истории

Фильмы на неделю от Антона Долина «Лего фильм: Бэтмен», «На пятьдесят оттенков темнее», «Джон Уик 2», «Обитель зла. Последняя глава», «Прекрасные дни в Аранхуэсе»

Meduza
12:17, 9 февраля 2017

По четвергам на «Медузе» выходят обзоры Антона Долина, посвященные главным кинопремьерам недели. С 9 февраля в российских кинотеатрах можно посмотреть: «Лего фильм: Бэтмен», «На пятьдесят оттенков темнее», «Джон Уик 2», «Обитель зла: Последняя глава» и «Прекрасные дни в Аранхуэсе».

«Лего фильм: Бэтмен»: разбор супергероя по кирпичикам

Бэтмен жив, здоров и если даже стар, то исключительно в том смысле, что суперстар: побеждать Джокера с его отрядом самоубийц или тягаться силами с Суперменом для него давно уже рутина. Как и для жителей Готэма. Можно ли рассказать историю Человека — Летучей Мыши так, чтобы в ней появилось хоть что-то новое? Выясняется, что можно. Нужно лишь выбрать верный формат. Например, мультфильм из детского конструктора. 

Спин-офф великолепной анимационной антиутопии 2014 года «Лего фильм» (слишком остроумной и концептуальной, чтобы портить ее сиквелом) — и режиссерский дебют аниматора-сериальщика Криса Маккея, известного по нахальному «Робоцыпу», — в Штатах вызвал бурный восторг. Оно и понятно. Бэтмен надоел хуже горькой редьки, последнее его воплощение только что выдвинули на «Золотую малину». А тут о нем, наконец-то, рассказали всю правду. Отвратительный эгоцентрик, хам, женоненавистник, высокомерный нарцисс, сгусток комплексов: на его фоне выигрывают даже слащавый сирота Робин или рубаха-парень Супермен. Когда Бэтмен попадает на небеса (есть здесь и такой момент), тамошний апостол Петр сразу определяет его не в герои, а в злодеи. Но этот мультфильм — не просто сеанс психоанализа, примененного к популярнейшему архетипу, а смешная, наглая и абсурдистская пародия на напыщенные штампы, столь присущие жанру. 

И все при этом сложено из кубиков — вода, огонь, акулы и медные трубы. Оцените титанический труд создателей и их находчивость: среди новых жителей Готэма — гремлины, Человек-Соусница и Саурон. 

Для кого: для тех, кто любит конструкторы и кинокомиксы. Или любит конструкторы, а комиксы ненавидит. И для поклонников первого «Лего фильма». 

«На пятьдесят оттенков темнее»: в ожидании плетки

Если за примитивными физиономиями лего-фигурок зритель без труда может вообразить выражения настоящих лиц, то совершенные тела и античные черты Дакоты Джонсон и Джейми Дорнана кажутся в самом деле собранными из конструктора. Актеры в этом, разумеется, не виноваты. Даже не факт, что можно бросить камень в режиссера со сценаристами: деланность конфликта, манерность персонажей и выспренняя сентиментальность буквально каждого штриха заложены в первоисточник — романы Э.Л. Джеймс. 

Продолжение нашумевшей садо-мазо-мелодрамы для застенчивых эротоманов лишено даже того непроизвольного юмора, который спасал первые «Оттенки». Роман скромной красавицы (с богатым внутренним миром) и миллиардера-плейбоя (с драматическим прошлым) усыпляет своей неторопливой предсказуемостью. Сначала Анастейша и Грей все больше рисуют друг на друге губной помадой, слова «зажим для сосков» произносятся лишь тогда, когда от начала прошел целый час. Появление на сцене новых действующих лиц — еще более эффектного, чем главный герой, соперника-соблазнителя с говорящим именем Джек Хайд и намекающей на главный источник вдохновения авторов Ким Бейсингер, таинственной совратительницы из прошлого, — увы, не делает процесс бесконечной прелюдии более увлекательным. 

Впрочем, чем иронизировать, разумнее было бы задуматься над причинами возвращения в моду эротической мелодрамы в духе 1980-х — главной альтернативы захватившему арт-кино «порнореализму». Но эту амбициозную задачу не решить в рамках обзора. 

Для кого: для тех, кто стесняется в этом признаться (не стесняйтесь, учит нас фильм, честность раскрепощает!). И для любителей предыдущих «Оттенков».

«Джон Уик 2»: Баба-Яга против

Самый лихой убийца вселенной, бородатый и нечесаный Джон Уик, любит только свою собаку (уже новую) и тачку (от нее не останется и следа после первой же погони). Убивать он любит гораздо меньше — но такая уж профессия у киллера по прозвищу «Баба-Яга». Убрав в прошлой серии с дороги Иосифа и Вигго Тарасовых вместе с армией их телохранителей, Уик двигается дальше: новая серия — его приключения в Нью-Йорке и Риме. Какие, вы спросите, приключения? Да все те же. Убивать, убивать, убивать — и выживать, несмотря на то, что Джона Уика у нас на глазах раз семь собьет машина. А сколько он получит смертельных ранений — и считать бессмысленно. 

«Джон Уик» — восхитительная франшиза, родившаяся будто из ниоткуда, — осознанное b-movie, которое чурается гротескного постмодернизма образца «Неудержимых», храня серьезность настоящего крутого боевика. Именно поэтому зрители так часто хохочут: это смех удивления и счастья. Но, кроме шуток, режиссер Чад Стахельски — человек с безупречным художественным вкусом. Чем картоннее диалоги, тем изобретательнее и мощнее поединки, хореографию которых хочется назвать эталонной. Недаром действие кочует из музея в музей, с коротким забегом в Линкольн-Центр: перед нами — оригинальный образец contemporary art, отсылающий нас как к античной мифологии, так и к гонконгским боевикам.

Кстати, Стахельски — бывший каскадер из «Матрицы», со времен которой Киану Ривз не играл ничего настолько мощного и цельного. Поэтому не удивляйтесь, когда его герой вдруг встретится с персонажем Лоуренса Фишборна (Морфеус в «Матрице»), по законам «Джона Уика» фактически управляющего миром. Ждем третьей части — и, чем черт ни шутит, возвращения Тринити.  

Для кого: для зрителей боевиков, которым давненько не попадалось ничего достойного. И поклонников первого «Джона Уика».

«Обитель зла: Последняя глава»: Алиса против зомби

Интересно, хватит ли духа режиссеру Полу У.С. Андерсону и его жене-музе Милле Йовович, чтобы действительно поставить точку и попрощаться с их любимой франшизой — «Обителью зла»? Претензий этой серии можно предъявить бесконечно много, но с одним придется согласиться всем: это результат большой любви создателей друг к другу. И, разумеется, к компьютерным играм про зомби-апокалипсис. 

Если другие авторы, берущиеся экранизировать игры, обычно пытаются их очеловечить, насытив фильмы мало-мальски убедительными характерами и сюжетными поворотами (почти всегда без успеха), то Андерсон действует по обратному принципу. Его цель — снять фильм, максимально похожий на компьютерную игру: стремительный, бессмысленный, красивый, буквально брызжущий адреналином и не дающий зрителю шанса задуматься и задаться логичным вопросом «Что за бред?» Шестая «Обитель зла» именно такая. 

Между прочим, параллели с «Алисой в Стране чудес» становятся совсем навязчивыми: копаясь в прошлом своей героини, Андерсон вытаскивает на свет божий еще две Элис, девочку и старушку. Со всеми чудесами этого неуютного Зазеркалья трио боевых Алис справится, как обычно, без труда.  

Для кого: для любителей игр, зомби и Миллы Йовович. А также предыдущих «Обителей зла». 

«Прекрасные дни в Аранхуэсе»: Адам и Ева в 3D 

Весьма причудливый — этим привлекающий одних и отталкивающий других — проект классика немецкого кино Вима Вендерса, сделанный в содружестве с его давним соавтором и товарищем, респектабельным прозаиком Петером Хандке (в частности, тот писал сценарий к «Небу над Берлином»). Сам Хандке снялся в фильме, хотя роль писателя здесь исполнил не он, а Йенс Гарцер.

Безымянный литератор в погожий денек сидит в своем доме за рабочим столом, на ходу изобретая пьесу о мужчине и женщине. А те (Реда Катеб и Софи Семин) сидят, не замечая Создателя, неподалеку в залитом светом саду, неторопливо беседуя о прошлом и будущем, далеком и близком, частном и общем. Им невдомек, что произносят они только те реплики, которые прописал Автор. На столе между Ним и Ней — яблоко, намекающее (вероятно, для совсем тупых) на сад Эдема, откуда наших не юных уже героев никто не собирается изгонять. 

Признаться честно, придуманная Вендерсом конструкция не так восхитительно оригинальна, чтобы полтора часа кряду терпеть банальные и отвлеченные сентенции, из которых состоят диалоги. Единственное развлечение — внезапно возникающий в кадре Ник Кейв, исполняющий на рояле одну из своих классических баллад. Такое впечатление, что авторы и сами заскучали, решив развлечь себя отменной, спору нет, музыкой. Из других развлечений — вальсирующая вокруг персонажей камера, показывающая нам этот эфемерный и умозрительный мир в трехмерной проекции. После «Пины» (не в пример более удачной) Вендерс влюбился в 3D и не намерен отказываться от новой игрушки. 

Для кого: для верных поклонников Вендерса и ностальгирующих зрителей авторского кино 1970-х.

Антон Долин