истории

«Викинг»: русская «Игра престолов» или не очень?

Meduza
15:57, 29 декабря 2016

Фото: «Централ Партнершип»

Главный российский релиз новогодних праздников — древнерусский эпос «Викинг» от продюсеров Константина Эрнста и Анатолия Максимова и режиссера Андрея Кравчука. Картина рассказывает о приходе к власти князя Владимира и крещении Руси. Самую масштабную и дорогостоящую отечественную постановку десятилетия, работа над которой шла семь лет, не раз сравнивали с «Игрой престолов». «Медуза» побывала на премьере «Викинга» и выяснила, в чем принципиальные сходства и различия.

Почему «Викинг» — это российская «Игра престолов»

Выдуманное Средневековье. «Игра престолов» — это экранизация фэнтези-романов Джорджа Мартина из цикла «Песнь льда и огня», действие которых разворачивается в выдуманном мире, напоминающем Европу зрелого Средневековья. В основе сюжета «Викинга» — древнерусская летопись «Повесть временных лет», написанная монахом Нестором в начале XII века, то есть спустя столетие после описанных в фильме событий («Повесть» — один из самых ранних дошедших до нас памятников древнерусской литературы). Авторы фильма неоднократно говорили, что не стремились к исторической достоверности и хотели представить собственную трактовку летописи. Рассказывая о своем персонаже, актер Данила Козловский уточняет, что не играл исторического князя Владимира, а пытался представить свое прочтение этого героя.

Бастарды. Один из главных героев сериала и претендент на трон Семи Королевств — Джон Сноу, незаконнорожденный сын убитого еще в первом сезоне короля Севера Эддарда Старка. Главный герой фильма — сын князя Святослава (также убитого врагами) и ключницы Малуши — Владимир; он оказывается в центре междоусобной войны с братьями Олегом и Ярополком — и в итоге восходит на киевский престол.

18+. Сериал выходит с возрастным ограничением из-за сцен насилия и секса. «Викинг» — первый российский фильм, который появится в кинотеатрах сразу в двух версиях: 12+ и 18+. Во взрослом варианте — больше жестокости; кровь, отрубленные головы и конечности. В семейную версию также не вошли сексуальные сцены с участием Данилы Козловского и Александры Бортич (актриса согласилась полностью раздеться перед камерой, что для современного российского кино большая редкость).

Сюжетные переклички. Стена. Первые пять сезонов «Игры престолов» служитель Ночного Дозора Джон Сноу практически все свое экранное время проводит в Черном замке или на Стене, которая отделяет Семь Королевств от Одичалых. С высоты крепостных стен, окружающих сначала Полоцк и Киев, Владимир из «Викинга» наблюдает за нападением войск Ярополка и печенегов.

Дозор. Именно в отношении кочевников-печенегов в «Викинге» звучит еще одно слово, ставшее частью мифологии «Игры престолов», — дозор. В версии Эрнста, Максимова и Кравчука печенеги дозором обходят подконтрольные им земли.

Ребенок-жертва. Жрица Мелисандра приносит в жертву Владыке Света дочь короля Станиса — Ширен. Сцена сожжения ребенка на костре — одна из самых пронзительных в пятом сезоне сериала. Языческие жрецы в «Викинге» приносят в жертву своему кровавому богу сына воина-христианина из войска Владимира.

Религиозные фанатики. В «Игре престолов» это и Красная женщина, и Его Воробейшество с собственным войском монахов. В «Викинге» старую, дикую веру олицетворяет небольшая группа бритых налысо служителей языческого культа — с немым жрецом во главе.

Великан. Исполинский воин — едва ли не ключевая фигура Битвы бастардов. В «Викинге» его функцию исполняет крупный скандинав в шкуре дикого зверя и в шлеме из черепа неопознанного животного.

Фото: HBO / «Амедиатека»

Авторы. Среди создателей «Игры престолов» — не только автор первоисточника Джордж Мартин, но и шоураннеры Дэвид Бенниофф (сценарист блокбастеров «Троя» и «Люди Икс: Начало. Росомаха») и Дэниел Вайс (для него «Игра престолов» стала первым крупным проектом), а также десяток режиссеров. Постановщик «Викинга» — Андрей Кравчук, известный по фильмам «Адмиралъ» и «Итальянец»; но не меньшую роль в создании картины сыграли ее продюсеры Константин Эрнст и Анатолий Максимов. За последние десять лет они выпустили несколько десятков сериалов, а также два «Дозора», «Турецкий гамбит», «Высоцкого» и продолжение «Иронии судьбы».

Сроки производства. Седьмой сезон «Игры престолов» поклонникам сериала придется ждать дольше, чем обычно: он выйдет на канале HBO в июне 2017-го, а не в апреле, как было в случае с предыдущими частями. «Викинга» зрители ждали около семи лет — о проекте впервые заговорили еще в конце нулевых. Впрочем, долгостроем «Викинга» не назовешь: сами съемки стартовали только в марте 2015-го и продлились 92 съемочных дня — до этого писали сценарий, готовили декорации и костюмы и подбирали актеров.

Бюджет. Новый сезон «Игры престолов» обойдется его создателям в сотню миллионов долларов — сериал телеканала HBO считается одним из самых дорогих в мире. Бюджет «Викинга» — около 1,2 миллиарда рублей (20 миллионов долларов). Получается, одна серия «Игры престолов» стоит примерно столько же, сколько один из самых дорогих фильмов в истории современного российского кинематографа. В России дороже «Викинга» были «Сталинград» Федора Бондарчука (30 миллионов долларов) и «Вий 3D» (26 миллионов долларов) — но их снимали до обвала рубля; на производство «Экипажа» Николая Лебедева, который вышел в прокат в апреле, потрачено около 11 миллионов долларов.

География съемок. «Игру престолов» снимают сразу в нескольких странах, в том числе в Хорватии, Испании и Исландии. Съемки «Викинга» проходили в разных уголках Крыма — на Тайганском водохранилище, в Генуэзской крепости в Судаке, возле Симферополя, в Бахчисарае и на мысе Фиолент, а также под Киевом и в итальянской Равенне.

Масштаб. С 2009 года — тогда началась работа над пилотным эпизодом сериала — в работе над «Игрой престолов» участвовали около ста актеров, а также тысячи статистов, каскадеров, художников, реквизиторов и костюмеров. Команда «Викинга» насчитывает больше трех тысяч человек. Для актеров и участников массовых сцен фильма сшили около двух тысяч костюмов, причем вручную (пришлось досконально изучить коллекции и архивы десятка российских и зарубежных исторических музеев).

Почему «Викинг» — не «Игра престолов»

Князь Владимир — не Джон Сноу. Конечно, у актера Кита Харингтона было больше времени (целых шесть сезонов), чтобы раскрыть характер своего персонажа, чем у Данилы Козловского (фильм длится 133 минуты). Но невозможно не признать, что мотивации Джона гораздо понятнее зрителю, чем действия будущего крестителя Руси.

Фото: «Централ Партнершип»

Авторы «Викинга» не раз говорили, что их интересовала эволюция героя, его превращение из дикого язычника в просветленного мужа. Перед тем, как прийти к богу, Владимир действительно совершил ряд непростительных поступков: на глазах у отца (князя полоцкого Рогволода) изнасиловал непокорную Рогнеду, вслед за чем убил ее родителей и своего родного брата Ярополка; он не препятствовал кровавым жертвоприношениям служителей языческого культа. Однако Владимир — не то чтобы олицетворение зла, он, в общем-то, неплохой парень, оказавшийся в трудных обстоятельствах. Таким образом авторы «Викинга», очевидно, решили обезопасить себя от претензий со стороны верующих зрителей. Рогнеду Владимир насилует под действием Чаши ярости, отвара из галлюциногенных грибов, который пьют перед каждой битвой нанятые Владимиром викинги. Убийство полоцкого князя зрителям не показывают, а смерть Ярополка и христианского мальчика и вовсе происходит без ведома князя.

В финальном монологе Владимир (крупный план на фоне фресок базилики Сан-Витале, построенной в VI веке) берет на себя и собственные, и формально чужие грехи — и тут же от них освобождается. Монолог артиста Козловского, который, видимо, должен был стать самым сильным не только в фильме, но и в его карьере, снят так, что производит скорее комический эффект. Владимир плачет, постепенно осознавая, что натворил, — и теряет свое княжеское величие. Во всех последующих после крещения сценах Козловский больше походит на другого исторического персонажа — Иисуса из Назарета. Но и здесь Джон Сноу оказывается впереди: эффектное воскрешение персонажа в шестом сезоне сериала делает его гораздо ближе к образу Христа, чем благостный вид крещеного Владимира.

Рогнеда — не Дейенерис Таргариен. Кроме лихо закрученных сюжетных линий и неприличного количества смертей главных героев, «Игра престолов» известна противоречивыми характерами своих персонажей — в особенности женских. Серсея — самая жестокая женщина Семи Королевств — любящая мать, готовая отдать жизнь за своих детей. Дейенерис — самая чувственная претендентка на Железный трон — ради власти отказывается от любви.

Кадр: Дирекция Кино / YouTube

Кастинг на главные роли в «Викинге» продолжался около двух лет. В итоге в основной состав попали ключевые актеры современного российского кино. Для Игоря Петренко (он сыграл Варяжко — правую руку Ярополка) и Владимира Епифанцева (воин-христианин Федор) этот материал стал возможностью по-новому раскрыться, а Максим Суханов (наставник Владимира и воплощение темной стороны Князя — Свенельд) просто еще раз подтвердил свой многогранный талант.

Другие актеры, в первый и, скорее всего, последний раз примеряющие на себя средневековые костюмы, так и не вышли из привычной схемы актерской игры. Женские образы в «Викинге» и вовсе сведены до персонажей-функций: дикая бунтарка-язычница Рогнеда (Александра Бортич), которая либо вопит, либо занимается сексом с Владимиром, олицетворяет прошлое князя (то есть Руси), а христианка Ирина (Светлана Ходченкова) — либо многозначительно улыбается, либо плачет — это настоящее и будущее Владимира.

Язык — не враг. «Игра престолов», как всякое масштабное литературное или кинопроизведение, — не только мир образов, но и мир слов. Оригинальную лексику Семи Королевств, в которой есть Одичалые, Белые ходоки, трехглазый ворон, Безупречные, дикий огонь и лютоволк, невозможно спутать ни с какой другой. По словам авторов «Викинга», их фильм не собирался обживать языковую реальность Древней Руси — однако не создал и своей собственной. Герои «Викинга» не используют старославянский, в их речи нет торжественности и пафоса — они говорят репликами и интонациями персонажей российских телесериалов, за которые обычно испытываешь неловкость.

Варяжко — не Тирион. В «Викинге» нет места юмору или самоиронии — и сравнение образов серьезного Варяжко и ироничного Тириона это лишь подтверждает. Большая часть экранного времени отдана под батальные сцены — и они действительно удались оператору-постановщику Игорю Гринякину, который снимал картину без осветительных приборов, закрывая солнечный свет специальными экранами. Кони, люди, корабли, стрелы — по зрелищности и по градусу серьезности «Викинг» легко может сравниться с открытием Олимпийских игр в Сочи (его тоже продюсировал Константин Эрнст).

Фото: «Централ Партнершип»

Возможно, авторам кажется, что тема фильма не предполагает легкомысленности, однако религиозным пафосом картина тоже не перегружена Первое божье знаменье (в виде дождя, который гасит огонь, охвативший Киев) мы видим ближе к середине фильма, в третьей части дождь пойдет опять, а в финале вода захватит весь экран: крестьяне в белых рубахах войдут в реку, чтобы пройти обряд крещения.

Христианство — не Железный трон. Главная загадка «Игры престолов» — кто займет Большой зал Красного замка — шесть лет держит в напряжении миллионы зрителей по всему миру. В чем заключается основной интерес сюжета «Викинга»? Убийство Ярополка, восхождение на киевский престол, принятие христианства — все это удивит лишь юных зрителей, которые еще не успели пройти соответствующие главы в учебнике истории.

Для всех остальных интрига лежит вне самого фильма: в чем сходство Владимира из «Викинга» с бронзовым памятником, установленным на Боровицкой площади в Москве, и вызовет ли киноверсия князя столько же споров, как и скульптура. В одном из интервью, посвященном выходу фильма на экраны, Эрнст уже пошутил: многие теперь будут думать, что памятник Владимиру у стен Кремля — это рекламный ход продюсеров картины.

Саша Сулим