истории

«Тор: Рагнарёк» Тайки Вайтити: в чем сила, Халк? Новый кинокомикс от Marvel оказался самым идиотским и вдохновенным из всех

Meduza
Marvel Entertainment, Walt Disney Pictures / WDSSPR

В прокат выходит «Тор: Рагнарёк» — 17-я картина из кинематографической вселенной Marvel, снятая новозеландцем Тайки Вайтити («Реальные упыри»). Подробнее о фильме «Тор: Рагнарёк», самом смешном киномиксе о скандинавском боге грома, рассказывает кинокритик Антон Долин.

Жаль все-таки, что фильмы семейного экрана в России традиционно требуют особо бережного, даже не родительского, а нянькинского отношения. Согласитесь, одно дело — видеть, что Тор и Халк собрались нырнуть в Чертову Клоаку (так называется необъяснимый огненный торнадо на планете Сакаар, куда забросило двух старых друзей), другое — знать, что они вот-вот отправятся в Анус Дьявола. Детям, кстати, второе название точно понравилось бы больше. К счастью, не все шутки страдают в переводе, а многие и вовсе не нуждаются в словах. 

Безответственный и бесцензурный, идиотский в лучшем смысле слова юмор проявляется в «Торе: Рагнарёк», третьем фильме о похождениях скандинавского бога грома, на каждом шагу. При этом смеховая, карнавальская в бахтинском смысле слова (и во всех остальных тоже) стихия перемешана здесь с моментами высокого, эпического трагизма и сценами неподдельно страшными. Буквально как в «Старшей Эдде». 

Производственная причина появления такого нестандартного фильма, бесспорно, скрыта в успехе хулиганских и отвязных «Стражей Галактики», ближайшего родича «Тора: Рагнарёка» во вселенной Marvel. Раз там получилось отойти от высоких стандартов «осмысленного комикса с аллюзиями» и ублажить публику, то почему бы вновь не дать зрителям отдохнуть от поднадоевшей культуры, глубины и цитатности? Причина непосредственная — бесстрашие постановщика, видимо, получившего карт-бланш от продюсеров.

Если первый «Тор», с его сдержанным юмором, напоминал о вольных шекспировских экранизациях режиссера, британца Кеннета Браны, а второй «Тор» был сделан по умеренно-фэнтезийным канонам «Игры престолов», над которой трудился его постановщик, американец Алан Тейлор, то третья часть цикла унаследовала панковский дух и независимую смекалку новозеландца Тайки Вайтити. Его предыдущая работа, лихое мокьюментари про вампиров «Реальные упыри», поражала свободой обращения с материалом, порой доходившей до анархии. Поразительно, что эти качества Вайтити не утратил и сейчас, взявшись за студийный блокбастер с бюджетом в 180 миллионов долларов. 

Рагнарёк — конец света в скандинавской мифологии. На экране в третьем «Торе» царит тотальный рагнарёк — хотя главного врага Асгарда Тор обезвредил в первой же сцене фильма. Все кипит, бурлит, взрывается, плюется огнем и слизью; на Землю герои картины успевают залететь буквально на денек — правда, этого хватает, чтобы на радость зрителям повстречаться с доктором Стрэнджем (Бенедикт Камбербэтс, кто ж еще). Один (Энтони Хопкинс) совсем одряхлел и сбежал со своего трона куда подальше, в Норвегию. Теперь Тору (Крис Хемсворт, как всегда) и его лукавому сводному брату Локи (Том Хиддлстоун, как водится) предстоит самостоятельно справляться с новоявленной старшей сестрой Хелой — царицей Ада и повелительницей Смерти. Играющая ее роль Кейт Бланшетт затянута в черный латекс — и можете себе представить, как хороша. Или не можете. 

MARVEL Россия

В момент предполагаемого противостояния режиссер Вайтити и его сценарист Эрик Пирсон, будто бы перебрав Меда поэзии, улетают на край вселенной, на упоминавшийся выше Сакаар. Там начинаются какие-то травестийные «Звездные войны», с упоительным Джеффом Голдблумом в роли местного Джаббы Хатта. Он устраивает на Сакааре гладиаторские бои, в которых на арену вместе с Тором выходит старый друг Халк, застрявший в своем зеленом обличии давно и надолго. Также в уравнение включены чернокожая Валькирия, антропоморфный камень и гладиатор-краб. 

Пересказывать сюжет фильма можно долго, и спойлером это считаться не будет, поскольку большие сюжетные арки в «Рагнарёке» перестают быть важными. Значение здесь имеют только гэги, панчлайны, трюки. И упоительный мир мелочей: костюмы и реквизит, декорации и монстры-отморозки, периодически заполняющие экран. Упоительный антураж намеренно заслоняет нестандартный конфликт. Тор, конечно, всесилен. Но, во-первых, на каком-то этапе он расстается со своим молотом. Во-вторых, у него тут нет глобального врага, угрожающего человечеству, — только туповатый друг и обманщик-брат, с которыми приходится как-то договариваться. А противостоит им всем не кто иной, как сама Смерть. И правда, о чем еще может быть фильм под столь обязывающим названием? 

Как выясняется, о чем угодно, и чем легкомысленнее, тем лучше. В какой-то момент Тора заносит в Валгаллу и он, не веря своим глазам, видит: пока он пытается остановить Конец Света, родичи-небожители развлекаются любительским спектаклем, поставленным в их честь (в ролях неумелых актеров — первейшие звезды Голливуда, опознайте их сами). Похоже, Тайка Вайтити с самого начала решил, что блокбастер Marvel ничем не лучше или важнее такого спектакля: главное, чтобы зритель развлекся, а Апокалипсис подождет. С другой стороны, ему виднее, чем простодушному молотобойцу Тору. Может, только такими спектаклями и можно помешать Рагнарёку. 

Антон Долин