истории

Тимур Кизяков получает деньги из федерального бюджета за съемку детей-сирот и судится с благотворителями. Зачем?

Meduza
Фото: Юрий Самолыго / ТАСС

18 декабря в ходе совещания в министерстве образования РФ стало известно, что помогающая усыновлять детей рубрика в телепередаче «Пока все дома» (Первый канал) оплачивается из федерального бюджета. Производитель «видеоанкет», компания телеведущего Тимура Кизякова, за три года получила за них 35 миллионов рублей из федерального бюджета. Для Первого канала информация об этом стала «новостью», которую руководство телекомпании проверяет. Сам Кизяков заявил «Медузе»: деньги нужны, чтобы гарантировать качество роликов. При этом с благотворительными фондами, которые снимают такие же ролики бесплатно, Кизяков судится — либо критикует их. «Медуза» рассказывает подробности этой истории.

18 декабря журналистка ТАСС Татьяна Виноградова на странице в фейсбуке рассказала о совещании представителей министерства образования и науки РФ с заместителями губернаторов регионов, состоявшемся 16 декабря (Виноградова цитировала информацию ТАСС из закрытой новостной ленты агентства). На встрече, в частности, обсуждалась деятельность телеведущего Тимура Кизякова.

В 2006 году в телепередаче «Пока все дома» (выходит с 1992-го, сейчас — на Первом канале), автором и ведущим которой является Кизяков, появилась рубрика «У вас будет ребенок», посвященная детям из сиротских учреждений. Ведет рубрику жена Кизякова Елена. Для каждого ребенка, появляющегося в рубрике, компания Кизякова ООО «Видеопаспорт» снимала несколько роликов — «видеоанкету». С помощью этих «видеоанкет» потенциальные усыновители знакомились с детьми.

На совещании представитель министерства образования Евгений Сильянов сказал, что за каждую анкету организация Кизяковых получала 100 тысяч рублей в рамках тендеров, которые объявляло ведомство. За три года «Видеопаспорт» снял 350 анкет — это ролики продолжительностью от четырех до 30 минут. Выручка ООО «Видеопаспорт», по данным «Спарк-Интерфакс», за три года составила 35 миллионов рублей.

Как сказала «Медузе» пресс-секретарь Первого канала Лариса Крымова, для телеканала сообщение о коммерческой деятельности ведущего «Пока все дома» стало «новостью». «Мы не участвуем в создании проекта, нам неизвестны детали взаимоотношений авторов с государственными организациями. По сообщению [о тендерах] будем разбираться», — заявила Крымова. Первый канал покупает программу «Пока все дома» у компании «Дом» (49,5% принадлежат Кизякову; еще 49,5% — гендиректору «Видеопаспорта» Александру Митрошенкову).

При этом Тимур Кизяков судится с другими благотворительными организациями, которые производят аналогичные «видеоанкеты» для других детей, поскольку он зарегистрировал права на товарный знак «Видеопаспорт ребенка». «Зарегистрировано оно [название „Видеопаспорт“] для того, чтобы мы несли ответственность за то, что сделали сами, — объяснял Кизяков телеканалу „Дождь“. — Не кто-то там настряпал неизвестно чего, а за то, что делаем мы. Что делают так называемые сподвижники — на фоне одной и той же стены мальчику задают два вопроса, следующему — два [таких же] вопроса. Это что, это не преступление? Это же подмена!»

Премьер-министр России Дмитрий Медведев и супруги Тимур и Елена Кизяковы после вручения премии правительства РФ за реализацию проекта «Видеопаспорт ребенка», 12 января 2016.
Премьер-министр России Дмитрий Медведев и супруги Тимур и Елена Кизяковы после вручения премии правительства РФ за реализацию проекта «Видеопаспорт ребенка», 12 января 2016.
Фото: Александр Астафьев / пресс-служба правительства России / ТАСС

В информационной системе ГАС «Правосудие» есть два иска, поданных «Видеопаспортом». По одному организация смогла запретить предпринимателю из Санкт-Петербурга использовать товарный знак «Видеопаспорт ребенка», а также добилась компенсации в 20 тысяч рублей (требовала 9,5 миллиона).

Другой иск с аналогичными требованиями (размер компенсации снизили до 11 тысяч рублей) был подан против красноярского благотворительного фонда «Счастливые дети». Разбирательство проходило в 2015 году. «На суде представитель „Видеопаспорта“ обмолвилась, что речь идет о запрете на подобные съемки детей-сирот», — сказал в разговоре с «Медузой» директор фонда «Счастливые дети» Олег Юстус. По его словам, «Счастливые дети» отсняли 540 роликов продолжительностью три минуты. Каждый обошелся в три тысячи рублей; пристроить в семьи удалось 150 детей из всех отснятых.

В ходе разбирательства со «Счастливыми детьми» «Видеопаспорт» внезапно отказался от иска. Юстус полагает, что это стало результатом договоренности компании с краевыми властями. «В 2016 году они приехали к нам в Красноярский край, отсняли 28 детей, хотя до этого наше министерство сопротивлялось [их приезду] три года», — сказал Юстус. По его словам, региональное ведомство было заинтересовано в фондах, которые работали в регионе бесплатно, а это «Счастливые дети» и «Измени одну жизнь».

Последний тоже снимает «видеоанкеты» сирот по все стране. На сайте фонда опубликованы 28 тысяч роликов, 10 тысяч из отснятых детей устроены в семьи.

«На их сайте размещено огромное количество роликов абсолютно разного качества», — сказал о фонде «Измени одну жизнь» представитель министерства Евгений Сильянов на совещании. Он отметил, что из-за работы фондов и волонтеров, которые «в лучшем случае на айфон что-то поснимали, потом выложили», у ООО «Видеопаспорт» возникают проблемы. Приезжая в очередной регион, организация, по словам чиновника, не может получить разрешение на съемку детей, поскольку их уже отсняли ранее другие фонды.

«Обратите пристальное внимание на это», — посоветовал он присутствовавшим на совещании вице-губернаторам, отвечающим в своих регионах за социальную сферу.

«Безусловно, три или пять минут, которые длится наша анкета, это не те 40 минут, которые делает „Видеопаспорт“. Мы изначально были нацелены снимать детей, на которых не стоит очередь, — говорит руководитель и соучредитель фонда „Измени одну жизнь“ Юлия Юдина. — Маленьких здоровых детей и без нас возьмут. Мы показываем детей, у которых вторая, третья и так далее группы здоровья» (II группа здоровья — дети с риском хронических болезней, III — дети с хроническими болезнями и патологиями развития, IV и V — дети с пороками и тяжелыми пороками развития).

Юдина говорит, что критика в адрес фонда — «ситуация штатная, не первый год возникает», а также — что ей и раньше приходилось слышать, что Тимур Кизяков высказывает неудовольствие другими фондами, занимающимися подобными съемками. При этом, по ее словам, благотворители из регионов уже говорят ей о поступающих региональным властям «сигналах» — больше работать с компанией Кизяковых, и меньше — с другими.

«Каким бы ни был уважаемым игрок на рынке, он один не сможет охватить всех детей-сирот, их сейчас около 60 тысяч», — считает Юдина.

Скриншот с сайта проекта «Видеопаспорт ребенка»
Скриншот с сайта проекта «Видеопаспорт ребенка»

«Ролики, которые делает этот так называемый фонд, не стоят ни копейки, это дармовщина. Говорю как телевизионный специалист», — заявил в разговоре с «Медузой» Тимур Кизяков. Он считает, что эффективность анкет фонда Юдиной «выеденного яйца не стоит»; тогда как 72% героев его роликов усыновляют.

«Планка должна быть предельно высока. Ролик должен быть пригоден для показа где угодно, хоть на телевидении. Квалификация и ответственность [тех, кто делает анкеты] обязательна. Нельзя давать доступ к детям тем, кто просто хочет, чтобы такой доступ был», — уверен телеведущий. Назвать организации, которые занимаются съемкой «видеоанкет», помимо своей и фонда «Измени одну жизнь», он затруднился.

«У нас по закону усыновление в Америку запрещено. Вверху сайта [фонда „Измени одну жизнь“] есть американский флаг — нажимаете, все становится по-английски. У нас получается, что доступ к 27 тысячам детей получает неизвестно кто. Флаг-то можно было и британский повесить. Это все неряшливость», — говорит Кизяков.

Комментируя информацию о возможном неофициальном распоряжении региональным властям больше работать с «Видеопаспортом», Кизяков сказал, что «если это и есть, то вызвано интересом к качеству работы» его организации.

«Тимур выбирает детей для пиара. Фонд „Измени одну жизнь“ берет любых детей, в том числе, инвалидов, а Тимур — здоровых, симпатичных и потенциально устраиваемых без всяких первых каналов», — заявил в разговоре с «Медузой» представитель российского фонда, занимающегося помощью детям-сиротам. Он попросил не называть своего имени, поскольку «Тимур даже на региональные фонды в суд подает».

Александра Марова, директор Фонда профилактики сиротства, в беседе с «Медузой» также обратила внимание, что «Измени одну жизнь» фокусируется на сиротах, которых сложно устроить, «чтобы там про них ни сняли».

Президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская считает практику съемок видеоанкет «неправильной». «Эта ярмарка детей — игра на грани фола; неэтично озвучивать диагноз ребенка на всю страну в интернете. При нормальной системной работе должен быть индивидуальный подход к ребенку, органам опеки следует работать поэтапно с семьей ребенка, родственниками, с семьями в регионе, в последнюю очередь — с семьями по всей стране. Банк данных должен быть закрытым и только для родителей, прошедших подготовку. У нас в стране сейчас не такое огромное количество детей-сирот (в банке данных около 60 тысяч), чтобы не подойти наконец-то к вопросу по-человечески», — считает Альшанская.

Евгений Берг