истории

Сотрудников психоневрологического интерната в Брянской области обвинили в том, что они приковывают пациентов цепями. Главное

Meduza
15:13, 24 июля 2017

Управление Следственного комитета России по Брянской области начало проверку по факту публикации видео, на котором запечатлены, предположительно, пациенты Трубчевского психоневрологического интерната (ПНИ) — они прикованы металлическими цепями к кроватям, батареям и другим конструкциям. Запись на своем ютьюб-канале разместил психиатр, известный брянский активист Александр Куприянов. В Трубчевском интернате «Медузе» подтвердили, что съемки проходили на территории этого медицинского учреждения, — однако представители ПНИ категорически отрицают, что пациентов здесь насильно и с особой жестокостью лишают свободы передвижения.

Видеозапись под заголовком «Брянский ад для инвалидов» опубликовал психиатр и общественный активист Александр Куприянов. В своем видеоблоге «#ДокторПравда» он регулярно выпускает критические материалы в адрес местной системы здравоохранения. Куприянов заявил, что действие на этой видеозаписи происходит в Трубчевском психоневрологическом интернате — здесь временно и постоянно живут пожилые люди и инвалиды с хроническими психическими заболеваниями, неспособные обслуживать себя. Ролик, по словам Куприянова, ему прислали анонимно — видимо, зная о его видеоблоге.

Из записи следует, что пациентов интерната приковывают цепями к кроватям, батареям и другим конструкциям. Некоторые пациенты содержатся в таком виде не в палатах, а, например, на крыльце или веранде интерната. В большинстве случаев видно, что люди прикованы за руки или за ноги; еще в нескольких случаях качество видеозаписи не позволяет это утверждать.

Куприянов назвал этот выпуск видеоблога официальным обращением в правоохранительные органы — в прокуратуру, Следственный комитет и МВД. «О недопустимости пыток сказано во многих конвенциях и законах, это дикость, — сказал Куприянов в своем обращении. — Если информация подтвердится, я не представляю, как люди, руководящие интернатом, а также в департаменте (интернат находится в ведении департамента семьи, социальной и демографической политики Брянской области — прим. „Медузы“) могут оставаться на своих местах».

Куприянов также отметил, что уже отправлял силовикам «многочисленные запросы» — однако, получив только формальные ответы, решил обнародовать запись.

В воскресенье, 23 июля, управление Следственного комитета по Брянской области начало проверку инцидента. «В настоящее время в учреждение прибыли следователи и прокурорские работники. После выяснения всех обстоятельств происшедшего будет принято процессуальное решение», — говорится в официальном сообщении ведомства. В тот же день в интернате уже работали следователи и представители прокуратуры. На момент публикации этого текста «Медузе» не удалось связаться с Александром Куприяновым.

В интернате запись назвали «фальсификацией». «У нас такого никогда не было. Там монтаж — и есть такие лица, которые у нас не проживали и не живут. Да, территория наша, но это компромат какой-то — я уверен в этом. Следствие, прокуратура, все занимаются этим, даже в воскресенье мы все работали», — заявил «Медузе» заместитель директора Трубчевского интерната Михаил Путренков. На вопрос, кому, по его мнению, могла быть выгодна фальсификация, Путренков не ответил.

Федеральный закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» допускает фиксацию пациентов, но для этого должны использоваться исключительно специальные накладки, позволяющие ограничить движения. Они не могут приводить к синякам и прочим повреждениям тел пациентов; пометки об их применении должны быть оставлены в медицинской карте. «Причем это возможно только на срок до 30 минут и под присмотром персонала, — уточнила в беседе с „Медузой“ директор московского Центра лечебной педагогики Анна Битова. — Чтобы человек [в интернате] вел себя адекватно, он должен быть занят, а там часто фатально нечего делать. Пациенты начинают вести себя агрессивно, персонал вынужден их фиксировать — замкнутый круг. Но фиксация металлическими цепями — это не просто незаконно и наказуемо, это варварство».

Таша Макей