешного «Викинга» как только ни нападали, и многие претензии предъявлялись справедливо. Однако то был все-таки сложный фильм, полный провокационных идей, сделан он был весьма богато и изобретательно. Посмотрите «Легенду о Коловрате», почувствуйте разницу.

«Централ Партнершип»

Русь здесь — былинно схематичная: то невыносимо умильная, то сумрачно пустынная (это уже после нашествия татар). Рядом с этой нарисованной на компьютере — чем авторы необъяснимо гордятся — иллюстрацией к собственным фантазиям «Илья Муромец» Птушко (1956) кажется документальным фильмом. Все русичи — бородатые, кроме изредка встречающихся женщин, и светлоглазые — занимаются демонстрацией владения оружием и защитой родной земли от супостатов. Все татары — раскосые и богато одетые — занимаются захватом этой самой земли. Мотивации и характеры опущены за ненадобностью. Пафоса через край. О юморе никто и не вспоминал: наверное, поэтому так часто фильм становится неожиданно смешным. Когда за русичей вступается огромный косматый медведь — тотемное животное «Единой России», только партийного логотипа не хватает. Зря не додумали, выборы ж на носу.

Нитевидный сюжет, укладывающийся в пару фраз, намекает на намерение снять русские «300 спартанцев»: горстка отважных воинов под предводительством Евпатия Коловрата отражает нашествие орды и героически складывает головы. На скале, где они погибли, гордо реет красный стяг. В общем, опять получились не спартанцы, а панфиловцы. По старому анекдоту, у нас что ни собирай, в итоге выйдет автомат Калашникова. В этом случае, скорее, памятник Калашникову — такой же большой, угрожающий и бессмысленный. Автомат хотя бы стреляет. Как выстрелит в прокате «Легенда о Коловрате», серьезный вопрос. 

Другой вопрос без ответа: кто на самом деле сделал этот фильм? В титрах Джаник Файзиев числится «главным режиссером», что бы это ни значило; все намекает на то, что снимал картину неглавный — видимо, Иван Шурховецкий. Да, у Файзиева был сугубо пропагандистский опыт блокбастера «Август. Восьмого», но даже тот фильм был куда стройнее и умнее «Легенды о Коловрате». А поверить, что этот героический псевдокомикс изготовил автор складного и остроумного «Турецкого гамбита», попросту невозможно. Конечно, фирменная файзиевская любовь к батальным сценам видна и здесь. Просто из сцен этих ушла даже простенькая диалектика, уступив место элементарному посланию: мы, Россия, — крепость, окруженная врагами; надо быть бдительными и сражаться с ними до последней капли крови. 

«Централ Партнершип»
«Централ Партнершип»

Тем не менее, позаимствованная из «Повести о разорении Рязани Батыем» история Коловрата, который с малой дружиной (все-таки 1700 человек, а не три десятка, как в фильме) бросил вызов Орде, мало в чем соответствует идеологическим запросам времени. Кого олицетворяет Евпатий с его соратниками (есть там и монах, и интеллигент, и даже одна женщина — чертова политкорректность), ясно без подсказок — всех нас. А татары здесь — собственно, кто? Буквально чувствуешь, как вздыхают с облегчением авторы, выставляя уже в эпилоге фильма против наследников Коловрата войско псов-рыцарей — гнусных европейцев, решивших порушить вековые устои нашей Родины: знакомая песня, ей еще наших дедов Эйзенштейн научил. А что татары? Сгинули татары: потерпев моральное поражение в битве с Коловратом, будто растворились без следа, слиняли из сюжета вовсе (главный герой картины страдает амнезией, и похоже, что недуг передался и сценаристам). 

Забавно при этом, что как раз Орда создателям картины явно интересна. Насколько безлик, по всем статьям уступая своим характерным сподвижникам, сам Коловрат (естественно, это вина режиссера и сценариста, а не актера-дебютанта Ильи Малакова, который старается изо всех сил, даже все трюки выполняет сам), и насколько неинтересен как действующее лицо рязанский князь—— а ведь его играет выдающийся Алексей Серебряков! — настолько выразителен Батый (Александр Цой). Впечатляющий красавец будто воплощает саму идею сильного государства, большой беспощадной империи, построенной на вертикали власти. Куда до Батыя жалким русским князькам, отказавшимся идти воевать за Русь в компании Коловрата? Недаром именно силуэт Батыя вынесен на передний план рекламного плаката «Легенды о Коловрате», и лишь он говорит погибшему герою достойную эпитафию.

Так и вышло: вроде бы кино — о национально-освободительной борьбе с захватчиками, но и об обаянии сильной империи — не в меньшей степени. Казалось бы, парадокс — но, может, и нет. Как уже упоминалось выше, выборы на носу.

Антон Долин