истории

Россиянин стал фигурантом уголовного дела за сообщения о терактах. Он говорит, что просто заходил на заблокированные сайты через Tor

Meduza
13:25, 15 августа 2017

g0d4ather / Shutterstock.com

По просьбе героя «Медуза» не указывает его имени и названия города, в котором он живет.

В октябре 2016 года в администрацию одного из областных центров в России пришло электронное письмо о готовящемся теракте. В сообщении, поступившем в мэрию 17 октября в 2:20 утра, говорилось о якобы готовящемся взрыве в одном из торговых центров города. Из постановления местного районного суда (текст документа есть в распоряжении «Медузы») следует, что угроза взрыва была квалифицирована как заведомо ложное сообщение о теракте. 19 октября по факту этого сообщения возбудили уголовное дело.

Расследованием занимается ФСБ. В постановлении говорится: сотрудники ФСБ установили, что сообщение о готовящемся взрыве было отправлено с IP 163.172.21.117 (по данным базы данных IP-адресов RIPE, адрес зарегистрирован в Париже). Спецслужбам удалось выяснить, что этот IP в действительности является «сервисом по сокрытию и подмене адресов», то есть одним из активных выходных узлов сети Tor, который начал работать в сентябре 2016 года.

Фигурантом уголовного дела стал житель российского города, пользовавшийся французским выходным узлом Tor ночью 17 октября. ФСБ установила, что 17 октября в период с 1:30 до 3:00 к IP-адресу 163.172.21.117 было совершено подключение из города, в котором было зафиксировано ложное сообщение о теракте. Пользователя, который мог это сделать, идентифицировали; по делу он проходит как свидетель. Вскоре ФСБ вышла из дела, следует из судебных документов.

Фигурант уголовного дела действительно пользуется Tor. Сам он заявил «Медузе», что на компьютере у него установлено сразу несколько сервисов для сохранения анонимности, включая Tor. По его словам, он использует их для входа на заблокированные в России сайты; чаще всего это торрент-трекеры и сайты об аниме. Фигурант не помнит, пользовался ли он Tor ночью 17 октября, — но настаивает, что не отправлял никаких сообщений о терактах. Он говорит, что одновременно с ним тем же выходным узлом могли воспользоваться тысячи других пользователей Tor, один из них и мог отправить сообщение о теракте.

Во время обыска у фигуранта дела изъяли всю технику. Он рассказал «Медузе», что 29 декабря 2016 года около 19:00 к нему пришли с обыском сотрудники полиции: «Мне дали постановление суда. Пошли рыться в мою комнату в вещах. Потом начали опечатывать технику. Остальные комнаты смотрели чисто визуально. В итоге забрали всю технику: два компа, все телефоны, все флешки, даже нерабочий пленочный фотоаппарат. Хотели забрать даже монитор, но потом передумали». В тот же день его допросили в МВД. «Спрашивали, установлены ли на компе анонимайзеры, для каких целей, на какие сайты заходишь», — говорит он.

Ему зачитали и письмо о теракте, присланное в администрацию города, и спросили, писал ли он его. По его словам, в письме речь шла о «полном безумии». Фигурант дела в разговоре с «Медузой» пересказал содержание послания так: «Я на пути к вашему городу. Скоро здесь все взлетит на воздух, вокруг будет лишь кровь и куски мяса».

Восемь месяцев после обыска дело лежало без движения. Фигурант уголовного дела говорит «Медузе», что с 29 декабря его не вызывали на допросы, а также не сообщали ни о каких результатах следственных действий. Вместе с тем он предполагает, что полиция может изменить его статус и перевести из свидетелей в обвиняемые. «Я аполитичен, не агитирую за [оппозиционера Алексея] Навального. Я вообще по сути никто. У меня даже административок никогда не было. Я просто хекка, постоянно сижу дома и никуда не высовываюсь. Я — идеальная цель без денег и связей, чтобы свесить это на кого-то. Я не смогу им ничего противопоставить», — подчеркивает он. В УМВД региона о ходе расследования говорить с «Медузой» по телефону отказались.

15 августа фигурант уголовного дела сам пришел в МВД к дознавателю по делу и поинтересовался ходом расследования. В полиции ему сообщили, что результаты экспертизы еще не готовы, но пообещали, что она завершится к началу сентября.

17 октября 2016 года администрации сразу нескольких российских городов получили электронные сообщения о взрывах. Среди прочего однотипные сообщения, как следует из постановления суда, были отправлены через сайты администраций Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Калининграда и Ярославля. Сотрудники полиции выяснили, что при отправке сообщения о теракте через сайт администрации Екатеринбурга их автор использовал адрес vzriv.terrorist@yandex.ru; форма отправки сообщения на сайте администрации не требовала никакого подтверждения адреса электронной почты — и любой пользователь мог ввести и использовать любой (даже чужой) адрес. При отправке электронных обращений в администрации других перечисленных городов (включая город, где живет герой этого материала) также можно использовать любую почту без ее подтверждения. Какие именно использовались электронные адреса в других городах, в судебном постановлении не говорится.

После проверки электронного адреса в деле появился второй фигурант. Почта vzriv.terrorist@yandex.ru была зарегистрирована с помощью частного платного сервера, который, по данным следствия, принадлежит компании «Клаудпро», которая сдает серверы в аренду. Сотрудники МВД узнали, что услуги сервера оплатили с «Яндекс.Кошелька», привязанного к мобильному номеру абонента «Мегафона» — москвича Дмитрия Чечикова. В постановлении суда говорится, что оплата производилась именно за регистрацию почтового ящика, но, скорее всего, имеются в виду услуги по аренде сервера, который использовался как VPN при регистрации почтового адреса.

В постановлении суда, которое есть в распоряжении «Медузы», говорится, что еще в 2000 году Чечиков «предпринимал попытки совершения заведомо ложного сообщения об акте терроризма», рассылая электронные письма во Владимире (понес ли он наказание, не известно). Первый фигурант дела говорит «Медузе», что с Чечиковым не знаком. Сам Чечиков разговаривать с «Медузой» отказался.

30 июля Владимир Путин подписал закон о запрете сервисов для обхода блокировок. Президент России подписал пакет поправок к законодательству, которые запрещают использование средств для обхода блокировок. Он вступит в силу в ноябре 2017 года. Благодаря им ФСБ и МВД получат полномочия находить сервисы (анонимайзеры, VPN и другие средства для обхода блокировок), которые помогают пользователям получить доступ к заблокированным в России сайтам. В случае если владельцы таких сервисов не запретят доступ к запрещенной в России информации, они тоже будут заблокированы.

Довольно запутанная история. Можете еще раз коротко объяснить, что произошло?

1. В октябре 2016 года кто-то отправил в администрации сразу нескольких российских городов сообщения о готовящихся взрывах, среди них Петербург, Екатеринбург, Калининград и Ярославль.

2. Судя по всему, во всех случаях злоумышленники пользовались средствами для сохранения анонимности.

3. Мы знаем об одном уголовном деле, заведенном по итогам этих событий; в нем два фигуранта. Один из них попал в дело, потому что пользовался Tor в тот момент, когда в администрацию его города пришло сообщение о готовящемся взрыве. Второй — из-за адреса электронной почты, указанного при отправке ложного сообщения о теракте в администрацию Екатеринбурга.

4. Одновременно с первым фигурантом уголовного дела тем же выходным узлом Tor могли пользоваться тысячи людей со всего мира — любой мог отправить сообщение. В случае со вторым фигурантом: сайты городских администраций не проверяют введенную электронную почту, пользователи могут указать чужую или просто вымышленную.

Павел Мерзликин