истории

Журнал Time рассказал историю первого открытого гея из Чечни. Он живет в Германии, и его хотят депортировать

16:48, 26 сентября 2017

Акция в поддержку чеченских геев в Берлине, 2 мая 2017 года

John Macdougall / AFP / Scanpix / LETA

В журнале Time вышел репортаж про жизнь беженца из Чечни Мовсара Эскарханова. Сейчас он находится в Германии в лагере для беженцев. Ему дважды отказали в политическом убежище, и теперь он должен покинуть страну под угрозой принудительной депортации. В Россию Эскарханов возвращаться отказывается: он открытый гей и боится, что в Чечне его могут убить. О массовом преследовании геев в Чечне впервые рассказала «Новая газета», по ее данным, речь идет о сотнях людей. «Новая газета» и другие СМИ публиковали свидетельства о преследовании геев только со ссылкой на анонимов. Time впервые рассказывает историю человека, решившегося назвать свое имя.

Эскарханов жил в Грозном со своей приемной матерью. Семья была бедной, и Эскарханов, чтобы заработать, разместил в интернете объявление о том, что готов продать почку. Ему стали приходить письма сочувствия. С одним из отправителей у него завязалась дружеская переписка. Со временем переписка стала более интимной, собеседник Мовсара позвал его на встречу, тот согласился. Свидание оказалось ловушкой — группа мужчин связала Эскарханова, его посадили в машину и увезли в лес, где заставили признаться в своей ориентации на камеру. Шантажисты потребовали у Эскарханова 200 тысяч рублей за то, чтобы не публиковать видео, но таких денег у него не оказалось — и видео с признанием было выложено в интернет.

Эскарханов бежал из Чечни, поработал пастухом в Ставропольском крае, потом поехал в Москву. В 2011 году он вернулся в Чечню, чтобы навестить заболевшую приемную мать. В Грозном его задержала полиция — как утверждает Эскарханов, по подозрению в содействии террористам. Он рассказал полицейским свою историю, после чего один из них якобы попытался изнасиловать его, а потом вызвал двух родственников Эскарханова и велел им «покончить с ним». И родственники, и полиция отказались комментировать эту историю журналисту Time.

Еще год Мовсар Эскарханов оставался в Грозном на полуподпольном положении. В 2013-м он вновь покинул Чечню — сначала попал в Восточную Европу, затем добрался до Германии и подал там прошение об убежище.

Когда Эскарханову отказали в убежище, он подал апелляцию и оказался в лагере для беженцев. Там было много чеченцев, в том числе 14-летний родственник Мовсара по биологической матери, которая бросила его, когда он еще был ребенком. Он знал историю Мовсара и рассказал ее жившим в лагере чеченцам. Родственники мальчика пришли в ярость от того, что в их семье объявился гей. В ноябре 2016 года в комнату Эскарханову постучалось трое мужчин — один из них был в маске и с ножом. Мовсара схватили за горло и потребовали пройти с ними, но он закричал. На крик сбежались беженцы-соседи и вызвали полицию. Сотрудник немецкой полиции подтвердил Time эту историю и рассказал, что Эскарханова перевели в более безопасное убежище для беженцев — в провинции Бранденбург, в этом лагере нет других чеченцев.

В начале сентября 2017 года Мовсару Эскарханову уже во второй раз отказали в статусе беженца. Он сказал корреспонденту Time, что может покончить с собой. Больше всего, по словам Мовсара, его расстраивает, что угрозы, которые он ежедневно получает, исходят в основном от чеченцев, получивших, в отличие от него, статус беженца. Сейчас он должен покинуть Германию — в противном случае ему грозит депортация.

Саймон Шустер закончил свой репортаж словами Эскарханова: «Для чеченских геев совершенно неважно, куда ехать. Мы можем улететь на Марс, но если там будут еще чеченцы, нам все равно не дадут спокойно жить».

«Все, что я расскажу, я могу сказать и в лицо Путину, — начал он, не тратя слов попусту, — мне плевать» (англ. яз.).

Time