партнерский материал

5 историй о том, зачем идти учиться на MBA Выпускники бизнес-школы WU Executive Academy о том, как правильно выбранные время и место учебы меняют жизнь

Meduza
10:55, 20 июня 2017

WU Executive Academy

Как известно, учиться никогда не поздно. Но в наше время сама по себе абстрактная учеба ради учебы оказывается практически бесполезна — нужно хорошо понимать, когда, куда и, главное, зачем идти за новыми знаниями и навыками. «Медуза» поговорила с выпускниками WU Executive Academy и узнала у них, зачем, уже успев сделать хорошую карьеру, они пошли учиться на программы MBA и чем они заняты теперь.

Светлана Прусова

  • Возраст: 34
  • Должность: Начальник управления по взаимодействию с органами государственной власти транспортной группы FESCO
  • Образование: МГЛУ, МГУ
  • Программа: Professional MBA Project Management в WU Executive Academy (2012–2014)

Я задумалась об MBA в 2012 году, когда пришла работать в FESCO, одну из крупнейших транспортных компаний в России. Я была бизнес-ассистентом президента компании и занималась анализом разных инвестиционных проектов.

Мне нужно было понимать критерии принятия решений об инвестировании. И несмотря на то что за плечами у меня уже было экономическое образование в МГЛУ и защищенная в МГУ диссертация по мировой экономике, практических навыков и знаний мне, очевидно, не хватало.

Я выбрала программу в WU по нескольким критериям: близость к Москве, англо- или немецкоговорящая страна, возможность совмещать учебу с работой и высокий рейтинг самой программы.

Учебная программа была разделена на два больших этапа. Первый год — общие бизнес-дисциплины для всех потоков. Там мы разбирали конкретные кейсы из разных индустрий, анализировали годовые отчеты компаний на несколько лет, составляли бизнес-планы для развития стартапов, рассматривали стратегии успешных компаний.

Второй год обучения направлен уже на выбранную специализацию, в моем случае — проектный менеджмент. Мы посещали крупные австрийские компании — OMV, Voelstalpine, Frequentis, Audi Hungary и другие. Смотрели, как построена работа, как организован процесс управления проектами, какие корпоративные ценности у сотрудников.

К концу учебы мы подготовили собственные проекты новых бизнесов. Их мы разрабатывали в группах по четыре-пять человек, писали дорожную карту, оценивали потенциальных бенефициаров, просчитывали финансы и инвестиции.

На нашем курсе были студенты из десятков стран со всего мира. Все — интересные, успешные люди, готовые щедро делиться опытом. Для некоторых знакомство на курсе привело к появлению совместных бизнес-проектов, над которыми ребята сейчас активно работают.

Прежде всего MBA дает возможность немного подняться над повседневной рутиной. Можно и посмотреть на свою жизнь, карьеру под другим углом, потому что о многих глобальных вопросах, которые мы обсуждали на лекциях, обычно некогда подумать в каждодневной суете.

Благодаря учебе я научилась справляться со своими страхами. Они есть у каждого: страх публичных выступлений, страх что-то недопонять или страх не донести свое мнение до участников важной встречи.

Окончив учебу, я получила новую должность. Я возглавила весь GR компании FESCO.

Сейчас все, что выучила в Вене, я применяю при подготовке к Восточному форуму. Мы планируем стать там одними из хедлайнеров. Для меня это станет первой попыткой применения на практике тех знаний и навыков, которые я получила благодаря учебе в WU Executive Academy.

***


Виктор Родионов

  • Возраст: 31 год
  • Должность: Совладелец стартапа по производству игрушек в Вене
  • Образование: СПбГПУ, СПбГМТУ
  • Программа: Professional MBA Entrepreneurship & Innovation в WU Executive Academy (2015–2017)

Последние годы перед учебой я почувствовал, что достиг потолка на своей работе. Я был топ-менеджером в Региональном управлении геодезии и кадастра. Я пришел туда через две недели после основания, а когда уходил, это была успешная компания, где работало 150 человек.

Сама область бизнеса мне никогда не была интересна, но я любил именно то, чем там занимался, — IT-поддержка компании, вся публичная сторона ее жизни и все связанное с маркетингом.

К 2014 году процесс в компании был налажен, и я стал искать пути развития для себя. Начал подбирать учебную программу, связанную с управлением инновационными предприятиями, и в итоге все сошлось на Вене.

Я считаю, что программа MBA в WU Executive Academy открывает глаза.

Дело не столько в учебе — для меня гораздо важнее были люди, с которыми я учился. К примеру, у одного моего одногруппника была компания по компьютерному программированию в Мексике, другая девушка работала на крупнейшую американскую фармацевтическую компанию Lilly, из России были сотрудники банков, страховых компаний и так далее — у всех нас был абсолютно разный бэкграунд, набор навыков и умений.

Самым ценным в плане учебы были наши групповые домашние задания. Тогда появлялась возможность поработать с этими людьми и обменяться с ними опытом.

Учеба очень сильно расширила мой горизонт. Я понял, что жил в маленьком мирке, до которого по большому счету никому нет дела, а мир вокруг огромен и полон возможностей.

Сейчас я делаю стартап в Вене. Мы разрабатываем новый вид радиоуправляемых игрушек, совмещенных с гоночными симуляторами в виртуальной реальности.

Один из пяти моих партнеров — моя одногруппница по учебе на MBA. Она из Германии.

Никто никогда не слышал про австрийские стартапы, но думаю, что через пять-семь лет о том, что здесь происходит, узнают многие. Государство активно принимает законы, меняет визовую политику, организует программы финансовой поддержки и делает все, чтобы стать местом притяжения предпринимательской активности.

Наш стартап стал частью бизнес-акселератора, который дает нам финансирование и менторскую поддержку. Но менторство нам уже не особо нужно. Общению с инвесторами и другим навыкам развития бизнеса нас научили в WU.

***


Алексей Разумовский

  • Возраст: 38
  • Должность: Операционный директор Кластера передовых производственных технологий фонда «Сколково»
  • Образование: Физфак МГУ, кандидат наук
  • Программа: Professional MBA Finance в WU Executive Academy (2012–2014)

Я занимался научно-технической экспертизой инвестиционных проектов в «Роснано» и осознавал, что для полного понимания инвестиционного процесса мне не хватает определенных знаний (в области корпоративных финансов, финансового менеджмента, методов оценки бизнеса и пр.). Поэтому занялся поиском подходящей программы MBA.

Нужно было найти учебу без отрыва от работы. Вариант уехать на пару лет учиться мне не подходил.

Я выбрал программу Professional MBA Finance Венского университета экономики и бизнеса. У программы отличные места в рейтинге Financial Times, которые из года в год подтверждаются.

Учеба обошлась мне в полцены. В 2012-м мне повезло выиграть одну из двух стипендий по программе MBA Finance в России, которая покрыла половину расходов.

Большую часть времени занимаешься сам. Раз в месяц садишься в самолет, за пару часов долетаешь до Вены и в течение нескольких дней вместе с преподавателями и одногруппниками разбираешь наиболее трудные вопросы модуля и сдаешь сессию.

Последний модуль программы проводился в Гарвардском университете. Там прошел один из ключевых модулей нашей программы «Behavioral Finance» (поведенческие финансы). Кроме самого Гарварда мы успели побывать в штаб-квартире рейтингового агентства S&P, в федеральных резервных банках в Бостоне и Нью-Йорке, на трейдинговой площадке J.P.Morgan Bank и многих других местах. Мы пообщались с профессионалами, участниками рынка и смогли лучше понять, как работает американская финансовая система изнутри.

Сегодня в фонде «Сколково» я являюсь операционным директором ПРОМ-кластера и занимаюсь там проектами по разработке передовых производственных технологий, включая аэрокосмические и ядерные. В нашем кластере около 400 компаний (всего их в фонде 1600). Одна из них — компания Dauria Aerospace. Это частная российская космическая компания, которая разрабатывает малые космические аппараты нового поколения, по сути это небольшие и даже микроспутники. Первые аппараты, проданные американской Aquila Space, уже успешно работают на орбите. Потенциальный рынок для таких аппаратов огромный и будет только расти: такие спутники используют и в навигации, и в дистанционном зондировании Земли, и в телекоммуникациях.

***


Анжела Путылина

  • Возраст: 45 лет
  • Должность: Менеджер по продукции подразделения воспалительных и аутоиммунных заболеваний, компания «Селджен»
  • Образование: Пятигорский фармацевтический институт
  • Программа: Professional MBA Marketing & Sales в WU Executive Academy (2013–2015)

О дипломе МBA я серьезно задумалась, когда стала топ-менеджером в Johnson & Johnson в 2011 году. В новой компании я неожиданно поняла, что мне не хватает теоретических знаний, маркетинговых навыков и, конечно, связей.

В моем подчинении оказались молодые люди с современным маркетинговым образованием, я почувствовала себя недостаточно компетентной. И это несмотря на более чем 10-летний опыт работы на фармрынке.

Мы все варимся в собственном соку, а фармацевтика тем более закрытая и тесная область. Поэтому мне особенно понравилось, что во время первого года учебы в WU все потоки — и финансисты, и маркетологи, и другие специалисты — учатся вместе. Это очень сильно расширило мой кругозор.

MBA дал мне умение проанализировать любую бизнес-ситуацию, определять тренды, внедрять инновации и, конечно, прекрасные контакты — нетворкинг — по всему миру.

За пять лет, что я проработала в Johnson & Johnson до и после учебы, я сменила уже пять позиций. Я меняла не только отделы, страны, но и направления бизнеса, дважды руководила стартапами. Программа научила меня так называемому междисциплинарному матричному подходу — когда специалисты из разных областей собираются под определенный проект.

Управлять командой людей, находящихся на одном уровне с тобой или даже выше, работающих в разных странах, — очень непросто, но MBA этому учит.

Я сейчас как маркетолог веду крупный проект по внедрению на российский рынок американского инновационного препарата для лечения псориаза. Мы успешно запускаем новый препарат с отставанием в два года от Америки, что считается достаточно быстрым темпом.

MBA как раз этому и учит — работать в той сфере, где много вызовов, все плохо, необходимо собирать информацию, анализировать факты, менять парадигму лечения, находить современные решения, аналогичные кейсы и создавать новые рынки там, где раньше было пусто. И в конечном счете добиваться своих благородных целей.

***


Владимир Скляр

  • Возраст: 35
  • Должность: Глава аналитического департамента по России инвестиционного банка «Ренессанс Капитал»
  • Образование: Американский университет в Каире, Египет
  • Программа: Professional MBA Energy Management в WU Executive Academy (2015–2017)

Я анализирую финансовое состояние и делаю прогнозы по российским компаниям электроэнергетики и металлургии. Исходя из этого анализа, я даю рекомендации инвесторам в российский рынок покупать или продавать акции.

Есть миф, что электромобили обрушат спрос на нефть. Но я убежден, что до заката нефтегазовой индустрии еще далеко. В последнее время много говорится про возобновляемые источники энергии — ветряные и солнечные электростанции. По своей работе я обоснованно оцениваю эти риски внутри России и могу с уверенностью сказать, что на горизонте ближайших 5–10 лет в нашей стране возобновляемые источники энергии будут принципиально проигрывать газу и углю.

В компании «Ренессанс Капитал» я работаю ровно 10 лет. Компания начиналась как российский инвестиционный банк, но последнее время часть нашей выручки приходит из стран Африки и Ближнего Востока.

Экономическое развитие Африки обычно упирается в отсутствие электроэнергии. К примеру, в Уганде доступ к электроэнергии есть только у 17% населения. В последнее время в моей работе все больше появляется задач, связанных с вопросами дефицита энергии в Африке. Передо мной встают вопросы — как создать такую регуляторную среду, чтобы иностранные инвесторы вложились в строительство электростанций в Уганде или чтобы нигерийские электросети окупались.

Я решил пойти на MBA, чтобы получить новые инструменты для решения новых задач. И задачи эти крайне интересные: с одной стороны, помогать инвесторам зарабатывать деньги, а с другой — решать глобальные человеческие проблемы развития экономик африканских стран, которые почти не развивались.

Я только что сдал свою дипломную работу и планирую окончить обучение в конце сентября. Мой диплом посвящен формированию конечной цены на электроэнергию. Мнение о том, что на конечную стоимость продукта влияют только затраты на производство, — это распространенное обывательское заблуждение. В действительности энергетическим компаниям требуются огромные инвестиции, чтобы зайти на этот рынок и построить электростанции. Возврат этих инвестиций формирует большую часть цены. В России процентная ставка на кредит в банках 12–15%, в США и Европе — 2–3%. Именно это и объясняет наши высокие цены на электроэнергию.

Таких программ MBA, как в WU, в мире не так много. MBA в целом стандартизирован — он делает из людей очень хороших менеджеров и управленцев. Но программ, дающих понимание именно энергетического сектора, мало. В нашей программе был сделан упор на рынок энергетики в широком понимании — мы изучали нефть, газ, электроэнергетику, возобновляемые источники, глобальное потепление и решение этих проблем. В результате у меня сформировалось гораздо более широкое понимание и обоснованное мнение о развитии энергетического сектора в мире.

Преподавателями в нашей программе были в том числе практики высочайшего уровня — бывшие главы мировых энергетических компаний. Они давали практические советы с примерами из своей карьеры, которые нигде больше нельзя было бы получить. Это стало возможным благодаря тому, что многие крупнейшие энергетические организации имеют штаб-квартиры в Вене — МАГАТЭ, ОПЕК, Международное энергетическое агентство, OMV и другие.

К примеру, суть конфликта между ОПЕК и американскими нефтяными компаниями объяснял нам сам глава ОПЕК. Он еще два года назад рассказал о стратегии «выживания», когда нужно было заставить американских производителей работать на рынке с низкими ценами и таким образом существенно снизить производство нефти в США. Такой комментарий прочитать в газетах было бы невозможно. А MBA дал возможность услышать объяснение из первых рук — и это незаменимо.