истории

Первый провал Трампа Неудавшаяся отмена Obamacare ставит под угрозу крупнейшие реформы республиканцев: Carnegie.ru

Фото: RS / MPI / Capital Pictures / Scanpix / LETA 

За первые два месяца в Белом доме Дональду Трампу не удалось приблизиться к выполнению ни одного из своих предвыборных обещаний. Первым крупным провалом стала неудачная попытка отменить реформу здравоохранения, принятую Бараком Обамой. На сайте Московского центра Карнеги политолог Павел Демидов объясняет, почему провал отмены Obamacare ставит под угрозу остальные громкие проекты Трампа: изменения бюджета, налоговую реформу и строительство стены на границе с Мексикой.

Республиканцы решили снять с голосования в Конгрессе ими же предложенный проект реформы здравоохранения, призванный отменить ряд положений Obamacare. Таким образом, президент Трамп потерпел первое в своей политической карьере поражение, которое может поставить крест на его президентстве. Впрочем, Рейгану и Клинтону удалось после первых неудач добиться успеха — а вот получится ли у Трампа?

Атаки слева и справа

На протяжении семи лет республиканцы осыпали проклятиями реформу здравоохранения 44-го президента США, регулярно и ритуально голосуя за отмену этого закона, после чего Обама столь же исправно накладывал на их решение вето. Но после неожиданной победы Дональда Трампа на ноябрьских выборах стало очевидно, что именно Obamacare станет первой жертвой его президентства. Спасти главное наследие Обамы могло, казалось, только чудо. 

Впрочем, сам Трамп не был до конца уверен в том, что именно реформой здравоохранения надо заниматься в первую очередь. Сложная, муторная реформа. Демократы в свое время потратили больше года на то, чтобы ее подготовить и провести, хотя у них было серьезное большинство в обеих палатах Конгресса, более уверенное, чем нынче у республиканцев. Для Трампа куда более приоритетными темами были реформа налогового законодательства и строительство антииммигрантской стены на границе с Мексикой. 

Однако налоговая реформа будет гораздо более достижимой и проходной, если сократить расходы на здравоохранение, для чего надо разобраться с Obamacare, убеждали Трампа. К тому же он обещал отменить эту реформу. Такой первый шаг новой администрации сразу покажет демократам, где раки зимуют, сплотит республиканцев, продемонстрирует решимость и принципиальность президента. И Трамп согласился.

Но кто бы мог подумать, что, как заявил Трамп в феврале, «здравоохранение окажется столь сложной темой»? Поэтому президент решил не разрабатывать свой законопроект, а воспользоваться предложениями Пола Райана, спикера нижней палаты Конгресса. За въедливость и погружение в самые небольшие детали того часто называют wonk — это что-то вроде нашего зубрилы-всезнайки. Уж, конечно, Райан подготовил взвешенный законопроект, который успешно пройдет через палату представителей и Сенат, попадет на стол Трампа и будет с помпой подписан, что ознаменует долгожданную законодательную победу президента и подготовит почву для дальнейших свершений.

Однако законопроекту была уготована куда более печальная судьба. Вместо пафосного эпоса получился сначала остросюжетный триллер, а затем фарс.

С первого дня он стал мишенью для критики как слева, так и справа. Демократы отказывались поддержать отмену ключевого законопроекта президента Обамы, поскольку это означало бы лишить миллионы людей медицинской страховки. Управление Конгресса по бюджету опубликовало 13 марта доклад, в котором утверждалось: более 25 миллионов человек лишатся страховки в течение 10 лет. Трамп и его команда не нашли ничего лучшего, чем просто отрицать эти цифры управления Конгресса, которое, к слову, контролируют республиканцы.

Хорошей новостью для Райана и Трампа было то, что авторы доклада прогнозировали довольно серьезное сокращение дефицита бюджета вследствие принятия законопроекта. Но даже значительная экономия за счет 25 миллионов американцев выглядит не очень серьезно. К тому же одно дело не расширять страхование на какие-то категории населения, но совсем другое — фактически отнимать у людей страховки, после того как они уже на протяжении нескольких лет ими пользовались.

Демократы отлично использовали этот факт в ходе дебатов в палате представителей — после выступления каждого республиканца представитель демократов указывал, какое именно количество граждан США потеряют страховку именно в том округе, от которого только что выступал оппонент. 

Однако если к критике со стороны демократов Трамп и Райан были готовы, то неожиданно ожесточенной стала критика справа: наиболее консервативные конгрессмены из депутатской группы Freedom отказались поддерживать законопроект, критикуя его, напротив, за чрезмерную левизну, называя «облегченной версией Obamacare». Мол, предложения Райана недостаточно сокращают чрезмерно социалистический характер системы здравоохранения. 

Уговаривать консерваторов поддержать законопроект пыталась вся Трампова рать, включая президента. Тот избрал крайне жесткий способ ведения переговоров с конгрессменами-бунтовщиками. Сперва он заявил, что откажется поддерживать их в ходе праймериз в следующем году. Мол, берегитесь, ведь вы из тех же округов, в которых я одержал победу в ноябре. Однако многие из конгрессменов минувшей осенью набрали в своих округах больше голосов, чем Трамп, и его поддержка не является для них безусловно необходимой. Более того, в тот же день руководство консервативных организаций, контролируемых братьями Кох и поддерживавших в свое время Чайную партию и ее кандидатов, объявило, что поддержит всех республиканцев, которые будут готовы голосовать против законопроекта Райана — Трампа. 

Особенно смущало и бесило консерваторов то, что с Трампом обсуждать детали законопроекта было бессмысленно. Он просто был не в курсе и строил свою аргументацию вокруг общеполитической ситуации и бывших и будущих выборов, но не обоснования конкретных положений своих предложений. «Он все время говорит о своих дурацких выборах», — в сердцах сказал журналисту один из участников переговоров. Такое смещение акцентов никак не помогало.

После нескольких раундов переговоров и некоторых уступок со стороны администрации Трамп сказал, что дальнейшие изменения закона осложнят ему прохождение в Сенате, и предъявил консерваторам ультиматум: или поддерживайте законопроект как он есть, или живите потом с несмываемым позором, потому что именно из-за вас обамовская реформа будет жить и процветать. 

Ход, который свойствен Трампу-бизнесмену и описан им в собственной книжке про искусство переговоров, оказался совершенно бесполезным для Трампа-политика. Довольно просто предъявлять ультиматумы на рынке, где в случае неудачи у тебя почти всегда есть шанс на других партнеров или контрагентов. Но в реальной политической ситуации у Трампа нет другого Конгресса, с которым можно было бы договориться. А народных избранников ультиматум Трампа скорее возмутил, чем напугал. 

Результатом попытки опрокинуть Obamacare с наскока, без должной подготовки стал феерический провал республиканцев: контролируя палату представителей, они вынуждены были отозвать законопроект, поскольку он очевидно не набирал достаточного для прохождения числа голосов.

Три тупика из одного

Почему это поражение столь болезненно для Трампа? Прежде всего, это провал его первой серьезной законодательной инициативы на фоне двойной отмены его указа о запрете на въезд в страну для граждан ряда мусульманских стран и других неудач новой администрации. Успешная отмена Obamacare должна была остановить падение рейтинга президента, который сейчас колеблется в районе рекордно низких для второго месяца президентства 40%, отвлечь американцев от постоянного вялотекущего скандала о связях штаба Трампа с русскими.

Во-вторых, пострадал личный имидж президента. Он, победитель, проиграл; он — единственный, кто может решить проблемы страны («I alone can fix this country», — говорил Трамп на съезде партии в июле), предложил непроходной закон; он, искусный переговорщик, не сумел договориться с членами собственной партии, да еще и испортил отношения с некоторыми из них. Он умудрился провалить отмену Obamacare, о необходимости которой так долго твердили республиканцы, — голосование изначально должно было символически состояться в день семилетия со дня подписания закона о здравоохранении президентом Обамой.

Как теперь реализовывать дальнейшие инициативы? На повестке дня у Трампа еще несколько принципиальных вопросов: это бюджет, уже предложенный им для рассмотрения; это его знаменитая стена; наконец, это налоговая реформа, которую так ждет американский бизнес. 

По всем трем направлениям его ожидают значительные сложности. Трампов бюджетный маневр направлен на рост военных расходов за счет серьезного сокращения трат на ряд популярных социальных программ, на защиту окружающей среды и на деятельность Госдепартамента (в том числе на содействие международному развитию). Значительная часть конгрессменов, в том числе и республиканцев, уже заявили, что считают эти предложения мертворожденными: провести их через Конгресс может только президент, обладающий серьезной поддержкой населения, которой у Трампа сегодня нет. Стена на границе с Мексикой — это отдельные расходы, которые также должен утвердить Конгресс. 

Демонстрация противников отмены Obamacare в Вашингтоне. Надпись на плакате в руках ребенка: «Я жив благодаря медицинской страховке»
Фото: Fred Zwicky / AP / Scanpix / LETA

Наконец, налоговая реформа тоже связана со значительным снижением доходов бюджета, а значит, без сокращения расходов на здравоохранение, которого теперь не будет, она чревата ростом бюджетного дефицита, против чего республиканцы выступали на протяжении всех последних лет. Фискальная ответственность — это священная корова Республиканской партии, и, как бы ни хотели они сокращать налоги, наращивать дефицит бюджета они не готовы. А резать расходы — непопулярно. Порочный круг замыкается. 

Стоит упомянуть еще одну тему, которая может сделать Трампа снова великим: одним из его предвыборных обещаний было значительно увеличить расходы на инфраструктуру. Эта мера совсем непопулярна среди республиканцев, однако пользуется поддержкой среди оппозиционных демократов. Убедив умеренных однопартийцев поддержать это предложение, Трамп может продемонстрировать, что он умеет договариваться с политическими оппонентами, выполнять предвыборные обещания, реализовывать большие начинания. Но тут президент снова упрется в необходимость наращивать расходы бюджета, которые неясно, за счет чего скомпенсировать. 

Остается ли у Трампа маневр для налоговой реформы и финансирования инфраструктуры? Да, но теперь у него значительно меньше права на ошибку. Трампу необходимо будет очень четко обосновать, как именно он закроет появившиеся после налоговой реформы — или вложений в инфраструктуру — прорехи в бюджете. Эти предложения нужно обсудить с разными фракциями внутри Республиканской партии, а также с умеренными демократами, причем не ультимативно, а с должным уважением. На это остается довольно мало времени: уже через полгода конгрессмены начнут готовиться к промежуточным выборам 2018 года. Очень быстрые избирательные циклы в США серьезно ограничивают инициативу непопулярных президентов. 

За первые два месяца Трампа в Белом доме администрации не удалось продвинуться практически ни на одном направлении. Президент не был готов к кропотливой работе по убеждению своих политических оппонентов, выработке таких решений, которые устроили бы большинство. Окошко для возможностей постепенно закрывается, и если Трамп не сумеет в ближайшее время переизобрести себя как политика, на что так надеялись многие республиканцы, то его президентство может остаться в памяти ярким, но бессмысленным эпизодом истории. Много шума из ничего. 

Павел Демидов