Перейти к материалам
истории

«28 панфиловцев»: проходное кино о войне «Медуза» посмотрела экранизацию мифа, о которой все говорят. За вас

Meduza
Фото: Universal Pictures

В российский прокат 24 ноября выходят «28 панфиловцев» Кима Дружинина и Андрея Шальопы. Фильм начинали снимать на деньги, собранные с помощью краудфандинга, но в итоге историю о подвиге героев обороны Москвы поддержали и Минкульт РФ, и Российское военно-историческое общество. В апреле 2015 года — когда съемки картины были в самом разгаре — директор Государственного архива Сергей Мироненко в интервью «Коммерсанту» рассказал, что подвиг 28 панфиловцев — выдумка советской пропаганды, чем спровоцировал критику со стороны министра культуры Владимира Мединского. Закрытая премьера «28 панфиловцев» состоялась 4 октября 2016 в Астане: одними из первых фильм посмотрели президент России Владимир Путин, глава Казахстана Нурсултан Назарбаев и Владимир Мединский. После просмотра министр назвал подвиг панфиловцев «святой легендой», а людей, которые в нем сомневаются, «мразями кончеными». «Медуза» посмотрела картину, оказавшуюся довольно проходным фильмом о войне.

Предыстория

Идея экранизировать один из главных мифов Великой Отечественной — подвиг героев-панфиловцев — принадлежит сценаристу и сопродюсеру фильма Андрею Шальопе. По официальной версии, изложенной в советских учебниках, которая впечатлила будущего кинематографиста еще в детстве, 28 бойцов 316-й дивизии ценой собственной жизни остановили наступление немцев на Москву в ноябре 1941-го (о том, что случилось с панфиловцами на самом деле, «Медуза» уже писала).

Сценарий о подвиге советских солдат был готов в 2009 году: авторы хотели выпустить фильм к 70-летию битвы под Москвой, но ни в 2011-м, ни в 2012-м так и не смогли приступить к съемкам.

Весной 2013 года Андрей Шальопа и режиссер-постановщик фильма Ким Дружинин разместили тизер еще не существующей картины на краудфандинговой платформе и собрали первые три миллиона рублей. На полученные деньги сняли трехминутную сцену и вновь выложили в интернет, чтобы отчитаться перед сотнями народных спонсоров о проделанной работе. Всего команда фильма собрала в интернете почти 35 миллионов рублей — рекордная сумма для России. Информация о проекте дошла и до министерства культуры: осенью 2014-го ведомство выделило грант на съемки фильма, также в финансировании проекта участвовал «Казахфильм». В итоге бюджет картины составил около 150 миллионов рублей.

28 Панфиловцев [HD 4K] | Официальный трейлер | 2016
28 Панфиловцев

Сюжет

Фильм начинается со знакомства советских солдат с немецкими танками. Оно происходит не на поле боя (этому посвящена вторая часть фильма), а на небольшом учебном полигоне, где солдаты отрабатывают технику по обезвреживанию боевых машин. Группа бойцов, взяв доски и лыжи, изображает надвигающийся танк, задача остальных — отрепетировать точный бросок гранаты, способный вывести из строя немецкую технику. Эта почти детская забава переходит в марш, потом — в построение, во время которого политрук Клочков и произносит свою знаменитую духоподъемную речь о невозможности отступления, перефразированную в «Сегодня за нами не только Москва, не только вся наша Родина, сегодня на нас смотрит весь мир». Дальше — окопы и ожидание боя.

Во второй части картины — выстрелы, взрывы, вспаханная пулеметным огнем земля, отказ в помощи и приближающиеся немцы. Панфиловцы отстреливаются, подбивают танки, бросают гранаты и бутылки с зажигательной смесью, изредка произнося фразы вроде «Никто не геройствует, спокойно жжем танки» или «В бою самое тяжелое жить за родину, а не умирать». Не умереть до конца фильма удастся немногим: несколько застывших на фоне заката фигур на финальных кадрах в точности воссоздают мемориал, посвященный 28 панфиловцам у разъезда Дубосеково.

Что получилось хорошо?

Авторы практически полностью отказались от компьютерной графики. По словам режиссеров, почти все, что есть в кадре, — настоящее или снято с помощью комбинированных съемок. Достоверность — одна из главных удач «28 панфиловцев».

Знаки отличия, форма, комплекты снаряжений наших и немцев, танки — команда фильма подошла серьезно к каждой мелочи. Хореографию боя ставили опытные постановщики: все движения техники точно выверены — словно смотришь не художественный фильм, а детальную реконструкцию конкретного сражения. Его участники не говорят, а тоже будто бы реконструируют диалоги, которые могли бы прозвучать в тех условиях, в то время. Вот русский на пальцах объясняет казаху смысл понятия «единство» — в общих чертах это звучит так: «Сейчас деремся за Россию, поэтому мы все русские, когда будем за Казахстан биться, все будем казахами». 

Вместо «СССР» или «Сталин» — именно «Россия»; «Это мать наций, которые она объединила», — так объясняет свое решение режиссер. Хотя «28 панфиловцев» продолжают традицию советского патриотического кино, его создатели сделали все, чтобы зритель отождествлял все «героическое» не с Советским Союзом, а с Россией.

Фото: Universal Pictures

Что получилось плохо?

В перерывах между боями участники битвы под Москвой почему-то обсуждают сюжетные перипетии «Семи самураев» и «Великолепной семерки» — кинохитов, вышедших на экраны гораздо позднее описываемых в «панфиловцах» событий: в 1954 и в 1960 годах. Министр Мединский пошел еще дальше и сравнил «28 панфиловцев» с «300 спартанцами». Но едва ли у перечисленных картин есть что-то общее с работой Дружинина и Шальопы, разве что название, в котором авторы сразу обозначают количество главных действующих лиц. Однако Куросаве, Стерджесу и Снайдеру удалось намертво приковать внимание зрителей к своим героям — и совершенно неважно, сколько их было: семь или 300.

В фильме Дружинина и Шальопы героев, конечно, не 28: главных — около десяти, но проникнуться симпатией у зрителей не получится ни к одному из них. Персонажей «28 панфиловцев» практически невозможно отличить друг от друга, и не потому что актеры похожи, или плохо подобраны типажи: режиссер, возможно, намеренно обезличивает своих героев. Мы ни услышим ни одной настоящей человеческой истории, не прозвучит ни один рассказ о доме, ни одно женское имя.

Авторы лишат зрителя даже романтической линии, казалось бы обязательной для военных фильмов. Когда солдаты будут уходить в последний бой, провожать их выйдет женщина, но зритель так и не увидит ее лица. Лиц лишены и немцы, они в «28 панфиловцах» — тоже безликая масса.

Полная деперсонализация всех участников событий на самом деле максимально сближает фильм 2016 года «28 панфиловцев» с заметкой корреспондента «Красной Звезды» Коротеева — автора главной пропагандистской легенды времен Великой Отечественной войны. Тогда в 1941 году журналисту так и не удалось выяснить ни точное количество погибших бойцов, ни их имен, ни обстоятельств смерти, зато Коротеев сумел в точности передать (то есть придумать) их диалоги, найти в их рядах предателя и расстрелять его как военного преступника. За такое внимательное отношение «28 панфиловцев» к источнику авторов можно было бы похвалить; правда, источник этот — не самый удачный. 

Саша Сулим

Москва