истории

Манифест Reuters о работе агентства с Трампом и новой администрацией Белого дома

Надежный источник
Фото: Susan Walsh / AP / Scanpix / LETA

31 января новостное агентство Reuters опубликовало письмо к своим сотрудникам, посвященное президенту США Дональду Трампу. В обращении главный редактор Reuters Стив Эдлер рассказывает, как одно из самых известных новостных агентств в мире собирается работать с администрацией Трампа, занявшей открыто враждебную позицию по отношению к некоторым СМИ. «Медуза» приводит полный перевод обращения.

Первые 12 дней президентства Трампа (да, всего лишь столько!) были для всех запоминающимися — и особенно трудными для всех нас в новостном деле. Не каждый день президент США называет журналистов «одними из самых бесчестных людей на Земле», а его главный советник по стратегическим вопросам говорит, что медиа — это «оппозиционная партия». Неудивительно, что в воздухе повис вопрос: как писать о новой администрации Белого дома?

И каков же ответ Reuters? Быть в оппозиции? Ублажать администрацию? Бойкотировать ее брифинги? Использовать нашу площадку для поддержки медиа? Есть такие идеи, и каким-то изданиям они подойдут — но не Reuters. Мы и так знаем, что делать, потому что делаем это каждый день по всему миру.

Скажу очевидное: Reuters — это глобальная новостная организация, которая беспристрастно и независимо транслирует новости из более чем 100 стран мира, включая те, где журналистика не приветствуется и нередко оказывается под угрозой. Я бесконечно горжусь нашей работой в таких странах, как Турция, Филиппины, Египет, Ирак, Йемен, Таиланд, Китай, Зимбабве и Россия, в государствах, где нам иногда приходится бороться одновременно с цензурой, уголовным преследованием, отказом в визах и даже угрозами насилия в адрес журналистов.

Мы отвечаем на эти вызовы тем, что делаем все возможное для защиты наших журналистов, тем, что посвящаем себя честной и беспристрастной журналистике, упрямо собираем труднодоступную информацию — и не занимаем никаких сторон. Мы очень редко пишем о себе и своих проблемах — и очень часто о тех вещах, которые имеют влияние на бизнес и жизни наших читателей и зрителей.

Мы не знаем, насколько серьезными станут атаки администрации Трампа в будущем, и не знаем, последуют ли за ними какие-то ограничения для нашей работы. Но мы знаем, что должны следовать тем же принципам, которые определяют нашу работу по всему миру.

Что нужно делать

— Писать о том, что имеет значение для жизни людей, и предоставлять факты, которые помогут им принимать лучшие решения.

— Искать новые источники информации: если одна дверь закрывается, нужно открыть другую.

— Перестать обращать внимание на сообщения для прессы и меньше волноваться об официальном доступе к информации. Эти вещи никогда не были так уж важны. Мы прекрасно освещаем события в Иране при практически полном отсутствии официального доступа. У нас есть свои источники.

— Изучить страну изнутри и узнать, как живут люди, что они думают, что им помогает и мешает, и как они воспринимают правительство и его действия — а не мы.

— Держать под рукой основные принципы Thomson Reuters Trust и помнить, что «верность принципам, независимость и свобода от предубеждений в Reuters должны соблюдаться всегда и всецело».

Что делать не нужно

— Никогда не поддаваться запугиванию, но:

— Не влезать в ненужные конфликты и не становиться объектом новостей. Нам может быть интересна изнанка, но аудитории — редко, и ее симпатии могут быть не на нашей стороне.

— Не проявляйте публично вполне объяснимую ежедневную фрустрацию. Во многих странах мы обсуждаем это внутри редакций — чтобы иметь возможность продолжать работу, не будучи подозреваемыми в личных пристрастиях. Точно так же мы будем работать и в США.

— Не сгущайте краски в репортажах: сейчас у нас есть возможность применить на практике все те навыки, которые мы получили в гораздо более трудных для работы местах, и стать примером для всего мира — а значит, предоставить более свежую, полезную и полную информацию, чем любая другая новостная организация по всему миру.

Такова наша миссия и в США, и по всему миру. Мы имеем мировое значение, потому что мы занимаемся профессиональной журналистикой, одновременно бесстрашной и беспристрастной. Когда мы совершаем ошибки, а это случается, мы исправляем их быстро и полностью. Когда мы не знаем чего-либо, мы об этом говорим. Когда мы слышим слухи, мы отслеживаем и передаем их только в том случае, если уверены в достоверности. Мы ценим скорость, но не спешку: если нужно что-то проверить, мы тратим время и проверяем. Мы стараемся избегать «эксклюзивов на время» — когда информацию даешь первым, но ошибочную. Мы работаем со спокойной верностью принципам не только потому, что так написано в нашем своде правил, но и потому, что на протяжении более 165 лет это позволяло нам делать свою работу максимально качественно.

Перевел Павел Борисов