Перейти к материалам
истории

«Меч короля Артура». Как Гай Ричи изменил средневековую легенду?

Meduza
Фото: Warner Bros. / Каро-Премьер

11 мая на экраны выходит новый фильм культового британского режиссера Гая Ричи, в котором он переосмыслил легенду о короле Артуре. В картине появились хулиганский юмор, боевые искусства и современный динамичный монтаж, но остались рыцари, мечи и колдуны. Кинокритик Антон Долин разбирает результаты эксперимента Гая Ричи и рассказывает, что в «Мече короля Артура» осталось от средневековой легенды.

Что изменилось:

Сам Артур

Это главная инновация Ричи. Его идея — в том, что король в артуровских экранизациях всегда получался слишком благостным, идеальным, а в результате бледным персонажем. Здесь он стал здоровяком-вышибалой, выращенным без родителей сердобольными проститутками и работающим в средневековом борделе. Он эгоист и одиночка, думающий больше о выгоде, чем о морали. Никаких мессианских амбиций у него нет. По меньшей мере, поначалу. 

На роль Артура взят британский артист Чарли Ханнэм, лучше всего известный публике по его мужественным персонажам в «Тихоокеанском рубеже» и «Сынах анархии». Недавно на российские экраны вышла еще одна картина с участием Ханнэма — «Затерянный город Z». 

Борьба за власть

Во всех версиях легенды король Артур приходит к власти в результате анархии, установившейся в Британии в отсутствие законного наследника престола. Гай Ричи сделал его лидером оппозиции, которая борется с тиранией захватившего власть диктатора. На протяжении как минимум половины фильма Артур и его подельники больше похожи не на будущего короля с верными рыцарями, а на Робина Гуда и его стрелков (луками они пользуются весьма активно). Да и базируются в лесу, хоть и не Шервудском. 

Главный злодей

Легендарный король Вортигерн, говорят, правил Британией после того, как из нее ушли римские легионы. По одной из версий, он был внучатым дядей будущего короля Артура. А у Гая Ричи стал просто дядей, вероломным младшим братом законного правителя, эдаким Иоанном Безземельным — узурпатором и подлецом. На эту роль Ричи взял своего любимца Джуда Лоу, с которым плодотворно сотрудничал в двух сериях своего «Шерлока Холмса». Что ж, злодей из Лоу получился выразительный.  

Лондон (иум)

Ричи не был бы самим собой, если бы не перенес действие в любимый Лондон, воспетый им в таком количестве фильмов. Перед нами, по сути, тот же город: беспорядочный, грязный, витальный мегаполис, где сталкиваются противоположности, а повседневные ужасы не мешают свершаться чудесам. Центральный конфликт картины — между властным феодалом Вортигерном и демократичным горожанином Артуром, не признающим ничьих авторитетов. 

Мультикультурализм

Лондон бы не был собой без лондонцев, и Ричи знает, как они должны выглядеть. Вокруг Артура сколачивается разношерстная компания. А если кого-то зовут Бедивером, Тристаном или Персивалем, то чем плохи такие имена для четких (возможно, чернокожих) пацанов с окраин? Без азиата, который учит их всех кун-фу, тоже не обошлось. С другой стороны, пригласили нескольких викингов. Какое веселье без викингов. 

WBRussia

Что осталось почти прежним:

Камелот

Замок и замок, вполне эффектный. Рядом только почему-то выросла Темная Башня — то ли цитата из Стивена Кинга, то ли вовсе привет Саурону из «Властелина колец». Все-таки Гай Ричи снимал фэнтези. 

Магия

Мир «Меча короля Артура» только выиграл бы, если бы обрел натуралистические очертания в духе ранних фильмов Ричи. Но режиссер (или его продюсеры?) не смог или не захотел обойтись без древних проклятий и пророчеств. Кое-что у них получилось неплохо: например, покровительствующие Вортигерну три пророчицы с щупальцами — чистые ведьмы из «Макбета». А кое-что с сожалением заставляет вспомнить «Игру престолов», где те же задачи решались не в пример изящнее. 

К слову, обошлось без Мерлина. Вернее, он как бы есть, но это не Мерлин — привычный нам седобородый мудрец маг, который спасает Артура младенцем, воспитывает мальчика, потом приводит его к власти, а впоследствии руководит его действиями как верный советник. Вместо него юная красавица загадочного происхождения, ничуть не хуже владеющая магией. Допустим, по имени Гвиневра (Астрид Берже-Фрисби, русалка из «Пиратов Карибского моря»). Неплохая замена. 

Меч в камне

Экскалибур не только в заголовке фильма, он и правда в центре событий, — и это не просто символический знак королевской власти, но волшебный артефакт. Также любопытна (но вызывает ряд технических вопросов) новая версия происхождения камня, в который воткнут заветный меч. 

Утер Пендрагон

Вот отец Артура здесь — вполне канонический, благородный и гневливый король, погибающий в борьбе с мятежниками. Нарочито перепутав хронологию артуровского цикла, Ричи заставил его сражаться с Мордредом (на самом деле, тот был племянником Артура). На роль Утера пригласили Эрика Бану. 

Круглый стол

Очень смешно: когда в финале Артур, к этому моменту уже король, своими руками мастерит знаменитый стол, его доморощенные рыцари никак не могут взять в толк, что это за круглая штука. И правда, не очень понятно, что она делает в таком фильме. Вероятно, заготовлена для сиквела. 

Антон Долин