Перейти к материалам
Грета живет в доме на Домостроительной с конца 90-х. По ее словам, во времена Юрия Лужкова власти всего пару раз интересовались правами жителей на собственность — однако в последние годы взялись за дом основательно
истории

Беженцев из Азербайджана при Лужкове поселили в доме на юго-западе Москвы. Теперь их выселяют без суда

Источник: Meduza
Грета живет в доме на Домостроительной с конца 90-х. По ее словам, во времена Юрия Лужкова власти всего пару раз интересовались правами жителей на собственность — однако в последние годы взялись за дом основательно
Грета живет в доме на Домостроительной с конца 90-х. По ее словам, во времена Юрия Лужкова власти всего пару раз интересовались правами жителей на собственность — однако в последние годы взялись за дом основательно
Александр Уткин для «Медузы»

5 июля из дома по улице Домостроительной неподалеку от станции Сколково начали выселять армянских беженцев из Азербайджана, которых московское правительство разместило там в конце 1990-х. Проблема затронула 143 квартиры: по версии столичных чиновников, беженцы не имеют права на проживание в них; жильцы считают, что виновата миграционная служба, так и не предоставившая им необходимых документов. Спецкор «Медузы» Илья Жегулев попытался разобраться в ситуации.

Вечером 5 июля рядом с домом номер 3 по улице Домостроительной, которая находится неподалеку от железнодорожной станции, недавно переименованной в Сколково, стоит небольшая группа взволнованных людей и скорая помощь. В одной из квартир наверху стало плохо женщине. В самой квартире обнаруживается растерянный доктор в окружении полутора десятков человек, каждый из которых кричит что-то свое: в последние дни это помещение — штаб армянских беженцев, сопротивляющихся выселению.

Когда после распада СССР резко обострился конфликт между Арменией и Азербайджаном, из Баку и других азербайджанских городов уехали несколько сотен тысяч армян. Некоторые из них перебрались с семьями в Москву, где правительство Юрия Лужкова обещало помочь беженцам. Сначала их расселили по свободным гостиницам, а в 1998 году городская миграционная служба при комитете труда и занятости направила некоторых из них в миграционный центр в Востряково. Одним из счастливчиков был Андрей Баласанян. Офис центра располагался в доме на Домостроительной; Баласаняну объяснили, что квартиры в доме выделили для беженцев, — и дали ключи.

Некоторым армянам город предоставил направления на вселение — позже они смогли с их помощью оформить на свои квартиры договоры социального найма. Баласаняну никаких документов не дали, сказав «подождать». Были и те, кто просто заселил свободные квартиры. Как вспоминает Нина Минасян, ее сначала поселили в двухкомнатной квартире вместе со взрослым сыном и братом. Когда выше этажом освободилась комната, она «зашла» туда — и прожила там 17 лет.

Андрея Баласаняна выселили из его квартиры 5 июля
Александр Уткин для «Медузы»
С верхних этажей дома на Домостроительной хорошо видна МКАД
Александр Уткин для «Медузы»

Беженцы, жившие на Домостроительной без документов на недвижимость, за это время успели получить российские паспорта, вырастить детей, освоиться, найти работу — Баласанян, например, последнее время был водителем-экспедитором в мебельном центре. Ассимиляция проходила не без проблем — на одном из сайтов района Солнцево можно найти историю жившей в том же доме Татьяны, которая рассказывала о том, как ее мужа в июне 2006 года избили армянские беженцы. Так или иначе, по словам Баласаняна, он в течение 20 лет ежемесячно платил коммунальные платежи, хотя никакой прописки в его российском паспорте так и не появилось — вместо нее он при необходимости показывал удостоверение беженца, выданное еще в начале 1990-х.

В 2016 году по квартирам дома на Домостроительной стали ходить представители городского департамента имущества. Они предупреждали тех, кто так и не смог прописаться в своих квартирах, о будущем выселении: как объясняли чиновники, занимавшуюся беженцами миграционную службу при комитете занятости и труда уже упразднили, так что бумаги на недвижимость никто уже жителям не выдаст — и нужно просто покинуть помещения. Кроме того, летом 2015 года из закона об основах московской жилищной политики исключили статью 44, в которой говорилось о том, что гражданина могут выселить из квартиры, не предоставив другого места для жилья, только в судебном порядке. 

Баласаняна из его квартиры выселили одним из первых. 5 июля чиновники вместе с сотрудниками полиции постучали в его квартиру, вытолкали мужчину с тем имуществом, которое он успел захватить с собой, а дверь опечатали. «Таких, как мы, — 143 квартиры», — рассказывает Баласанян. По его словам, жильцы половины из них после предупреждений покинули дом сами; остальные решили судиться — однако пока ни по одной квартире ни одного решения не вынесено: выселяют людей без суда.

Андрей Баласанян в квартире Греты. Пока он ночует здесь: в его квартире врезали новые замки
Александр Уткин для «Медузы»

Как говорит председатель Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте Евгений Бобров, на Домостроительной был нарушен сам порядок заселения людей: «Они могли вселять только очередников, а вселяли всех, кого только можно, — нарушений было очень много, и все закрывали на это глаза». По словам правозащитника, выселять людей чиновники не имеют права в любом случае. «Это два состава преступления, — поясняет Бобров. — Первый — самоуправство, второе — нарушение неприкосновенности жилища. Им надо обращаться в полицию и в районную прокуратуру, которая осуществляет контроль за деятельностью департамента имущества. В любом случае без решения суда их право [на проживание в квартирах] сохраняется».

В департаменте городского имущества в ответ на запрос «Медузы» сообщили, что «совместно с МВД, принявшим на себя функции упраздненной ФМС, действительно ведется проработка вопроса незаконно проживающих граждан по данному адресу». По словам беженцев, когда они попытались обратиться со своей проблемой в полицию, там им посоветовали перекрыть расположенную поблизости МКАД — мол, «тогда вами займутся точно».

Илья Жегулев

Реклама