истории

Основная экстремистская шляпа Руководители петербургских саентологов с июня сидят в СИЗО. Их обвиняют в экстремизме и унижении человеческого достоинства

Meduza
Лидер саентологов в Петербурге Иван Мацицкий в Невском районном суде, 8 июня 2017 года
Лидер саентологов в Петербурге Иван Мацицкий в Невском районном суде, 8 июня 2017 года
Евгений Павленко / Коммерсантъ

6 июня в Петербурге сотрудники ФСБ задержали пятерых руководителей местной саентологической организации — от духовного лидера до главного бухгалтера. Их обвиняют в мошенничестве, создании экстремистского сообщества и унижении человеческого достоинства — причем предполагается, что саентологи унижали достоинство самих саентологов. Это не первый случай, когда правоохранительные органы обвиняют представителей организации в злоупотреблениях, — однако в СИЗО их раньше не сажали. По просьбе «Медузы» Катерина Кузнецова разобралась, почему преследуют саентологов — и как это может быть связано с Русской православной церковью.

«Когда мужа уводили, я спросила, когда его ждать домой. Мне ответили — сегодня и ждите, — вспоминает Светлана Мацицкая арест своего мужа Ивана. — Поэтому он ничего из одежды не взял. Я еле уговорила следователя, чтобы он разрешил мужу захватить бутылку воды и пару бананов». Дело было 6 июня. Домой с тех пор духовный лидер Саентологической церкви в Петербурге так и не вернулся — Иван Мацицкий четвертый месяц находится в СИЗО.

В тот день сотрудники ФСБ задержали всю верхушку петербургских саентологов: Мацицкого, исполнительного директора Галину Шуринову, главного бухгалтера Сахиба Алиева, начальника службы собственной безопасности Анастасию Терентьеву и ее заместителя Констанцию Есаулкову. Всем им предъявили одно и то же обвинение: незаконная предпринимательская деятельность, руководство экстремистским сообществом и унижение человеческого достоинства.

Около двух месяцев саентологи просидели в «Крестах», после чего их перевели в следственный изолятор ФСИН России, одновременно подчиненный ФСБ, — и их связь с родственниками почти оборвалась: письма туда идут около месяца, а навещать заключенных можно только с разрешения следователя. Тем, кто, как саентологи, не признает свою вину, свидания чаще всего не разрешают.

«Никто не верил, что этот маразм продлится долго, — признается Светлана Мацицкая, сама саентолог с 20-летним стажем. — Мы рассчитывали, что их выпустят хотя бы под домашний арест. Поэтому первые пару месяцев особо не дергались. А сейчас мы в шоке».  

Спецслужбы против шоколада

Первые саентологи появились в России (точнее, в СССР) еще в 1984 году, когда профессор одного из ленинградских вузов привезла из Германии с научной конференции книгу основателя церкви Лафайета Рона Хаббарда «Дианетика». Как рассказывают сами адепты церкви, в Ленинграде книгу перевели на русский и стали потихоньку распространять копии. К тому времени в США, где жил Хаббард, его учение существовало уже больше полусотни лет — и успело обрести неоднозначную репутацию. Сейчас, по утверждению самих саентологов, у организации есть отделения примерно в 150 странах — правда, некоторые из них не признают саентологию религией (например, Германия, Франция или Израиль), а, скажем, в Греции она одно время и вовсе была запрещена. В России у саентологов на данный момент около 50 миссий.

Саентологическое учение, претендующее одновременно на научный и на религиозный статус, состоит из самых разнообразных аспектов и процедур. Например, саентологи считают, что главная причина всех болезней и неприятностей — отрицательный опыт из прошлого каждого человека. Чтобы избавиться от него, надо внутренне пережить эти моменты еще раз под руководством опытного наставника — и таким образом достигнуть «чистого» состояния, которое называется клир. Оказавшись внутри саентологической церкви, ее члены постепенно поднимаются в иерархии от одного уровня духовного развития к следующему. На каком-то этапе, например, члены церкви узнают, что все люди являются бессмертными духовными существами тэтанами, которые застряли на Земле, но в прошлом жили в инопланетных мирах и принимали участие в межгалактических войнах (основатель саентологии Л. Рон Хаббард был также писателем-фантастом).

Саентологов нередко обвиняли в самых разных злоупотреблениях. Так, бывшие члены церкви утверждали, что ее руководство прослушивает своих подопечных и преследует неугодных. Саентологам ставили на вид странную систему наказаний (одного из прихожан якобы заставляли чистить пол в туалете языком), запрет на общение с родственниками, не являющимися членами церкви, и даже обвиняли в убийствах — по крайней мере непреднамеренных. В 1988 году во Франции Патрик Вик выбросился из окна, не найдя денег на оплату очередного курса саентологии (духовная работа в церкви Хаббарда — вещь дорогостоящая); в 2002-м покончил с собой Грег Бэшоу, который до того обанкротился и был исключен из членов церкви. 

О смертельных случаях, связанных с саентологией, в России «Медузе» неизвестно. Что, впрочем, не означает, что у церкви и ее администрации не было проблем с государством. Например, в 2007 году петербургская общественная организация «Саентологический центр» была закрыта решением суда за платную образовательную деятельность без лицензии и незаконный сбор информации о частной жизни.

Проблемы с обвинениями в экстремизме тоже начались не сейчас. В 2010 году суд в Сургуте признал экстремистскими 29 книг и видеолекций саентологов — специалисты религиоведческого совета при губернаторе Ханты-Мансийского автономного округа обнаружили в них призывы к социальной и религиозной розни, а также антигосударственную риторику. Весной 2011-го саентологам удалось добиться отмены этого решения — но уже через несколько месяцев суд в Московской области снова внес в список экстремистской литературы несколько ключевых для организации книг и брошюр. Например, «Что такое саентология?» и «Саентологические идеальные организации. Основная шляпа члена рекомендательного исполнительного совета».

Кроме того, сотрудники правоохранительных органов регулярно наведывались к российским саентологам с обысками. Например, в 2008 году на петербургский филиал организации пожаловался бывший прихожанин. Он боялся, что против него могут использовать личную информацию, полученную в ходе одитинга. Это нечто среднее между исповедью и сеансом психоанализа, причем в ходе одитинга прихожанин рассказывает вышестоящему члену церкви в том числе об интимных подробностях своей жизни — и всю эту информацию церковь хранит в его личном деле. Саентологи говорят, что эти сведения абсолютно конфиденциальны, однако бывшие члены организации неоднократно утверждали, что их шантажировали именно информацией, полученной при одитинге.

По словам ответственного секретаря церкви саентологии в СНГ Нины Де Кастро, примерно до 2015 года столкновения саентологов с властями заканчивались мирно. Например, в 2014 году в петербургское отделение организации пришли с обыском в рамках уголовного дела по обвинению в мошенничестве. По версии следствия, глава компании «Олимп» Екатерина Заборских пожертвовала церкви 130 миллионов рублей, собранных с дольщиков на строительство многоэтажного жилого дома; процесс продолжается.

Сотрудники ФСБ проводят обыск в офисе Сайентологической церкви Санкт-Петербурга, 21 июня 2016 года
Сотрудники ФСБ проводят обыск в офисе Сайентологической церкви Санкт-Петербурга, 21 июня 2016 года
Интерпресс / PhotoXPress

Неприятности в те годы, вспоминает Де Кастро, ограничивались мелочами — например, сотрудники спецслужб во время обыска в Москве съели в кафе миссии почти весь шоколад, выпили кофе и не заплатили.

В последние два года все стало намного жестче, утверждают саентологи. Теперь к ним в миссии врываются сотрудники ФСБ с оружием. «В 2016 году они кувалдами в Москве выбили нам десять дверей, — возмущается Де Кастро. — Зачем это делать? Мы бы им сами двери открыли. А в Петербурге в том же 2015 году проверяющие после вынесения дверей еще кувалду и маску у нас забыли. Какое-то средневековье». Есть у саентологов и другие претензии к правоохранительным органам: по словам Де Кастро, в Петербурге на стене миссии проверяющие из МВД написали матерное слово из трех букв (ответсек организации даже писала про это официальные жалобы), а в Набережных Челнах в 2015 году после обыска зачем-то написали в раковину.

Летом 2015 года обыски прошли уже в Саентологической церкви Москвы на Таганке, где правоохранители обнаружили в помещении для исповеди «незаконно установленные предметы системы аудиовидеоконтроля». Де Кастро утверждает, что в церкви были установлены обычные камеры наблюдения ради безопасности — а камера в помещении для исповеди, по ее словам, не была подключена. В 2016 году Саентологическую церковь Москвы ликвидировали решением Мосгорсуда: министерство юстиции указало на то, что слово «саентология» зарегистрировано как товарный знак, а значит — нарушает закон о свободе вероисповедания.

Проверять саентологов стали не только агрессивнее, но и чаще. Только в 2015 году петербургское отделение проверяли в феврале (полиция и сотрудники центра по борьбе с экстремизмом), марте (прокуратура Кировского района по заявлению Виталия Милонова) и апреле — причем в последнем случае сотрудники СОБРа и Центра «Э» устроили 16-часовой обыск, в ходе которого прихожанам не давали есть и не выпускали из здания. Потом были обыски в квартирах и допросы. В итоге выяснилось, что в апреле 2016 года ФСБ возбудила уголовное дело по статье о незаконной предпринимательской деятельности, а в мае 2017 года появились еще два дела по 282-й статье — об экстремистском сообществе и унижении человеческого достоинства. 

Меры к духовному очищению

По версии следствия, с 2013 по 2016 год саентологи в Петербурге незаконно заработали почти 280 миллионов рублей, продавая книги и оказывая различные платные услуги вроде одитинга (который, как и многое в саентологии, стоит прихожанам денег). При этом организация саентологов не имела регистрации, позволяющей ей вести коммерческую деятельность: сейчас церковь существует как «религиозная группа», а значит, она не может в числе прочего иметь банковские счета, обеспечивать судебную защиту общины, основывать культовые здания и сооружения и проводить богослужения в общественных местах.

По словам адвоката Галины Шуриновой Дмитрия Резина, эти деньги Саентологическая церковь получала в качестве пожертвований от прихожан, которые потом «передавались в доверительное управление нескольким юридическим лицам», а оттуда уже шли в том числе на аренду здания и на компенсацию расходов. Юрист утверждает: сами саентологи никакой личной выгоды не получали.

Сколько конкретно стоит одитинг, саентологи «Медузе» рассказывать отказались, сообщив, что это зависит от возможностей прихожанина. «Как таковой фиксированной цены нет, — утверждает один из собеседников „Медузы“, попросивший не указывать свое имя. — Но у нас есть специалисты разного уровня для проведения одитинга. Если человек вносит больше пожертвований, то может рассчитывать на лучшего одитора». По информации СМИ, стоимость одного сеанса может достигать около 60 тысяч рублей. За дополнительную плату (тоже неясно какую) можно изучать саентологию вместе с наставником. За деньги надо покупать и специализированные книги. Литература начального уровня стоит от 550 до 725 рублей, а аудиокниги — уже 2–3 тысячи. Причем с каждой новой ступенью по «мосту к полной свободе» библиотеку надо обновлять, а за переход на новый уровень развития — платить деньги. Продвижение к высшим ступеням саентологии стоит, по разным оценкам, от 33 до 380 тысяч долларов.

Что касается обвинения в унижении человеческого достоинства, то унижали, по версии следствия, саентологи собственных прихожан. В церковной иерархии есть статус «потенциальный источник неприятностей» (ПИН). Получить его может человек, не соблюдающий церковный устав (скажем, нельзя параллельно с одитингом заниматься другими практиками) или подверженный какому-то негативному влиянию извне. Например, он регулярно конфликтует с женой или с начальством. «Если человек имеет подобные проблемы в жизни, то ему сложно на чем-то другом сосредоточиться, — объясняет Светлана Мацицкая. — Понятно, что такой человек не будет прогрессировать».

После специального внутреннего расследования (зачастую с привлечением материалов, полученных в ходе одитинга) издается так называемый этический приказ. В нем указывается, что должен сделать ПИН, чтобы снять с себя этот статус. В распоряжении «Медузы» есть несколько подобных этических приказов. Например, в одном из них указывается, что отец прихожанина «проявляет ярый антагонизм к Саентологии и угрожает устроить неприятности Церкви». Саентологу предложили «уладить эту ситуацию стандартным образом, однако он отказался полностью применить соответствующую технологию». Для снятия статуса «ПИН» прихожанин «должен полностью и честно выполнить программу по улаживанию антагонизма к Дианетике и Саентологии от своего отца, что должно быть подтверждено положением дел в физической вселенной». Что произойдет с прихожанином, если он не выполнит предписания, в этическом приказе не уточняется; саентологи утверждают, что самая крайняя мера — это запрет на одитинг и «изгнание» из церкви.

Дом, в котором находится Сайентологическая церковь Санкт-Петербурга, 7 июня 2017 года
Дом, в котором находится Сайентологическая церковь Санкт-Петербурга, 7 июня 2017 года
Александр Коряков / Коммерсантъ

В другом этическом приказе сказано, что прихожанин перестал выходить на связь, а потом написал другому саентологу сообщение с угрозами обратиться в правоохранительные органы в случае, если ему продолжат звонить из центра. Еще один человек получил статус «ПИН» из-за проблем с женой. «С Сергеем не удается выйти на связь для того, чтобы помочь ему уладить ситуацию с супругой (он просто не берет трубку), — сказано в документе. — Таким образом, Сергей, понимая, что у него есть ситуация ПИН, не предпринимает каких-либо действий, для того чтобы уладить свою ситуацию. Данная ситуация попадает под пункт „А“ ИП ОХС от 27.10.1964 „ОРГПОЛИТИКА В ОТНОШЕНИИ ИСТОЧНИКОВ НЕПРИЯТНОСТЕЙ, СУМАСШЕСТВИЯ И ИСЦЕЛЕНИЯ ФИЗИЧЕСКИХ БОЛЕЗНЕЙ“» (так в оригинале — прим. «Медузы»). Упомянутая в документе брошюра признана в России экстремистской. ИП ОХС расшифровывается как инструктивное письмо Офиса Хаббарда по связям — такой офис есть в каждой миссии, в его функции входит надзор за соблюдением порядка.

Именно присвоение статуса «потенциального источника неприятностей» и вынесение этических приказов следствие сочло унижением человеческого достоинства «по признаку принадлежности к социальной группе». Иными словами, саентологов обвиняют в том, что они дискриминировали других саентологов, потому что они саентологи. Адвокат Резин считает это обвинение абсурдным. «Мы считаем, что ни к какой группе [пострадавших] не относили и крест на них не ставили, — говорит он. — Людям вежливо и корректно давали понять, что им надо принять меры к самосовершенствованию и духовному очищению».

Адвокаты задержанных также утверждают, что сами ПИНы не считают себя пострадавшими. Один из них, Артур Светозаров, и вовсе написал нотариально заверенное заявление о том, что его никто не унижал, а к саентологам он испытывает самые теплые чувства.

«Сейчас законодательство об экстремизме сформулировано таким образом, что если вы кого-то критикуете или оцениваете чьи-то нравственные поступки, то следственные органы могут обвинить вас в экстремизме. Это доходит до абсурда, — говорит адвокат Ивана Мацицкого Евгений Тонков. — Социальной группой при большом желании можно обозначить как всех стоящих в очереди за пивом, так и троечников девятого „А“ класса. Буфетчица, медленно наливающая пиво и дискриминирующая этим жаждущих напитка, как и строгая учительница, рискуют быть привлеченными за „унижение достоинства социальной группы“».

«Экстремизм — это нонсенс, — говорит Андрей Шуринов, сын задержанной Галины Шуриновой; прихожанином Саентологической церкви он не является. — Я ее знаю, это же моя мать! Все было хорошо, жили-жили, и тут она стала экстремистом. Как так?»

Cаентология, Крым и РПЦ

Саентологи уверены: в экстремизме их начали обвинять неспроста — виновата политическая ситуация. «После [присоединения] Крыма отношения нашей страны с США ухудшились. А у нас основатель религии — американец. Думаю, именно это сыграло свою негативную роль», — рассуждает Де Кастро. Представители утверждают, что когда 13 февраля 2015 года представителя церкви Анастасию Терентьеву вызвали на беседу в Центр «Э», ей там прямо сказали, что «планируют и дальше расследовать деятельность Саентологической церкви как связанной с США».

У прихожан церкви есть даже объяснение, почему задержали конкретных пятерых питерских саентологов. Дело в том, что Минюст неоднократно отказывал церкви в регистрации как религиозной организации. В итоге в ноябре 2006 года саентологи подали жалобу в Европейский суд по правам человека. Среди заявителей были задержанные сейчас Иван Мацицкий, Галина Шуринова и Анастасия Терентьева. 2 октября 2014 года ЕСПЧ принял решение, что саентологическая организация в России должна быть зарегистрирована как религиозная, однако этого так и не произошло: в декабре 2015 года Владимир Путин подписал закон, позволяющий Конституционному суду РФ игнорировать резолюции ЕСПЧ.

Еще одна версия, которую осторожно и исключительно на условиях анонимности высказывают некоторые саентологи, заключается в том, что с помощью таких дел РПЦ борется с конкурентами. Инструментом этой борьбы может, в частности, быть один из законов «пакета Яровой», ужесточающий требования к миссионерской деятельности: теперь она запрещена вне культовых зданий и требует получения государственной регистрации. Представители РПЦ приветствовали ликвидацию московской саентологической организации, утверждая, что саентологи используют «религиозное чувство людей в злонамеренных целях». Иерархи Церкви и ранее неоднократно выступали против саентологов — еще в 1994 году на архиерейском соборе РПЦ был принят документ, в котором основанная Хаббардом организация именовалась «псевдорелигией».

Как указывают собеседники «Медузы», государство сейчас занялось не только саентологами. Экстремистской организацией признали «свидетелей Иеговы». В Республике Марий Эл привлекли к административной ответственности лидера местных христиан-пятидесятников Александра Якимова — за то, что он во время деревенского праздника благословил всех присутствующих и произнес небольшую проповедь. Сразу два похожих случая произошли уже в августе 2017 года: в Орле оштрафовали на 40 тысяч рублей американского баптиста Дональда Оссерваарде за то, что он приглашал людей к себе домой читать Евангелие; а в Ноябрьске закрыли детскую площадку при молельном доме баптистов, сочтя ее «незаконным детским лагерем» и оштрафовав пастора.

«Власть начала бороться с разными проявлениями, с НКО, с теми, кто связан с американцами. Может, где-то это и нормально, — рассуждает сын находящейся в СИЗО исполнительного директора петербургских саентологов Андрей Шуринов. — Мы не знаем всех тонкостей. Но саентологи, я думаю, просто попали под горячую руку».

Катерина Кузнецова, Санкт-Петербург