Перейти к материалам
истории

Сдержанный оптимизм. Стоит ли смотреть сериал «Оптимисты» Попогребского, Идова и Тодоровского

Meduza
Фото: Россия 1

На канале «Россия 1» 24 апреля начался сериал «Оптимисты» — о молодых прогрессивных сотрудниках МИДа 1960-х годов, снятый режиссером Алексеем Попогребским. Один из сценаристов — Михаил Идов, один из продюсеров — Валерий Тодоровский. «Медуза» посмотрела четыре эпизода «Оптимистов» и рассказывает, стоит ли начинать смотреть сериал.

Весной 2017 года у Валерия Тодоровского выходят несколько важных проектов.

11 мая в кинотеатрах начнется показ амбициозного фильма «Большой» — истории о балете, снятой и показанной на главной театральной сцене страны. Лента производит впечатление своей динамикой и мелодичностью, но явно не соответствует завышенным ожиданиям зрителей. Для нашей публики кино о балете непременно должно быть чем-то вроде открытия Олимпиады в Сочи — успешным нацпроектом, но никак не еще одним просто симпатичным фильмом.

Прямо сейчас та же история развивается на канале «Россия» с сериалом «Оптимисты». Ожидания вновь превосходят реальность. В декабре 2013 года на Первом вышла «Оттепель» — сериал Тодоровского, заговоривший со зрителем о его личной свободе в самый подходящий момент и на самой подходящей площадке. Он и сам оказался внутренне очень свободным — с бескомпромиссным качеством съемки, с американской по духу драматургией, с раскованными актерами, с новыми лицами. Это сегодня Александр Яценко везде, а до этого он был украшением фильмов продюсерской компании «Коктебель».

От «Оптимистов», выходящих в период острейшей конфронтации российских дипломатов с западными партнерами, ждали чего-то похожего. Канал «Россия» как следует позаботился, чтобы собрать у экранов абсолютно всех. Старшей аудитории пообещали ностальгию по СССР и добыли рекомендации по линии МИД: о премьере написала в своем фейсбуке официальный представитель ведомства Мария Захарова, а ТАСС сообщило, что первые серии понравились министру Сергею Лаврову. Для кинокритиков у сериала тоже нашлись свои маячки. Сценарием занималась целая бригада под руководством бывшего журналиста Михаила Идова. А режиссерское кресло занял автор фильмов «Как я провел этим летом» и «Простые вещи» Алексей Попогребский — человек, упорно ищущий и открывающий новые имена в российском кино.

25 апреля на фестивале кинодебютов «Движение» в Омске Попогребский, председательствующий в жюри, пошутил, что решил переждать в сибирской ссылке весь показ своего сериала. Поводы для опасения у него есть: вместо того чтобы продолжить традицию «Оттепели», его «Оптимисты» после четырех эпизодов кажутся «просто» (в кавычках, потому что на самом деле снять такое очень сложно) веселым, авантюрным и симпатичным сериалом с детективными кейсами — чем-то вроде «Лондонграда» или «Агентства НЛС», только в советском МИДе. Но сериал осторожно повышает ставки, и, возможно, во второй половине 13-серийного шоу «Оптимисты» собьют критиков с толку. «Медуза» ждет завершения сериала — а пока кратко перечисляет, чем он интересен уже сейчас.

1. Это period drama. В русском языке этот термин принято переводить как «костюмная драма», но в формулировке есть изъян: дело ведь не в костюмах, а в тех, кто их носит. «Оптимисты» — это молодые полиглоты, пришедшие в МИД с верой если не в мир во всем мире, так хотя бы в честную борьбу. По прекраснодушию они могут сравниться разве что с обитателями «Западного крыла» — американского политического сериала, на котором, как принято думать, росли юные последователи Барака Обамы. По трепету перед описываемой эпохой «Оптимисты», впрочем, ближе к «Безумцам».

Действие сериала начинается 1 мая 1960 года, в воздухе пахнет весной, поэзией, оттепелью и иностранным парфюмом (а дома у дипломатических шишек — еще и ржаным виски), и если зритель поддастся этому настроению, то его ждет ностальгия. Большинство сериалов обращается к советской эстетике по банальным причинам доступности реквизита, декораций и аудитории. «Оптимисты» пытаются играть с эпохой, поэтому здесь есть и познавательные детали («Во время посадки курить нельзя», — сообщает стюардесса дипломатического рейса), и удачные шутки (оказавшись на ипподроме, герои ставят на лошадь по кличке Пятилетка — и та в конце проигрывает).

Россия 1

2. Это авантюрный роман. В российской телеиндустрии еще не выстроен институт шоураннеров, так что в союзе режиссер-сценарист-продюсер тяжело разобраться. Пока в «Оптимистах» не особо заметна «Оттепель» Тодоровского, но более чем заметен «Лондонград» Идова. А это сериал, в котором развитие героев строится вокруг обособленных друг от друга детективных кейсов — по одному в эпизоде. То есть что-то наподобие ветреного и остроумного «Касла», а не изысканных, но тяжелых «Безумцев».

С «Оптимистами» пока та же история: в каждой серии случается какое-то событие (вроде сбитого советскими ПВО летчика-шпиона Пауэрса), на которое немедленно реагируют герои. Имея дело с реальными происшествиями, «Оптимисты» идут на фантастические ухищрения: к примеру, устраивают скандал в гардеробе и бросают на дороге якобы сломавшуюся машину, чтобы иностранный дипломат не успел передать депешу. В этом есть какое-то озорное фэнтези, и за «Оптимистами» наверняка последуют другие сериалы, таким же образом играющие с историей. К примеру, открытием фестиваля «Движение» 25 апреля стал блестящий телероман «Отличница» Оксаны Карас, в котором послевоенный Ленинград превращается в пространство уморительного квеста с сокровищами масонов, фашистским заговором и русской Нэнси Дрю в главной роли.

3. Это свежие лица. Владимир Вдовиченков, Евгения Брик, Анатолий Белый и Виктория Исакова — привычные для телезрителей имена, но на переднем краю дипломатической борьбы в «Оптимистах» оказываются новые люди. Отделом МИД, в котором трудятся герои, руководит американская коммунистка латышского происхождения Рута Карловна, сыгранная Северией Янушаускайте из «Звезды» Анны Меликян. Скоро ее можно будет увидеть в европейском сериале «Вавилон — Берлин» Тома Тыквера. А молодых специалистов — тех самых оптимистов — изображают Риналь Мухаметов из «Притяжения», Артем Быстров из «Дурака» и Егор Корешков — актер, выживший в «Горько» и видевший обнаженную Евгению Брик на лавочке в знаменитой сцене из «Оттепели». Каждому из «Оптимистов» очень часто достаются реплики, которые сложно произнести, сохранив психологический реализм сцены, но в этом ансамбле точно есть синергия талантов. Для драмы вроде «Безумцев» этого мало, но для сериалов в жанре «умный нормкор» — более чем достаточно. А «Оптимисты» никакие не «Безумцы», а именно легкий, забавный и затягивающий нормкор. Ну, пока.

Егор Москвитин