истории

Нам хочется жить хорошо Зачем российские подростки снимают домашнее порно со своим участием и продают его в соцсетях. Репортаж «Медузы»

Meduza
06:00, 19 июля 2017

Настя Яровая / «Медуза»

Во «ВКонтакте», а также в других социальных сетях и мессенджерах набирает популярность детская эротика и порнография, которую создают сами подростки, желающие подзаработать (по закону никакой ответственности они за это не несут). Этот контент распространяется в сообществах с участием тысяч реальных покупателей и фейковых аккаунтов; вокруг него сложилась целая субкультура со своим сленгом и даже песнями. В том, как устроена эта индустрия и сколько денег детское порно может принести самим детям, разбирался журналист «Медузы» Павел Мерзликин.

Стройная фигура, лица не видно

15-летняя Настя из Новосибирска занимается танцами и художественной гимнастикой, слушает хип-хоп и учится без троек. В свободное от школы время Настя подрабатывает — снимает и продает порнографические фото и видео с собой в главной роли.

Как рассказала девушка «Медузе», все началось пять месяцев назад, в феврале 2017 года. Тогда она подрабатывала дизайнером — делала на заказ аватарки и обложки для альбомов начинающих музыкальных групп. Однажды вечером Настя в очередной раз искала, где можно выгоднее продавать свои работы, и наткнулась во «ВКонтакте» на группу по продаже эротических фото. «Тогда я подумала, почему бы не продавать картинки, — вспоминает она, — только уже не те, что раньше».

Настя зарегистрировала аккаунт с выдуманными именем, а на юзерпик поставила снимок, где не видно лица, зато хорошо видно стройную фигуру и длинные черные волосы. И начала работать.

Работа занимает у нее несколько часов в день — она оставляет в группах по продаже эротических фотографий объявления с предложением купить их именно у нее. Одно фото с обнаженной Настей стоит 10 рублей, фото с сигной (от английского слова sign — какая-нибудь надпись на теле по заказу клиента) — 35 рублей за штуку. Видео, где Настя танцует стриптиз или мастурбирует, — 150 рублей.

Настя Яровая / «Медуза»

Ежедневно к ней обращаются порядка 15 мужчин, которые хотят купить фото или видео. Ее дневной заработок может достигать полторы тысячи рублей, месячный составляет около 15 тысяч рублей; деньги Настя в основном тратит на покупку одежды в интернет-магазинах.

«Ничего совсем странного у меня не заказывают. Извращенцев очень мало, обычно пишут обычные люди, которых привлекает мой возраст. Некоторые даже комплименты делают. Меня устраивает моя работа. Просто сидишь, почти ничего не делаешь и зарабатываешь деньги», — говорит девушка.

Настя живет в неполной семье — без отца, но подчеркивает, что никакой крайней нужды в деньгах не испытывала бы и без такой работы. «Просто в моем городе в 15 лет никакую нормальную работу не найти. А мне хотелось, чтобы были свои деньги. В целом у меня в жизни все хорошо, семья понимающая», — добавляет она.

О том, что Настя торгует порнографическими снимками и видео, не догадывается ни ее мама, ни друзья. Девушка снимает себя, только когда никого больше нет дома; на всех фото и во всех роликах не видно ее лица; материалы хранятся не на компьютере или в телефоне, а в облачных хранилищах. «Скрыть это все очень просто, никто пока ничего не знает и вряд ли узнает», — считает она.

ЦП в ЛС

В соцсети «ВКонтакте» — сотни аккаунтов девочек и мальчиков в возрасте от 12 до 16 лет, которые сами предлагают купить их интимные фото и видео.

Распространение детской порнографии в соцсетях уже стало частью современной сетевой культуры. Появляется специальная лексика: в сети можно найти десятки мемов и обсуждений, где так или иначе обыгрывается выражение «ЦП в ЛС» (ЦП — от английского child porn; ЛС — личные сообщения); ЦП еще в шутку называют «центральным процессором». Распространению детского порно через социальные сети посвящают песни начинающие рок-группы и блогеры. Так, в песне блогера Совергона поется о человеке, который «гниет изнутри», однако приободряется, когда друг ему скидывает детское порно — «300 гигабайт надежды»: «Некогда мешкать, ставишь торрент на загрузку — и осознаешь, что все не так уж грустно». О сомнениях лирического героя, совершающего уголовное преступление (изготовление, хранение и оборот детской порнографии запрещены), там тоже говорится: «Почему-то мне стыдно. Это как-то аморально. Чувство, будто [известная своими запретительными инициативами сенатор Елена] Мизулина дерет меня…»

Узнать, сколько всего подростков занимаются распространением порно с собственным участием, невозможно — многие страницы в соцсетях созданы продавцами в качестве запасных. Некоторые — фейковые; кроме того, иногда это ловушки, расставленные теми, кто борется с распространителями порно. Тем не менее, очевидно, что в производство и распространение вовлечены уже, по меньшей мере, сотни несовершеннолетних.

Цены у продавцов примерно одинаковые. Фото стоит от пяти до 20 рублей, видео — несколько сотен рублей; также подростки проводят порнографические онлайн-трансляции в Periscope или сеансы в Skype. Клиентов они находят через открытые и закрытые сообщества по продаже эротических снимков, в каждом из которых состоят несколько тысяч пользователей.

«Медуза» пыталась связаться примерно со ста подростками; согласились пообщаться десять из них («Медуза» разговаривала с теми, кто продает фото с сигнами по заказу или ведет онлайн-трансляции в Skype; это значит, что они не могут выдавать себя за других людей).

В переписке подростки рассказали, что о возможности заработать на своих фотографиях узнали случайно или по совету друзей. Кого-то к этой работе подтолкнули жизненные обстоятельства. Так, у 14-летней Яны из Санкт-Петербурга, по ее словам, серьезно болен отец — девочка продает фото и видео больше трех месяцев, получает до 500 рублей за ночь работы. Покупают товар, по ее словам, «педофилы и обычные мальчики ее возраста». «Работа очень изменила меня. Я поняла, что все продается, что педофилы действительно это покупают. Их надо сажать, но бросить я не могу — нужны деньги», — говорит она.

Настя Яровая / «Медуза»

15-летняя Вика продает свои порнографические видео по 300 рублей за штуку. «Родители пьют — я не помню, когда их трезвыми видела. А мне нужны деньги на обычные радости. Но эта работа — временная, на несколько месяцев. Я уже поняла, сколько вокруг извращенцев, и от этого мерзко», — говорит она. Девочка уверена, что вычислить ее невозможно, поскольку она продает снимки с фейковой страницы, а деньги выводит на Qiwi-кошелек, который «зарегистрирован на левый номер»: «Даже если кто-то узнает меня на фотографиях, скажу, что это фотошоп».

Из всех опрошенных «Медузой» подростков только одна, 16-летняя Даша из Казани, сказала, что начала продавать свои снимки и видео, «потому что нравится и возбуждает». Остальные подчеркивают, что это временная подработка, и при первой возможности они ее бросят. Однако некоторые зарабатывают этим уже больше года. При этом суммы, которые получают девочки, совсем небольшие — в среднем редко больше 10 тысяч рублей в месяц. 14-летняя Инна из Новосибирска рассказала, что за месяц удалось заработать и вовсе всего тысячу рублей. Она пыталась накопить на новый компьютер, на который у ее семьи не хватает денег, но не вышло; так что девочка планирует бросить невыгодную подработку.

Только один аккаунт из тех, что обнаружила «Медуза», принадлежал мальчику. Он отказался беседовать с изданием.

Фейки и продавцы

По словам опрошенных «Медузой» девочек, покупают фотографии в основном подростки того же возраста и «обычные мужчины 25-30 лет», которые при покупке «рассыпаются в комплиментах» продающим. Только часть покупателей приобретает фото и видео для себя; некоторые сами выдают себя в соцсетях за несовершеннолетних, а после покупки порнографических фото и видео перепродают их. Таких покупателей подростки называют «фейками».

«Медузе» удалось пообщаться с владельцем одного из таких аккаунтов. Он рассказал, что создал фейковый профиль во «ВКонтакте» около месяца назад. Скачал общедоступные в интернете архивы с детским порно, выбрал одну из актрис и поставил на аватарку ее снимок в праздничном платье. Затем добавил на страницу ее же откровенные фотографии, а на стену написал сообщение с призывом покупать фото и видео от 13-летней «маленькой конфетки». За месяц ему удалось заработать лишь около тысячи рублей.

«Точно не скажу, но этим очень много людей занимаются. В основном процветает перепокупка фоток фейков у фейков. Потом мы их рассылаем по ВК — якобы именно мы их продаем, а люди думают, что покупают у девушек. Купил, например, 10 штук, — продал, купил — продал. Деньги небольшие, но вам просто прилетает на баланс по 100 рублей, а вы при этом ничего не делаете, кроме отправки фото или видео», — объясняет он.

Скупают откровенные фото и видео у подростков и крупные продавцы детской порнографии. Их легко найти в соцсетях и на досках объявлений, где продают порно или ищут актеров, по ключевым словам вроде той же аббревиатуры ЦП. Кроме того, они загружают во «ВКонтакте» аудиозаписи с рекламными инструкциями о том, на какую почту нужно написать, чтобы получить детское порно (по их словам, такой контент сложнее вычислить, и поэтому, в отличие от картинок или постов, он реже блокируется администрацией соцсети). Товар — фото и видео — хранится в многочисленных облачных сервисах.

Один из таких продавцов, представившийся Даниилом, рассказал «Медузе», что продает детское порно в соцсетях только в свободное время — у него есть обычная работа, которая приносит 25 тысяч рублей в месяц; на продаже порно он зарабатывает в два раза больше. Клиентов Даниил находит через собственную группу и рассылку спама пользователям, которых он выбирает, исходя из их подписок в соцсетях; товар продается оптом по несколько десятков рублей за фото.

Даниил объяснил, что решил заняться продажей порно из-за того, что это очень простой бизнес. «Я сижу дома, владею одной группой и имею хороший доход — спрос довольно большой. Я зарабатываю на этом больше, чем некоторые [на обычной работе] в России. В основном мы работаем через „ВКонтакте“ — здесь очень много пользователей и не так активно, как в других соцсетях, банятся группы с интимом. Банят лишь раз в пару месяцев», — пояснил он.

Продавец подчеркивает, что в создании порно он никакого участия не принимает, а лишь перепродает то, что покупает у подростков, которые сами производят эротический контент в домашних условиях. «Девки все сами выкладывают. Я лишь нахожу это все и продаю, — говорит он. — Эпоха студий для съемки порно давно прошла».

Даниил опасается, что его могут посадить в тюрьму, но успокаивает себя тем, что о подобных случаях давно ничего не было слышно. Бросать этот бизнес он не собирается. Напротив, его цель — увеличить оборот в десятки раз и зарабатывать порядка 700 тысяч рублей в месяц.

«Устранить малолеток никак не получается»

И перекупщики, и подростки, сами снимающие порно, говорят, что большинство покупателей они находят через группы по продаже эротических снимков во «ВКонтакте».

Только больших групп (на которые подписано больше тысячи пользователей) этой тематики в соцсети — несколько десятков. Специализируются они на фотографиях девушек старше 18 лет, но в большинстве сообществ оставлять сообщения могут абсолютно все участники, чем и пользуются продавцы и создатели детского порно. Администрация многих групп лояльно относится к предложениям купить эротику с девочками возрастной категории «7+» и не удаляет их со стены.

Настя Яровая / «Медуза»

Многие администраторы таких сообществ владеют сразу несколькими однотипными группами. Создательница одной из крупных сетей, которая насчитывает порядка десятка сообществ во «ВКонтакте», заявила «Медузе», что администраторы пытаются бороться с детской порнографией и удалять предложения подростков — но безуспешно: «Устранить малолеток никак не получается. Например, я, когда сама вижу, что объявление от того, кому меньше 16, сразу удаляю. Но их столько, что мы просто ничего не можем сделать».

Она пояснила, что создатели таких групп зарабатывают на продвижении постов от конкретных моделей (от 50 рублей до нескольких тысяч рублей в сутки в зависимости от популярности группы), а также могут сами набирать моделей и брать с них комиссию за каждый заказ. «Из расходов — реклама в других группах. В целом, мы хорошо зарабатываем. На хлебушек хватает», — заключает женщина.

Профессиональные покупатели

Основными покупателями порно у несовершеннолетних, по словам подростков, являются все же не сверстники или перекупщики, а анонимные взрослые, которых сами подростки-модели прямо называют «педофилами». «Медузе» удалось пообщаться с несколькими такими покупателями. Они рассказали, что покупают съемки с участием несовершеннолетних в соцсетях с помощью фейковых страниц и средств анонимизации вроде браузера Tor; они уверены, что вычислить их не получится. При этом покупатели сетуют, что «настоящих подростков» довольно сложно найти среди предложений от фейков и перекупщиков — многих из них привлекают не только сами фотографии, но возможность заказать и купить их у настоящей несовершеннолетней девушки.

По мнению администратора одного из крупнейших российских форумов для педофилов (сами они называют этот сайт «педофорумом»), с которым поговорила «Медуза», обычными соцсетями пользуются «недалекие педофилы», которые рискуют привлечь внимание правоохранительных органов.

Один из покупателей, также на условиях анонимности, рассказал «Медузе», что «гораздо безопаснее» связываться с крупными продавцами детского порно в анонимной части интернета, где действуют десятки сайтов, посвященных «любви к детям». Комплекты из 30-40 фото там продают по 20-30 долларов, одно видео — 30-150 долларов. Цена ролика, снятого на заказ, может достигать нескольких сотен долларов.

Собеседник «Медузы», покупающий порнографию, рассказал, что традиционный рынок студийного детского порно в России исчезает — сейчас в стране, по его словам, есть всего две действующие специализированные порностудии, и они продают товар только на Запад. Другой покупатель обращает внимание, что спрос на профессионально снятое детское порно в последние годы сильно упал. «За годы расцвета детской эротики — это начало 2000-х — было отснято столько материала, что счет может идти на терабайты, а просмотр всего — занять несколько лет жизни», — рассказывает он. Самодельное детское порно из соцсетей таким многолетним покупателям не нравится — слишком низкое качество съемок.

По возрасту не проходят

Все опрошенные «Медузой» подростки уверены, что уголовная ответственность за съемку и продажу порнографии им не грозит. Адвокат Павел Домкин, участвовавший в судебных разбирательствах по почти 50 уголовным делам о распространении порнографии, в разговоре с «Медузой» подтверждает, что подростки, снимающие и продающие порно в соцсетях, не попадают под уголовную ответственность по статье 242.1 УК РФ («Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних») — пока им не исполнится 16 лет. С этого возраста за распространение порно со своим участием несовершеннолетним будет грозить до десяти лет лишения свободы и до 15 лет запрета на профессиональную деятельность, связанную с детьми.

В отчетах Судебного департамента при Верховном суде, который ведет судебную статистику, говорится, что за 2016 год по статье 242.1 УК РФ осуждены 200 граждан. Оправдан только один из них, шестеро признаны невменяемыми.

Настя Яровая / «Медуза»

Домкин отмечает, что еще несколько лет назад российские суды давали условные сроки за распространение детской порнографии, но, судя по судебной практике последних трех лет, теперь осужденным обычно грозят реальные сроки.

Несовершеннолетних, достигших 16-летнего возраста, за распространение порнографии судят. Так, подростка из Иркутска осудили за загрузку детского порно в соцсетях (он уверял, что делал это, чтобы ловить педофилов); несовершеннолетний новгородец получил год условно за добавление порно на свою личную страницу во «ВКонтакте»; а несовершеннолетняя жительница Тамбова пошла под суд за загрузку в интернет порноролика, в котором снялся ее 34-летний знакомый.

Адвокат Домкин считает, что именно такие случаи являются характерными для России, поскольку обычно у силовиков не хватает технических навыков для вычисления реальных продавцов или распространителей детского порно — они концентрируются на поиске тех, кто, например, репостит такие ролики на страницах в соцсетях под своим именем или указывает свой реальный номер телефона при регистрации фальшивого аккаунта.

Источник «Медузы», близкий к ГУ МВД, подтвердил, что расследования дел о распространении детского порно нередко начинаются случайно. «Раскрывать их очень тяжело, так как сотрудникам полиции сложно узнать о самом факте преступления. Часто расследование начинается с того, что сотрудник натыкается на какой-то материал в соцсети или ему рассказывает кто-то из знакомых о конкретных случаях», — пояснил он. Собеседник «Медузы» также отметил, что полиция знает о подростках, торгующих эротикой и порно, но старается концентрироваться на случаях, когда взрослые насильно заставляют несовершеннолетних снимать подобное видео.

«Мы, когда сталкиваемся с подобным, просто сообщаем родителям таких детей»

Борьбой с детской порнографией в российском сегменте интернета занимается «Лига безопасного интернета», близкая к властям организация, созданная в 2011 году бизнесменом и православным деятелем Константином Малофеевым; в нее входят представители всех крупнейших операторов связи России. Организация занимается отслеживанием детской порнографии в интернете, а также сотрудничает с правоохранительными органами и Роскомнадзором, требуя блокировать сайты с детским порно (кроме того, «Лига» известна тем, что подготовила первый вариант законопроекта о «черном списке» сайтов с запрещенной информацией; сейчас «черный список» представляет собой реестр заблокированных в России сайтов, который ведет Роскомнадзор — туда же входят и оппозиционные общественно-политические ресурсы).

Исполнительный директор «Лиги безопасного интернета» Денис Давыдов рассказал «Медузе», что ежегодно в России блокируют тысячи сайтов с детским порно и возбуждают около 500 уголовных дел, порядка ста из них — особенно тяжкие (например, совращение детей в возрасте четырех-семи лет). Тем не менее, признает Давыдов, ситуация с распространением контента в соцсетях, прежде всего, во «ВКонтакте», остается нерешенной: «Часто детская порнография здесь распространяется с помощью обычных текстовых документов, в которых находится список ссылок для сетевых педофилов. Плюс саму детскую порнографию легко найти».

Настя Яровая / «Медуза»

Продажа эротики подростками в России пока не является массовой проблемой, подчеркивает Давыдов. Бороться с ней, по его мнению, должны администраторы соцсетей и сайтов. «Мы, когда сталкиваемся с подобным, просто сообщаем родителям таких детей», — добавил он.

Пресс-секретарь «ВКонтакте» Евгений Красников рассказал «Медузе», что соцсеть ежемесячно проводит несколько сотен тысяч блокировок подобного контента и «сотрудничает с правоохранительными органами в установленном законом порядке». Красников добавил, что «ВКонтакте» отслеживает не только загруженную в соцсеть порнографию, но и ссылки на внешние ресурсы.

«Мы можем смело говорить, что использовать нас как „хранилище“ или аккумулировать подобный контент внутри „ВКонтакте“ без внимания со стороны наших систем мониторинга практически невозможно. Безусловно, если речь идет о своего рода „уникальном“ контенте, который распространяется в жестком круге избранных, выявить его становится несколько сложнее. Однако рано или поздно он попадется нашей системе автоматического мониторинга или всплывет в ходе других разбирательств — и будет заблокирован», — настаивает Красников.

Представитель «ВКонтакте» сказал, что в курсе «своеобразного интернет-юмора», связанного с темой детского порно. «Эта тема сама по себе является сетевым фольклором, — уверен он. — За фразой „ЦП в ЛС“ в 99% случаев не стоит ничего, кроме исходного сообщения от пользователей. Мы строго различаем такие явления, в ином случае охота на ведьм может привести к блокировкам любых упоминаний романа Владимира Набокова „Лолита“ и другим абсурдным ситуациям».

Подростковый секстинг

Съемки и распространение порно самими подростками — не уникальный российский феномен; за это преследуют во многих, в том числе самых благополучных, странах. Впрочем, в отличие от России, тинейджеры за рубежом, как правило, не пытаются таким способом зарабатывать деньги, а скидывают снимки своим друзьям или подругам. Расследование таких случаев обычно начинается после того, как один из участников такой переписки выкладывал фото или видео в общий доступ в соцсетях или мессенджерах

Например, в Австралии больше ста подростков от 10 до 17 лет ежегодно обвиняются в переписке с использованием эротических снимков (себя, друзей и партнеров; секстинг между совершеннолетними в большинстве стран легален). Их судят за распространение детской порнографии: достигшим 16-летнего возраста грозит реальное тюремное заключение, подростки младше этого возраста могут обойтись без лишения свободы, но их внесут в общенациональный список сексуальных преступников. Фигуранты этого списка должны отчитываться о своих передвижениях и предоставлять полиции всю необходимую ей информацию.

В США, по данным The New York Times, порядка 7% всех арестованных за производство детской порнографии — это также подростки (до 17 лет). Как и в Австралии, в США в большинстве штатов секстинг с участием несовершеннолетних трактуется как распространение детской порнографии. По новому закону от 2017 года, который уже одобрен Конгрессом, подросткам грозит за это до 15 лет тюрьмы. Ответственность, связанная с лишением свободы, будет наступать с 11-летнего возраста — подростков могут наказать домашним арестом, помещением в специализированный центр или заключением в тюрьму.

В некоторых штатах приняты собственные законы, регулирующие секстинг с участием несовершеннолетних. Например, подростки старше 16 лет из Коннектикута могут свободно рассылать свои эротические снимки, а в Техасе разрешен секстинг между встречающимися подростками, разница в возрасте между которыми не превышает двух лет.

В то же время, по данным Центра по изучению преступлений против детей при университете Нью-Гэмпшира, в Штатах в большинстве случаев расследование случаев секстинга не заканчивается лишением свободы для подростков. Аресты происходили только в 36% случаев секстинга с отягчающими обстоятельствами (когда подростки шантажировали кого-то, либо издевались над кем-то) — и только в 18% случаев, когда подростки обменивались эротическими фото для привлечения внимания или поддержания романтических отношений.

В целом, по сведениям правозащитников из международной организации ECPAT (борется с коммерческой сексуальной эксплуатацией детей), в развитых странах секстингом занимаются примерно от 10 до 70% подростков. Многие из них воспринимают это исключительно как развлечение и факт своей частной жизни — и не догадываются, что за это может грозить наказание.

Настя Яровая / «Медуза»

В ECPAT настаивают, что в реальную порноиндустрию (в случаях, когда речь идет не о частной жизни детей и переписке друг с другом) подростки по всему миру попадают по принуждению взрослых; чаще всего — родителей, родственников или близких знакомых семьи — они либо заставляют их это делать сами, либо в сотрудничестве с производителями порно. Кроме того, детей вовлекают в этот бизнес другие подростки, которые уже зарабатывают на этом. Точных сведений, касающихся способов вовлечения детей в индустрию порно, нет; неизвестно и приблизительное число пострадавших детей — как следствие, нельзя выявить, кто из них приходит в порно по принуждению, а кто добровольно. При этом дети, занимающиеся производством порно, испытывают серьезные психологические проблемы и входят в группу риска для суицида, считают правозащитники из EСPAT.

Директор организации «Стеллит» (занимается проблемой детской сексуальной эксплуатации в РФ) Майя Русакова в разговоре с «Медузой» подчеркнула, что в России государство делает отдельные шаги по улучшению ситуации, но, по существу, не понимает этой проблемы: «У нас в обществе нет должного обсуждения этой ситуации. И государство делает вид, что ее не существует. Только признав наличие проблемы, можно эффективно бороться с ней. Но легче сделать вид, что ее нет».

Русакова отмечает, что в России, как и в других странах, объектами социальной эксплуатации обычно становятся дети из необеспеченных и социально-неблагополучных семей. Сценарий, когда такие дети из-за нехватки денег начинают заниматься проституцией или съемками порно, достаточно распространен, подчеркивает эксперт. Такой заработок для них становится первым постоянным источником дохода, что и является главной проблемой: «Они привыкают к определенному уровню дохода, к определенному уровню потребления, и потом им уже трудно отказаться от этого».

Один из подростков, снимавший порно на протяжении двух лет, в разговоре с «Медузой» об этой же проблеме сказал так: «Не все родители могут обеспечить своего ребенка. А жить хорошо нам тоже хочется».

Похожей точки зрения придерживается и 15-летняя Настя из Новосибирска. Правда, несмотря на хороший, с точки зрения подростка, доход, в ближайшее время она планирует завязать с эротикой и начать жить «нормальной жизнью»: «В дальнейшем я планирую пойти учиться и работать поваром».

Павел Мерзликин