истории

Одни батрачат, а другие дома сидят Как (и зачем) мужчины ходят в отпуск по уходу за ребенком в России. Репортаж «Медузы»

Meduza

В России в трехлетний отпуск по уходу за ребенком уже десять лет, с 2007 года, имеет право уйти не только женщина. Его может оформить папа или любой другой член семьи — бабушка, дедушка или тетя, но только кто-то один. Ситуация, когда этой возможностью пользуется мужчина, в России пока редкость — воспитание детей по-прежнему считается не мужским делом. Но даже если мужчины на это готовы, их могут не понять работодатели, как это случилось с Вячеславом Насоновым, которому отказали на собеседовании в «РосЕвроБанке» из-за того, что двумя годами ранее он сидел дома с ребенком. «Медуза» выяснила, часто ли российские мужчины ходят в отпуск по уходу за ребенком в России — и по каким причинам, в чем это помогает и какие проблемы создает для обоих родителей.

«Европа наступает, что ли?»

«Вчера моему мужу отказали в хорошей должности. По причине того, что он находился в отпуске по уходу за ребенком два года назад», — написала 20 октября в фейсбуке москвичка Катрин Арно. Это был уже второй тур его собеседования в «РосЕвроБанке»; первый, на котором обсуждали его профессиональные качества, мужчина прошел удачно. «Европа наступает, что ли?», «А что жена не сидела с ребенком?», «Больничный будешь брать из-за ребенка?» — перечислила Арно некоторые вопросы, которые задали ее мужу сотрудники банка.

Вячеслав Насонов, муж Катрин Арно, рассказывает, что собеседование в «РосЕвроБанке» шло удачно до тех пор, пока он не объяснил причины недавнего перерыва в трудовой деятельности. После этого его перестали воспринимать всерьез: по словам мужчины, сотрудники банка начали вести себя с ним как с «нашкодившим школьником», а не претендентом на солидную должность. «„Че, серьезно, что ли?!“, „И что — ты будешь неделю работать, а три недели сидеть на больничном с ребенком?“» — вспоминает Насонов их издевки. После этого его профессиональные навыки больше никого не интересовали; мужчине отказали со словами: «Нет, такие сотрудники нам не нужны! Зачем вы вообще приехали? Вы сейчас потратили нашего времени в денежном эквиваленте больше, чем заработали за всю свою жизнь».

Вячеслав Насонов с дочерью Соней<br>
Вячеслав Насонов с дочерью Соней
из личного архива К. Арно и В. Насонова

Постом Арно за несколько часов поделились сотни возмущенных пользователей, а представитель «РосЕвроБанка» написал в комментариях, что эта ситуация «не совместима с нашими правилами и заслуживает самого пристального внимания». Арно и ее мужу пообещали, что с ними свяжется директор по персоналу банка. Позже представители «РосЕвроБанка» сообщили, что не обнаружили «факта официального отказа кандидату в приеме на работу по каким-либо дискриминационным причинам». Они подчеркнули, что несколько мужчин из числа сотрудников банка прямо сейчас находятся в отпуске по уходу за ребенком и получают пособия, а сам банк разделяет «озабоченность общества поднятой проблематикой» и придерживается принципов толерантности в своей кадровой политике.

Ситуация, когда мужчина берет отпуск по уходу за ребенком в России, если не совсем экзотичная, то по-прежнему довольно редкая. Как говорит специалист по работе с кадрами более чем с 25-летним стажем Мария Савина, еще десять лет назад такую ситуацию сложно было даже вообразить. Судя по опросу фонда «Общественное мнение», идею мужского отпуска по уходу за ребенком поддерживает все большее число россиян — в 2017 году к ней «скорее положительно» относятся 77% опрошенных, тогда как в 2011-м эта цифра была на 11% меньше. На практике ситуация иная: по данным исследовательского центра портала SuperJob, к концу 2015 года мужчины уходили в отпуск по уходу за ребенком лишь в 2% семей.

Одна из причин такой консервативности — те самые предубеждения в адрес «отцов-декретников», с которыми столкнулся Вячеслав Насонов. Их по-прежнему часто называют «бабами» и «неудачниками», в том числе и сами женщины. «Как такого мужа уважать и вожделеть?», «У таких мужчин даже сокращается выработка тестостерона. Мне женоподобный муж точно не нужен…», «Какой декрет для мужчины? Я в шоке от прочитанных историй — это деградация. Это путь в никуда. Если мужчина не умеет зарабатывать, значит, он свободен», — пишут подписчицы инстаграма о психологии, обсуждая тему «Муж в декрете». Многие сомневаются и в том, что ребенок, воспитанный мужчиной, может вырасти полноценным. Поэтому даже в семьях, где мужчины брали на себя уход за ребенком после его рождения, супруги часто не готовы об этом рассказывать.

«Жены таких мужей — самые счастливые»

К моменту рождения дочери Сони Катрин Арно уже семь лет работала на телевидении, и ее карьера складывалась удачно. У Вячеслава за плечами было два года работы в банке. Ребенок был первым, и еще до рождения девочки родители решили, что в отпуск по уходу пойдет отец. «У меня больше стаж, зарплата и при этом сменный график, — говорит Арно. — Я родила дочь 15 августа, вышла на работу 17 октября. У нас, вот совершенно честно, висело дома расписание: зеленой ручкой дела мужа, оранжевой — мои». Семья планировала обходиться без помощи нянь и бабушек, поэтому важно было все структурировать — выстроить расписание так, чтобы кто-то из пары всегда был дома с ребенком.

По словам Катрин, ее муж брал отпуск по уходу за ребенком в управлении социальной защиты, и пособие оказалось минимальным. Но для семьи важнее были не деньги, а то, что Вячеслав возьмет на себя основные заботы о ребенке и это войдет в его стаж. «Мы, наверное, просчитались, — признается Арно. — [Нужно было оформить отпуск на его работе] тогда и пособие было бы больше, и рабочее место бы сохранилось. Но он ушел с работы, чтобы быть со мной рядом на последних сроках. Когда ребенок наглотался воды и попал в реанимацию, а потом в больницу, муж всегда был рядом. Это он учил ее ходить. Ее первое слово было „папа“». По мнению Катрин Арно, жены таких мужей и дети таких отцов — самые счастливые: «Все наши друзья скажут, что ему волшебным образом удается ладить с детьми, они его обожают».

Вячеслав Насонов и Катрин Арно с дочерью<br>
Вячеслав Насонов и Катрин Арно с дочерью
из личного архива К. Арно и В. Насонова

Катрин говорит, что в последние годы их круг общения немного изменился: с некоторыми знакомыми пара постепенно перестала общаться из-за негативных комментариев и насмешек над распределением обязанностей в их семье. Их поддержали даже не все родные — Катрин вспоминает, как удивлялись родственники: «Как это, ты батрачишь, а мужик дома сидит?» Иные открыто называли Вячеслава «альфонсом» и «вторым ребенком». Несмотря на это, у пары не было сомнений в том, что они поступают правильно: Катрин и Вячеслав считают, что раз у ребенка два родителя, оба должны принимать участие в воспитании. «Это же колоссальный труд, и сложно найти мужа, который бы согласился разделить поровну заботу о ребенке», — говорит Катрин Арно.

«У папы титьки-то нет!»

Большинство семей, где в отпуск по уходу за ребенком уходит отец, принимают это решение не из-за стремления к равноправию: в их случае это попросту выгоднее. Как говорит специалист по работе с кадрами Мария Савина, в своей практике она ни разу не сталкивалась с тем, чтобы мужчина уходил в отпуск по уходу только из-за желания проводить время с ребенком. «Мотивации обычно две: либо у него супруга гораздо больше зарабатывает, либо у него какие-то неприятности на работе и он хочет от них отстраниться», — объясняет Савина. Глава крупной новосибирской турфирмы «Глобус-тур» Елена Лукьянова рассказала «Медузе», что примерно из 20 отпусков по уходу за ребенком, которые брали за последние годы в компании, только два-три были оформлены на мужчин. Но даже в этом случае чаще всего с детьми дома оставались женщины: «Пока в России зарплаты мужчин выше и это можно использовать для того, чтобы сумма ежемесячного пособия была выше, люди будут это делать», — говорит Лукьянова.

Яна и Михаил из Оренбурга (герои попросили изменить имена и город проживания, чтобы не портить отношения с одним из работодателей) даже не планировали, что с ребенком будет сидеть муж. «У папы титьки-то нет!» — объясняет Михаил. Яна добавляет, что «декрет все-таки это дело мамы». Решение семьи о том, кто возьмет официальный отпуск по уходу за ребенком, было чисто экономическим. «Белая» (официальная) зарплата Яны к этому моменту составляла всего восемь тысяч рублей, остальное работодатель платил «в конверте». Размер пособия по уходу за ребенком до полутора лет зависит от среднемесячного официального дохода за последнее время и составляет 40% от него — но не более 23 120,66 рубля (в момент рождения ребенка Яны и Михаила эта сумма была около 17 тысяч рублей). «С моей зарплатой мы смогли рассчитывать на максимальную сумму. Разница существенная!» — говорит Михаил.

Он работает в международной компании, и, по его словам, к такому решению работодатели отнеслись нормально — даже помогли ему оформить документы. Мужчина написал заявление на отпуск и еще одно — о том, что просит дать ему возможность работать неполный рабочий день (это позволяет закон). Кроме того, нужно было принести справку с работы жены, что она такой отпуск не берет. Однако работодатель Яны пошел ей навстречу: женщине разрешили взять отпуск без содержания по семейным обстоятельствам более чем на год. Поэтому, несмотря на официальный «декрет» супруга, с ребенком дома сидела именно Яна.

Михаил все это время работал по сокращенному графику семь с половиной часов в день, получая пособие и зарплату, в которой окладная часть сократилась пропорционально сокращению рабочих часов — примерно на 10–15%. И это все равно было больше, чем если бы в отпуск по уходу за ребенком в их семье официально ушла жена.

В семье звукорежиссера и радиоведущего Влада Простеева и его супруги Галины, актрисы и педагога по актерскому мастерству, вопрос о том, что отпуск по уходу за дочкой Дуней должен взять муж, тоже встал из-за того, что жена получала зарплату «в конверте», а муж мог рассчитывать на большее пособие. Пара живет в Барнауле, к моменту рождения дочери Простеев работал в одном из вузов Алтайского края. Он говорит, что, несмотря на отпуск по уходу за ребенком, его тут же устроили на 0,99 ставки — других кандидатов на его должность все равно не было. «Я продолжал работать, график был плавающий, я полдня сидел с ребенком, а по вечерам — мама. Сейчас дочке уже год и семь. Супруга сейчас учится на парикмахера, а я работаю удаленно». Мужчина рассказывает, что чаще всего проводит время один с ребенком с утра и часов до четырех дня, потому что мама после учебы может уехать к клиенту. Поскольку Дуня все еще на грудном вскармливании, в обед Влад часто садится на велосипед и везет дочку к маме, а потом обратно домой.

Влад Простеев с дочерью Дуней<br>
Влад Простеев с дочерью Дуней
из личного архива В. Простеева

В то же время Влад говорит, что заботы о маленькой Дуне ему не в тягость. Он считает, что когда в родительство одинаково включены оба родителя, ребенок в итоге получает больше любви и внимания. По его словам, женщине при таком распределении обязанностей тоже намного проще, чем если бы она была весь день с ребенком одна, а к вечеру — «еле живая». Влад говорит, что берет на себя и много воспитательных задач — читает дочери, учит ее ходить на горшок. «Сейчас вот только вылез из-за компьютера, а дочка на шее висит. Постоянно провожу время на детской площадке с Дуней и старшим сыном Степой, все вместе мы увлекаемся хоккеем. Для меня это естественное положение дел, хотя люди к ситуации „папа в декрете“ часто относятся с удивлением и умилением», — признается мужчина.

Мужчины не должны заниматься такой ерундой

Современная культура, в том числе медиа, кино и реклама, поддерживает мысль о том, что мужчины не должны заниматься «такой ерундой», как уход за ребенком, считает юрист Анна Ривина, специализирующаяся на правах женщин. Несмотря на то что российское трудовое законодательство дает мужчинам точно такую же возможность заботиться о ребенке, как и женщинам, общество к этому не стремится. Для этого, по мнению Ривиной, необходимы изменения в социокультурных моделях поведения, ведь вовлеченность мужчин в домашние дела помогает не только укрепить семью, но и расширить возможности женщин.

«Нужно показывать больше примеров, когда мужчина сидит дома с ребенком и не становится от этого дефектным, — считает Ривина. — У нас до сих пор успешность и востребованность женщины, какая бы хорошая специалистка она ни была, как бы ни складывалась ее карьера, зависит от того, состоялась ли ее личная жизнь». По мнению Ривиной, женщине порой проще подстроиться под общее правило и «засесть дома», не развивая свой потенциал, — даже если у нее лучше получается зарабатывать, чем у мужа. «Даже профильный комитет Госдумы в России называется комитетом материнства и детства. В правовом сознании семья — на женских плечах, а отец — где-то там, занят другими делами. Мы также видим, как мало мужчин стремятся остаться с детьми после развода. Какое огромное количество отцов не выплачивают алименты», — говорит Ривина.

Поэтому то, что мужчина может взять отпуск по уходу за ребенком, часто не приходит в голову ни работодателям, ни самим родителям. Копирайтер и маркетолог Екатерина Кушнир и фрилансер Андрей Казаков даже не предполагали, что в их семье мужчина когда-нибудь будет заниматься ребенком и домашними делами, а женщина — зарабатывать. У пары двое детей — семилетний сын и четырехлетняя дочь, и с первым ребенком дома сидела Екатерина. Незадолго до рождения дочери муж сменил работу, а вскоре в его компании начались проблемы: многих сотрудников сократили, а Андрея перевели на полставки и убрали все премии. У Екатерины же, которая до родов работала удаленно, наоборот, появились перспективные проекты, и она начала хорошо зарабатывать. Пара решила, что Андрею разумнее уйти в отпуск по уходу за ребенком, пока его не уволили, а жене сосредоточиться на работе. «У нас была ипотека, и нам был важен семейный доход. До этого о таком варианте мы даже не думали, потому что он хорошо зарабатывал», — рассказывает Екатерина Кушнир. Принять такое решение помогло то, что с первым ребенком Андрей проводил много времени, — правда, больше по вечерам и выходным. Екатерина говорит, что в компании мужа удивились, но поняли, что сами создали такую ситуацию.

Андрей Казаков и Екатерина Кушнир с сыном и дочерью
из личного архива Е. Кушнир и А. Казакова

После отпуска по уходу за ребенком Андрей на работу так и не вернулся. «Муж взял на себя весь быт, смотрел за ребенком, готовил. Я помогала с уборкой. Иногда могла отвлечь дочь, если ему совсем было тяжело», — говорит Екатерина. Кроме того, Андрей стал помогать жене с ее рабочими проектами — дизайном, переводами и другими задачами. Екатерина говорит, что у них прекрасные отношения, и признается, что ее муж — даже более терпеливый родитель, чем она сама. Сейчас дети ходят в школу и сад, и пара занимается ими вместе. Екатерина вспоминает, что родители иногда советовали ей меньше работать и больше помогать по дому, гулять с ребенком днем, чтобы муж отдохнул. Но белой вороной она себя не чувствовала. «Мы живем в Подмосковье, здесь такие семьи, как наша, нормальное явление», — заключает Екатерина.

Общее место

В комментариях к посту Катрин Арно многие замечали, что ситуация, с которой столкнулся ее муж на собеседовании в «РосЕвроБанке», — общее место для женщин и в целом говорит о низком статусе репродуктивного труда в России. По словам хедхантера Алены Владимирской, аргумент «уйдет в декрет» — это действительно частый повод для работодателя предпочесть кандидата мужского пола при одинаковых навыках и опыте соискателей; особенно если речь идет о российском среднем бизнесе или крупной консервативной компании. Несмотря на то что закон запрещает публиковать в объявлениях о вакансиях возраст и пол желаемых претендентов, компании находят способ выбрать более «безопасного» кандидата, не афишируя свои предпочтения. «При прочих равных из трех кандидатов с одинаковыми навыками и опытом, среди которых женщина 27 лет, мужчина 27–30 лет и женщина 35 лет, в последнюю очередь офер [официальное предложение о работе] получит женщина 27 лет. Чем консервативнее отрасль — допустим, военная промышленность, сырье, госслужба, — тем этого будет больше», — говорит Владимирская.

На самом же деле потенциальный уход женщины в отпуск по уходу за ребенком — это не такой большой риск для работодателя, как принято думать. По словам Марии Савиной, женщины, как правило, крепче держатся за место и работают с большей отдачей, а мужчина может в любое время уйти на более интересное и выгодное место и без всякого «декрета». К тому же часто после отпуска по уходу за ребенком женщины не ищут новую работу, а благодарны тому, что есть. «Порой женщины уходят в декрет, не планируя возвращаться на прежнее место, но когда появляется ребенок, понимают, как важна работа, стабильная зарплата и возможность вернуться в знакомую среду», — объясняет Савина.

«Мужчина столкнулся с тем, что тысячи женщин выслушивают постоянно, из-за чего идут на работы непрофильные, не могут вернуться из декрета на ту же должность („ну у нас тут так все изменилось, поработай пока так, вспомни, потом посмотрим“) или возвращаются на свою додекретную ставку, которая теперь меньше, чем у твоего подчиненного. Только для женщин это „допустимо и нормально“, а для мужчины обидно», — написала в комментариях к посту Арно пользовательница фейсбука Анна Булатова.

Если мужчин, берущих на себя заботу о детях после их рождения, будет становиться больше, это поможет изменить отношение работодателей — и к мужчинам, и к женщинам. «Когда в отпуск по уходу за ребенком станут уходить оба родителя, возможная беременность женщины перестанет быть для работодателей серьезным основанием для отказа женщине в приеме на работу или повышении по службе», — считает кандидат философских наук Елизавета Рузанкина, которая ведет курс «Гендер в международных отношениях» в Новосибирском государственном техническом университете. По ее словам, женщин перестанут рассматривать как временных работников, а на первый план выйдут их профессиональные качества, станет возможным и сокращение разрыва заработной платы между женщинами и мужчинами.

«Женщинам можно будет не делать мучительный выбор между семьей и карьерой, не терять навыки за время перерыва в работе и в итоге стать более самостоятельными финансово», — объясняет Рузанкина. Но, по ее мнению, пока вовлеченность мужчин в воспитание детей и другие домашние дела не стоит преувеличивать. Просто каждый отдельный случай настолько бросается в глаза, что вместе они кажутся мощной тенденцией.

Анна Вальцева