Перейти к материалам
истории

Член КПРФ боролся с «каруселями» на выборах и местными девелоперами. Его посадили за хранение наркотиков

Источник: Meduza
Фото: из личного архива Сергея Резникова

6 апреля Никулинский районный суд Москвы приговорил Сергея Резникова, члена территориальной избирательной комиссии «Проспекта Вернадского» от КПРФ, к трем годам колонии общего режима за хранение наркотиков. Сергею Резникову 56 лет. Он известен тем, что в 2011 году на выборах в Госдуму разоблачал «карусельщиков» от «Единой России». Адвокаты, родственники и коллеги Резникова считают, что наркотики ему подкинули, а само дело носит заказной характер. Илья Жегулев рассказывает, что известно о деле Сергея Резникова.

Свертки в кармане

Сергея Резникова задержали вечером 29 января 2013 года около магазина «Перекресток» в Москве — он ехал домой из аптеки, где покупал лекарства ребенку, и по дороге зашел за продуктами. Когда мужчина подходил к дверям супермаркета, рядом внезапно остановилась машина — из нее выскочили четыре человека, заломили Резникову руки и положили его лицом на капот припаркованного рядом автомобиля (все это Резников впоследствии изложил в своих показаниях). Как следует из приговора Никулинского районного суда, оперативники вошли в магазин вместе с задержанным и в присутствии понятых обнаружили в левом кармане его куртки девять свертков со смесью, содержащей кокаин, общей массой 8 грамм (собственно кокаина в смеси было около одного грамма).

За машиной Резникова следили в рамках расследования дела о воровстве номеров у автомобилей и вымогательстве средств за их возврат. Потерпевший по этому делу обнаружил пропажу и — под дворниками — бумагу с номером телефона, на который он должен был положить деньги, чтобы вернуть украденное. Телефон с этим номером, как установило следствие, находился в автомобиле Резникова, после чего за ней установили наблюдение. Это все, что есть в материалах дела относительно кражи номеров: в приговоре никак не упоминается ни то, как использовался обнаруженный телефон, ни собственно обвинение в воровстве. «Материалы следствия крайне противоречивы. Там фигурирует то какой-то Андрей, то уже Резников, — рассказывает адвокат Резникова Мария Зайцева. — Они его задерживали как лицо, подозреваемое в совершение преступления, хотя ни одного преступления не было зарегистрировано».

По словам Зайцевой, в составе оперативной группы, которая задерживала Резникова, была эксперт, взявшая отпечатки пальцев мужчины — однако не взявшая их ни с телефона, ни со свертков с наркотиками. Не было проведено и исследование карманов куртки, где лежал порошок. «Там могли остаться следы от наркотиков. По таким случаям всегда проводят экспертизу, но не в этот раз», — говорит адвокат.

Товарищи Владимира Резников по КПРФ об уголовном деле против активиста
КПРФ Москва

Зайцева утверждает, что изначально следствие пыталось построить дело вокруг истории с кражей номеров, однако не смогло найти достаточно доказательств того, что Резников к ней причастен. Развалились, по словам адвоката, и подозрения о приготовлении к сбыту наркотиков. До суда дошло обвинение только по одной статье — хранение, подкрепленное свидетельствами оперативников, проводивших досмотр. Резников согласился пройти допрос на полиграфе — и тот подтвердил, что мужчина говорит правду, рассказывая, что никогда не имел отношений с наркотиками. Другие экспертизы показали отсутствие следов наркотиков на руках, одежде и в организме обвиняемого. 

Борьба со вбросами и с единороссами

9 декабря 2011 года тот же Никулинский районный суд Москвы рассматривал совсем другое дело — жалобу о вбросах бюллетеней на выборах в Госдуму, прошедших за пять дней до этого. Ее инициатором стал Сергей Резников, работавший в ТИК района Проспект Вернадского от КПРФ, и его жена, муниципальный депутат того же района от той же партии Стелла Ободина.

Сергей Резников и Стелла Ободина
Фото: из личного архива Сергея Резникова

Как утверждал Резников, ранним утром 4 декабря он узнал от наблюдателей из КПРФ, что на участке 2615 готовится вброс, и выехал на место. На входе в участок на него набросился мужчина, которого Резников называл бригадиром «карусельщиков» — группы людей, организованно вбрасывавших бюллетени за «Единую Россию» на разных участках. Были в суде и другие свидетели произошедшего — что не помешало суду признать выборы на участке легитимными и состоявшимися. 4 февраля 2012 года Ободина вышла на митинг на Болотной площади с огромным плакатом «Предохранимся от Путина». 

Работу в ТИК Резников совмещал с небольшим бизнесом — его компания была дилером американского производителя сухого льда Cold Jet. Ободина сидела дома с дочерью-инвалидом. По ее словам, никаких конфликтов по бизнесу у мужа не было.

Зато были у семьи Резников другие конфликты. Начиная с 2010 года, муниципальный депутат Ободина вела борьбу с владельцем девелоперской компании «Квартал» и бывшим депутатом Госдумы Олегом Гребенкиным. Как она рассказывает, Гребенкин, выкупивший здание бывшего детского сада по улице Лобачевского, хотел построить на его месте 25-этажный офисный центр — однако после противодействия со стороны Ободиной был вынужден свернуть проект. Вскоре здание было сдано в аренду медико-образовательному центру для детей-инвалидов «Максимка», директор которого Виктория Дроздова провела ремонт на свои деньги, — после чего Гребенкин попросил ее покинуть помещение, 5 марта 2012 года поставив у здания вооруженную охрану. Из 19 миллионов рублей, вложенных в капитальный ремонт детского сада, Дроздовой с помощью арбитражей удалось вернуть лишь 10 миллионов.

Краткая биография Олега Гребенкина с его официального сайта

За день до захвата «Максимки» состоялись выборы президента, с которыми были совмещены выборы муниципальных депутатов. В районе Проспект Вернадского одним из кандидатов был бывший глава местной управы и гендиректор «Квартала» Александр Тамгин. Как свидетельствовал тогда Резников, на двух участках были допущены нарушения, которые должны были привести к отмене результатов по округу, где избирался Тамгин.

Более того: по словам Резникова, выдвижение Тамгина также было нелегитиминым, поскольку на заседании ТИКа, где это произошло, отсутствовал необходимый кворум. Когда Резников обратился в суд, глава ТИК, по его словам, «подделала протокол», добавив в него два заявления о заочном голосовании. В итоге Резников дошел до Конституционного суда, который неожиданно удовлетворил жалобу коммуниста, признав незаконным заочное голосование членов избиркомов.

Выиграв выборы, Ободина организовала в муниципальном собрании депутатскую фракцию «Граждане России — против жуликов и воров!». На первое заседание некоторые ее сторонники пришли с плакатами «Украл у инвалида» (имелась в виду инвалид-колясочник Галина Филиппова, конкурировавшая с Тамгиным на выборах) и «Иди в тюрьму». Как рассказывал сам Резников на суде, осенью 2012 года ему начали угрожать — Ободина добавляет, что делал это некий Вадим Рыжов, член ТИК с правом совещательного голоса, представлявший интересы тогдашнего главы управы Василия Урванова. Он обещал «уничтожить» Резникова; а уже в январе 2013-го члена ТИКа арестовали.

Через два года после скандала, связанного с растратой государственных денег, которые выделили на проведение мероприятий на день учителя и другие праздники, Тамгин покинул пост главы муниципального округа Проспект Вернадского. В разговоре с «Медузой» Тамгин заявил, что с Резниковым знаком только косвенно — об этом, по его словам, он сказал и следователю, вызвавшему его на допрос по делу коммуниста.

Предприниматель Олег Гребенкин в разговоре с «Медузой» сообщил, что Резникова он не знает, а Ободину охарактеризовал так: «Она постоянно лжет. Думаю, рано или поздно Бог ее накажет». По его словам, «Квартал» и не собирался строить никакого высотного здания на месте детского сада, а отношения с «Максимкой» пришлось разорвать, потому что никто туда не ходил. Бизнесмен говорит, что давно забросил девелоперский бизнес и теперь занимается большими сельскохозяйственными проектами в Волгоградской области. «Нас рисуют в виде олигархов, так пусть знают — все олигархические деньги закопаны в чернозем», — сообщил он.

На заседании суда 6 апреля прокурор просил приговорить Резникова, уже четыре года находившегося под подпиской о невыезде, к четырем годам условно — однако судья Екатерина Ливенцева решила по-своему. Не приняв во внимания показания полиграфа и результаты экспертиз, а также сочтя, что смягчающих обстоятельств в деле нет, Ливенцева вынесла 56-летнему члену Территориальной избирательной комиссии приговор: три года колонии общего режима.

«Медуза» работает для вас Нам нужна ваша поддержка

Илья Жегулев

Реклама