истории

Главный хоббит Средиземья Почему трусливый, обидчивый и ленивый домосед Бильбо Бэггинс — самый интересный персонаж Толкина

Meduza
07:44, 21 сентября 2017

Ровно 80 лет назад в британском издательстве Allen & Unwin была впервые опубликована повесть Толкина «Хоббит, или Туда и обратно». Уже в пятидесятые книга отошла на второй план из-за грандиозного успеха романа «Властелин колец», но главный герой повести Бильбо Бэггинс остался одним из самых интересных героев эпопеи о Средиземье. Литературный критик «Медузы» Галина Юзефович вспоминает, за что мы любим главного толкиновского хоббита.

Главная книга Джона Рональда Руэла Толкина — это, конечно, масштабный и пафосный эпос «Властелин колец» с его простором, сложной композицией, драматизмом и драйвом. Тем удивительнее, что главный — самый узнаваемый и любимый читателями — герой Толкина — не трагический Фродо, не блестящий Арагорн и даже не мудрый волшебник Гэндальф, а персонаж куда более скромный и приземленный, мелькнувший во «Властелине колец» всего в трех эпизодах, — хоббит Бильбо Бэггинс, протагонист повести «Хоббит, или Туда и обратно». Трусоватый, обидчивый, упитанный домосед, считающий «приключение» неприличным словом, затмевает куда более эффектных героев и для огромного множества читателей остается хоббитом по преимуществу — the хоббитом, как и значится в английском названии посвященной ему книги.

Конечно, определенную роль в популярности Бильбо сыграло то обстоятельство, что «Хоббит» появился существенно раньше «Властелина колец» и был куда более традиционным — не великая фэнтези-эпопея, но привычная детская сказка, собранная из понятных, известно откуда взявшихся элементов. Критики радостно находили в книге следы влияния прерафаэлитов и «Алисы в стране чудес», «Питера Пэна» и «Принцессы и гоблина», «Беовульфа» и скандинавских мифов, восторгаясь тем, как ловко Толкин сплавляет разнородные элементы, добиваясь одновременно приятной новизны и уютной узнаваемости. Полторы тысячи экземпляров первого тиража (неплохая цифра для 1937 года) разлетелись меньше, чем за три месяца, несмотря на то, что издание было не из дешевых, и уже к новому 1938 году книга пошла на допечатку. 

Появление и всемирная слава «Властелина колец» изменили судьбу «Хоббита»: из милой и самодостаточной безделки он задним числом превратился в приквел к одной из главных книг ХХ века и безнадежно затерялся в ее тени. В «Хоббите» внезапно начали находить недостатки, которых раньше в нем как будто не было: его мир оказался слабо проработан, герои простоваты, сюжет недостаточно глобален. По большому счету, он стал эдаким адаптированным «Властелином колец» для самых маленьких, к которому нет смысла возвращаться во взрослом возрасте. Однако беда, постигшая книгу, почти никак не сказалась на ее герое. И причина этого, на самом деле, вполне прозрачна: Бильбо — единственный из героев Толкина, которого читатель может с собой соотнести, а значит, и полюбить по-настоящему. Несовершенный, нелепый и смешной мистер Бэггинс из Бэг-Энда — самый живой и настоящий персонаж обеих книг «профессора».

Все прочие герои Толкина отличаются базовым свойством героев эпоса — они не меняются. Конечно, впервые читатель встречает Арагорна в заляпанных грязью сапогах и ветхом плаще, а в финале оставляет его в королевской мантии и короне, но это изменение чисто внешнее — внутри он с начала и до конца рыцарь без страха и упрека, цельный и предсказуемый. Фродо — главный герой и хранитель Кольца — к концу несколько худее, строже и печальней, чем в начале, но не то чтобы отличие было радикальным: он и в начале тяготел к отстраненности, мечтательности и легкому мазохизму. Даже верный паладин Фродо, садовник Сэм остается к финалу таким же, каким был, — самоотверженным и преданным.

Совершенно другое дело — Бильбо Бэггинс: в начале книжки только зоркий глаз Гэндальфа способен разглядеть в нем потенциального «взломщика», незаменимого в опасных приключениях, которые предстоят тринадцати гномам под предводительством Торина. Даже сам Бильбо тяготится навязанной ему ролью и больше всего на свете мечтает остаться, наконец, дома в одиночестве и, перемыв посуду, заняться любимым делом — перекусить. Однако, выполнив только первый из этих пунктов, Бильбо, влекомый каким-то непостижимым порывом, вдруг выбегает из дома (не захватив с собой — о ужас! — даже носового платка) и несется вскачь, пыхтя и задыхаясь, — как-никак, лишний вес — навстречу тем самым приключениям, о которых еще вчера говорил, стыдливо понижая голос. На протяжении всех последующих глав, он будет бояться, голодать, мерзнуть, бродить в потемках, дуться на гномов и все равно раз за разом их выручать, с каждой новой передрягой становясь все отважнее, изобретательнее и интереснее. Из замкнутого и нелюбопытного «маленького человека» хоббит из уютной, но провинциальной Хоббитании становится настоящим гражданином мира, другом эльфов, товарищем гномов, путешественником, миллионером, бунтарем и, по сути дела, всеобщим спасителем. Именно благородство, человечность и готовность дерзко нарушать правила позволяют Бильбо в финале «Хоббита» помирить враждующие армии гномов, людей и эльфов и сплотить их перед лицом общего врага.

Иными словами, история Бильбо Бэггинса — это не просто сказка и не просто плутовской роман, это история духовного роста и преображения, работы над собой и впечатляющей победы. Это, если угодно, история успеха — живая, очень понятная и потому маняще соблазнительная. Именно изменчивость Бильбо, его пластичность и готовность к переменам и выделяют его на фоне остальных — благородно-окаменевших — толкиновских героев. Так что, похоже, популярности и благополучию Бильбо Бэггинса в ближайшие годы ничто не угрожает — во всяком случае, до его сто одиннадцатого дня рождения. 

Галина Юзефович