истории

«Они ответили, что будет шиться новое „болотное дело“» Арестованных на антикоррупционной акции запугивали люди в штатском

Meduza
17:22, 31 марта 2017

Фото: Александр Уткин / AFP / Scanpix / LETA

30 марта член Общественной наблюдательной комиссии Москвы Дмитрий Пискунов рассказал, что граждане, арестованные за участие в антикоррупционном митинге 26 марта в центре Москвы и содержащиеся в спецприемнике МВД на Петровке, подвергаются угрозам со стороны силовиков. По их словам, неизвестные люди в штатском опрашивают их о политических взглядах, требуют «предоставить аккаунты в соцсетях»; некоторым — угрожают «найти» в их квартирах наркотики или создать проблемы родственникам. «Медуза» расспросила об этом участников апелляционных процессов в Московском городском суде — двое из них подтвердили информацию Пискунова. По их словам, неизвестные мужчины могут быть сотрудниками ФСБ, которые собирают материал для нового «болотного дела».

М.

общественный активист; общался с задержанными в спецприемнике на улице Петровка (попросил не называть своего имени и должности, опасаясь давления на человека, о котором рассказывает)

Задержанного, с которым я общался, вызвали трое мужчин в штатском, документов не предъявляли. Сказали, что он должен подписать «признательное» — не очень понятно, что именно они имели в виду. Сказали: «Либо ты подпишешь, что мы тебе тут сейчас скажем, либо мать твоя будет смотреть на сына за решеткой и плакать, какого она гада воспитала. Старшего не воспитала — и младшего не воспитает. Будешь так себя вести — младшего заберем».

Говорили, мол, в университете учишься, так вот — фиг тебе, а не высшее образование. Сказали: «Твой потолок — это работа в „Макдоналдсе“, с волчьим билетом никто тебя никуда не возьмет».

И еще совершенно возмутительная история. Там в камерах достаточно жарко, заключенные сидят в шортах, трусах. Эти мужчины посадили парня под окно, открыли нараспашку — а сейчас-то не жарко на улице — сказали, что будет так сидеть в майке и шортах, пока не скажет.

Парень рассказал, что говорил с сокамерниками — у них меньше было жести. Расписался он только на одном документе, но не помнит, как тот назывался. Сегодня [31 марта] эти люди в штатском там прошерстили камеры опять — тех, кого не успели. Я вчера пытался узнать, что это за люди, но, конечно, не получилось. Администрация спецприемника знает, кто это — эти данные остаются внизу, где оформляют пропуска, но ничего говорит.

Марат Бадгутдинов

студент, содержится в спецприемнике на улице Петровка

Все было вполне корректно, угроз не было от полиции. Вчера приходили члены ОНК, ходили по камерам и спугнули какого-то человека в штатском, который ходил по заключенным, расспрашивал про их политические взгляды. Где-то часов в восемь меня вызвали с соседом [на разговор к нему]. Подняли на самый верхний этаж, там у них небольшой закуток, где сидело три человека. Сначала соседа завели, потом меня. Спросили биографические данные, имя, фамилию, где живу, чем занимаюсь. Записали все это, попросили поставить подпись. Что это за бланк, на бумаге не было написано.

Сами они, видимо, уже устали, спросили: «51-я статья, или скажешь что-нибудь?». Я отказался. Дописал, что не совершал правонарушений и поставил подпись. Угроз от них не было. Я пытался вести разговор в легком русле — понятно, что раз в таком месте они в штатском сидят, значит люди непростые, и по-серьезному говорить бесполезно. Спрашиваю: «А вы откуда, ребят?». Они говорят: «ФСБ, отдел по борьбе с экстремизмом». Эти трое документы не показывали, я сам не спрашивал, счел это нецелесообразным. Спросил, зачем им мы. Они ответили, что будет шиться новое «болотное дело» — по нападению на полицейского, у него травма головы. Спросил, сколько примерно людей сядет. Они: «На „болотном“ было сорок, здесь примерно так же». Еще сказали, что нас потом «****** [задолбают]». В смысле, что меня и других задержанных будут постоянно на допросы вызывать.

Записал Евгений Берг