истории

«Сейчас пишу вам, а с нашей стороны стреляют» Жители Авдеевки и Донецка о ситуации в их городах после возобновления стрельбы

Meduza
15:07, 2 февраля 2017

Украинские танки в Авдеевке, 1 февраля 2017 года

Фото: Евгений Малолетка / AP / Scanpix / LETA

На востоке Украины уже несколько дней продолжаются обстрелы на линии между северными и южными районами Донецка (контролируется пророссийскими сепаратистами) и находящегося примерно в трех километрах от него города Авдеевка (контролируется вооруженными силами Украины). Кто первым открыл огонь и почему — неизвестно. Убитые и раненые есть и среди мирных жителей городов, и среди обеих сторон вооруженного конфликта. «Медуза» поговорила с жителями Авдеевки и Донецка о том, что происходило там в последние дни.

Мария

35 лет, жительница Авдеевки

В воскресенье, 29 января, мы гостили у родителей на улице Заводской с маленькой дочкой. Около 11 утра начало крыть [снарядами] совсем недалеко от нас. Четыре снаряда легло перед домом, вылетело три окна. Родители завтракали в этот момент. Успели отвернуться — правда, осколок стекла задел мамин глаз. Мы с ребенком были в другой комнате. Мне повезло — всего лишь небольшая царапина, до дочки осколки не долетели.

Напротив нашего дома, метрах в 30, ранило женщину. У нее ногу практически оторвало. Ее забрали парамедики — больницы, слава богу, работают. После попадания я сразу же позвонила в полицию, она приехала через 15 минут. Маму осмотрели врачи скорой.

Украинские танки и автомобили специальной миссии ОБСЕ в Авдеевке, 1 февраля 2017 года
Фото: Евгений Малолетка / AP / Scanpix / LETA

С воскресенья обстрелы не прекращались. Утром 1 февраля снова попало в дом к родителям, чудом остались живы. На этой же улице женщина погибла. Родители уехали из города после этого, а мы уехали еще днем раньше, так как в наш многоэтажный дом на улице Коммунальной тоже было прямое попадание снаряда. Сделали выбор в пользу безопасности.

Жизнь в городе, я знаю, не застыла, магазины работают на генераторах. Кто начал, сложно сказать. Когда война — стреляют обе стороны. А абсолютное большинство людей хочет, чтобы нас оставили в покое.

Александр Стандарт

30 лет, инженер-программист, житель Донецка

Я живу на три района — и в Макеевке, и в Кировском, есть квартира и в Киевском районе. Обстреливают почти все районы — проще сказать, где не стреляют. В принципе, и раньше крыли, но хотя бы без «Градов».

Началось вот так плотно где-то четыре или пять дней назад. Примерно тогда же, когда и в Авдеевке. ВСУ начали ровнять [с землей] аэропорт, дээнэровцы дали ответку. Ну и пошло-поехало. Вот уже неделю ждешь, когда и тебе прилетит. Вчера ночью из окна было видно, как «Град» работает.

Эвакуация шахтеров из шахты Засядько, Донецк, 31 января 2017 года
Фото: Александр Ермоченко / Reuters / Scanpix / LETA

Попали во многие дома, школы, больницы, даже в садик прилетело. В шахту Засядько попали — люди оставались под землей. Спустя шесть часов вытащили 207 человек. Говорят, и раненых много, и убитых.

У нас проблемы со светом. Его нет. А из-за этого нет и воды. Отопления тоже нет — насосы не работают. Где есть газ, там топят. Службы все работают — и коммунальщики, и скорая, и интернет есть.

Люди уже привыкли так жить. Кто может, уезжает к родным в другие районы, где потише. Другие остаются. Ополченцы некоторые — которым не все равно — помогают людям выехать. Воду тоже привозят, вроде и гуманитарка есть, я не знаю, никогда ее не получал.

Люди устали от этого всего. И наши нарушают соглашения, и те, а правых в этой ситуации нет. Народ уже давно против всех.

Кристина

37 лет, продавец, жительница Авдеевки

Я сейчас выехала в соседний город, родственники остались. Сейчас обстановка уже получше — если сравнивать с последними тремя днями. Кто стрелял — не знаю. Бахали и те и другие.

Началось все в воскресенье ночью. Днем в понедельник пропали вода и свет. Грелись газом, он пока есть, да и батареи теплые, слава богу. В частном секторе домов много разрушено, в городе, слава богу, не так. Вода у нас была набрана заранее, да и купить ее можно — магазины работают. Волонтеры потом тоже стали воду развозить. Эвакуацию тоже проводят они, но многие выезжают и сами. Паники в городе нет. Много и стариков, и детей осталось.

Александр Бондар

32 года, занимается ремонтом автомобилей, житель Донецка

Я живу в Киевском районе, на Ветке (так раньше назывался поселок при одноименном руднике, сейчас это центр Киевского района Донецка — прим. «Медузы»). Обстановка, честно говоря, не из лучших. Обстрелы идут пять или шесть суток уже. Не могу сказать, что прямо наблюдаю за этим, — у нас тут и так постоянно шум из района аэропорта идет.

Стреляют сейчас постоянно. Есть короткие промежутки — не знаю, наверное, стволы чистят. А так без остановки бьют. В дома попадают не так часто, но прилетает, конечно.

Попавший под обстрелы Киевский район Донецка, 1 февраля 2017 года
Фото: Валентин Спринчак / ТАСС / Scanpix / LETA

Вода и свет есть, но не у всех по району — здесь разные линии поставок электроэнергии. Киоски и магазины работают — я вот только вчера набирал воду. Гуманитарку тоже раздают — от [украинского бизнесмена, владельца многих активов в Донбассе] Рината Ахметова.

Кто молодцы — так это коммунальные службы. В городе каждая лампочка горит! Везде чисто, убирают, хотя обстрелы постоянно идут. Все работает — ЖКХ, скорая. Здесь вообще никаких претензий.

Как у людей настроение? Ну какое оно может быть. Все устали. Многие уезжали и вернулись сюда, а тут опять началось непонятно что. Кто обстреливает — мы здесь не обсуждаем. Нет смысла, зачем.

Яна

46 лет, продавец, жительница Авдеевки

Ничего вообще не предвещало беды. Обстрелы были периодически — они никогда совсем не прекращались. Но таких интенсивных, как последние три дня, не было давно. Пострадали в основном дома, которые находятся возле промышленной зоны. Там люди даже за хлебом не выходили.

Этот обстрел начался по нарастающей — сначала пару раз прилетело, а потом пошло плотно. Перебили коммуникации, которые питают [коксохимический] завод, люди остались без света. Чтобы вы понимали: завод — это тепло и свет для всего города.

Пункт раздачи горячей пищи в Авдеевке, 1 февраля 2017 года
Фото: Евгений Малолетка / AP / Scanpix / LETA

Стрельба три дня не прекращалась ни на минуту, люди не спали в это время. Но ситуация с водой и светом — не первая, уже знаем, как спасаться. Ставим кирпичи на газ, бутылки с горячей водой для детей. У каждого уже свои запасы воды, скважины во дворах.

1 февраля была договоренность на прекращение огня, чтобы ремонтники могли починить свет. Но они не доехали 300 метров — их обстреляли.

Люди держатся, других вариантов у них нет. Эвакуацию объявили, но уехать могут не все — многим ехать просто некуда. Вообще, все устали, хотят простого — спать не в куртке, а в пижаме — и чтобы горячая вода была со светом. Бросать дома никто не хочет, но если завод разрушат, то уедут, конечно, многие.

Петр

32 года, строитель, житель Донецка

Вчера, 1 февраля, вроде объявили об отводе вооружения — начиная с 5 февраля. А это значит, что минимум до этого дня все продолжится.

Вчера не было воды по городу, сегодня с утра есть. Еды полно. Свет тоже есть. При повреждениях достаточно быстро ремонт проводится. Коммунальщики у нас молодцы.

Жилой дом в Донецке после обстрела, 1 февраля 2017 года
Фото: Ирина Геращенко / Sputnik / Scanpix / LETA

Люди устали, говорят, что «Минск» (Минские соглашения, согласно которым в зоне конфликта должно соблюдаться перемирие — прим. «Медузы») надоел, да и Киев, если честно, тоже.

Евгений

34 года, врач-стоматолог, живет в Макеевке, в 25 километрах от Донецка (город контролируется сепаратистами)

Стреляют из Ясиноватой, Макеевки, с окраин Донецка. Стрелять могут днем и ночью. И даже когда люди едут на работу, как это продолжается уже четвертый день.

Еще вчера (1 февраля) в Донецке, Ясиноватой и частично Макеевке не было воды. Повредили фильтровальную станцию. Сегодня частично в Донецк дали воду. Макеевка и Ясиноватая тоже с водой, но напор слабый еще. Частично у нас не было газа, но уже восстановили.

Военная техника увозит людей из жилого дома в Кировском районе Донецка, 1 февраля 2017 года
Фото: Валентин Спринчак / ТАСС / Scanpix / LETA

За последние три-четыре дня Макеевка постоянно попадала под обстрелы. Снаряды падали как на территориях больниц и школ, так были и прямые попадания в жилые дома — многоэтажки, частный сектор. Да и в шахты тоже постоянно прилетает. Слесарю на шахте «Щегловская-Глубокая» оторвало руку сегодня ночью.

Вот сейчас пишу вам, а с нашей стороны стреляют. Похоже на миномет. Если бы по нам стреляли с такой интенсивностью, с какой стреляет так называемая армия ДНР, то от города давно ничего бы не осталось.

Продукты есть, магазины работают. Те, что ближе к зонам обстрелов, закрываются раньше, некоторые супермаркеты даже обкладываются мешками с песком, чтобы защититься от осколков.

Люди в небольшой растерянности. Таких обстрелов не было уже давно. В основном стреляли только на окраинах города, а тут даже из центра начали. Многие просто ничего не понимают. Есть мнения, что это украинская армия начала атаковать, а армия ДНР вроде как отбивается. Но так думают те, кто в центре Донецка живет. Сам я, к сожалению, вынужден наблюдать, как прямо из моего района стреляют дээнэровцы.

Юлиана Скибицкая, Киев